Жизнь после жизни

, Открытия  •  71


Александр Яковлевич, по инициативе Далай-ламы российские ученые получили возможность изучать влияние медитаций на тело и мозг человека. Группа академика Святослава Медведева изучает феномен тукдам - загадочное посмертное состояние тела глубоко медитировавших монахов ("РГ" от 10. 11. 2020 г. "Уйти в себя и не вернуться"). А какова цель ваших исследований?

Александр Каплан: Нас интересуют не изведанные ранее ресурсы мозга человека. Считается, что мы познаем мир, изучая объекты и явления внешнего мира. Трудно поверить, но путешествия в собственном психическом мире могут быть еще более познавательны. Они открывают человеку самого себя, его природу, а, возможно, и природу в целом. Так вот медитации буддистских монахов - способ обратиться к себе, как можно глубже погрузиться в свой психический мир. Исследуя их мозг, мы пытаемся понять, какими ресурсами когда-то наделила нас природа, но которые в значительной мере утеряны современным человеком.

Особенно в нашем цифровом мире, где они становятся невостребованными. Наша память сейчас "переложена" в книги, на электронные диски, а скоро и думать за нас будет искусственный интеллект. Говорят, что это благо, что мозг освободится для творчества от всего лишнего.

Александр Каплан: Я не уверен, что за нас когда-либо будет думать искусственный интеллект. У него нет и никогда не будет собственного человеческого жизненного опыта. А что касается ресурсов нашего мозга, то все очевиднее становится, как "не по-хозяйски" мы их используем. К примеру, работая с группой студентов МГУ, мы по их электроэнцефалограммам (ЭЭГ) обнаружили, что только 30 процентов испытуемых способны в своем воображении четко представить движения собственной руки. Еще 30 процентов удается этому научить, а остальные, похоже, безнадежны, вообще утратили такую способность. А ведь воображение - это основа творчества. И здесь монахи демонстрируют поразительные вещи, как, кстати, и с памятью, сохраняя в уме огромное количество текстов.

Так вот, воображая в медитациях идеалы буддийских учений, например Будду, монахи в буквальном смысле перестраивают свой мозг, становятся похожими в поступках, в мыслях на своих гуру. Более того, в той или иной мере воплощаются в свои идеалы. Но что конкретно в эти моменты происходит в их мозге? Как он меняется? Именно это мы и изучаем.

Словом, вы считаете, что изучение тибетских монахов сможет указать современному человеку путь, если не вернуться, то приблизиться к тому мозгу, которым нас наделила природа. Ваша цель понятна. А зачем все это нужно самим монахам и самому Далай-ламе? Зачем он инициировал ваши исследования?

Александр Каплан: Это сложный вопрос, за ним целая философия. Как я уже сказал, буддийские гуру уверены, что, медитируя, уподобляя себя идеалу, соблюдая морально-этические нормы, монах перестраивает свой мозг в позитивном направлении. Поэтому буддисты во главе с далай-ламой активно проповедуют свое учение. Но западный мир сегодня прислушивается только к науке. Если нам удастся показать, что в результате медитаций мозг действительно меняется, что в нем остается позитивный "след", это будет не только очень важное научное достижение, но и доказательство эффективности буддийских духовных практик.

В учениях буддистов, в теории они, конечно, могут приближаться к идеалу, но как достичь его в реальности? Оставить в мозге след, который делает человека лучше, чтобы он на "автомате" поступал правильно? Или у монахов есть, говоря нашим материалистическим языком, какая-то особая технология медитаций, приближения к идеалу, созданная веками поисков?

Александр Каплан: Мы изучали 13 монахов, которые, согласно учению, проходили этот путь за 8 стадий. Если пользоваться вашей терминологией, то "технология" в самых общих чертах такая. На первой половине пути монахи как бы вживаются в образ, например Будды, настолько, что могут воплотить его в себе. А дальше начинается еще более удивительное. Монахи говорят, что "погружаются" на уровень сознания, где уже нет ни форм, ни мыслей. Эта последняя восьмая стадия называется "ясный свет".

И вот эти метафорические путешествия монаха в себе вам надо зафиксировать приборами? Напоминает изучение экстрасенсов во времена СССР. Кстати, феноменов тогда так и не выявили. А вам удалось увидеть на ЭЭГ состояние "ясного света"?

Александр Каплан: Для монахов эти путешествия не метафорические, а вполне реальные, ведь они переживают при этом целую гамму впечатлений и эмоций. Это очень далеко от экстрасенсов. Монахи не говорят, что "видят" сквозь стену, гадают по фото, принимают мысли на больших расстояниях, что обычно заявляют так называемые экстрасенсы.

Удалось ли нам зафиксировать какие-то стадии медитации, например, "ясный свет"? На сегодня могу только сказать, что мы записали ЭЭГ всех 8 стадий медитации. "На глаз" энцефалограммы в целом такие же, как у обычных людей. Сразу подчеркну, что этого можно было ожидать. Ведь даже многие болезненные состояния мозга на "глаз" тоже незаметны. Они проявляются только при специальных методах анализа. Именно этим мы сейчас и занимаемся, анализируем ЭЭГ монахов с помощью самых современных математических методов с применением элементов искусственного интеллекта.

ЭЭГ монахов станут эталоном для тренировки обычных людей, чья профессия требует максимальной сосредоточенности, предельной логики, концентрации внимания

Но важно отметить, что в ЭЭГ нескольких монахов обнаружились участки, которые могут свидетельствовать об их пребывании в отдельных стадиях медитации. А это значит, что "позитивный след", о котором мы говорили, действительно остается в мозгу. Но, повторяю, эти данные требуют еще серьезной математической обработки.

Словом, пока Далай-ламе рано докладывать о результатах?

Александр Каплан: Он очень просвещенный человек, постоянно интересуется нашими исследованиями, понимает, к примеру, что в связи с COVID у нас все еще недостаточная выборка, всего 13 человек, для полноценного статистического анализа. Как только ситуация позволит, надеемся тут же возобновить визиты в Индию и довести выборку до 35-40 человек.

Предположим, вы сумеете расшифровать ЭЭГ монахов, сможете с уверенностью утверждать, что "позитивный след" найден, отчитаетесь перед Далай-ламой. А каков будет практический выход этих результатов?

Александр Каплан: Монахи для нас как своего рода эталон, как представители вида Хомо Сапиенс, поддерживающие ресурсы своего мозга на уровне, заложенном в них природой изначально. Они показывают, какой высокий у каждого из нас есть потенциал развития. Что касается утилитарного применения? Скажем, есть много профессий, где нужна максимальная сосредоточенность, предельная логика, концентрация внимания. Если будем знать, как выглядят эти состояния на ЭЭГ монахов, то они станут стандартом, критерием для тренировки обычных людей по их собственной ЭЭГ. Вообще здесь много можно нафантазировать, но все фантазии потребуют научной проверки.

Юрий Медведев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров