«Здравия желаю, товарищ… поп?»

, Религия  •  142


Во-первых, как немного лямку боевую и служилую потянувший. Ещё одну штабную крысу видеть в подразделении — нет желания. Возводить силами личного состава часовенки и церквушки — дело хорошее, но абсолютно невместное для одногодичного пионерлагеря, во что превращена срочная служба. Но эмоциональные возражения мой Читатель мало приемлет, поэтому будем холодны и рассудительны. Много вопросов зададим для толковища в комментариях.

Итак, институт «военного священства», значит. «Батюшки в погонах», говорите. Заместители по воспитательной работе среди верующих военнослужащих, баете… Хорошо, пусть так. Институт полковых священников и капелланов штука историческая, с глубокими традициями и славными страницами. Против самого института ничего против не имею.

Великую Отечественную многие священнослужители честно прошли, ордена-медали чин-чином заслужили. Дед рассказывал о нескольких, всегда с большим уважением… Но были они обычными солдатами войны, в штыковые ходили. Сравнивать некорректно, времена другие.

Вопрос первый: каков инструментарий войскового священника и для чего он вообще нужен. Оставляем за скобками душещипательные истории о «мальчики меняются в лучшую сторону», «обретают моральную поддержку», «укрепляют молитвой воинский дух» и т.д. Это софистика. Особенно в свете социологии, когда 85% молодых людей ни слова из «Отче Наш» не знают. Так зачем тогда? С помощью боевого средства поражения (под названием «молитва») чего добиться хотим?

(Иллюстрация из открытых источников)

Закон Божий, если его изучать не факультативно, а с младых ногтей, в крепкой семейной традиции — полезная штука. Слово поперёк не бормотну. Если психика крепкая и способен индивид отделять — волшебное от морального. Такой юноша может стать дисциплинированнее, добрее, чище, будет не столь подвержен гормональным преступным искушениям. Полезный боец, мечта любого взводного. Принимается за вводную.

Теперь реалии XXI века. Полный нигилизм возраста 18-ти лет, в лучшем случае весьма поверхностное представление о религии. Один год лайтовой службы, если не войска постоянной боеготовности. Что успеют вложить в голову военные священники? Понятие «христианской любви»? Или какие-то более сложные доктрины? Может быть, на колени становиться перед собой и иконами научат? Хотя воинской традицией и Уставом это предусмотрено лишь в исключительных случаях, преклоняя одно колено перед Знаменем своей части или государства…

(Иллюстрация из открытых источников)

Как быть с набившей оскомину Конституцией, которой предписано отделение церкви от всего остального? Многоконфессиональность и многонациональность, полное равноправие. Как быть в воинских частях «с чувствами верующих» мусульман, буддистов, протестантов, иудеев, католиков… атеистов и шаманистов? Капище или мечеть дивизионную стройте тогда рядышком с часовенкой, вопрос будет снят.

Сын моего боевого товарища с юморком рассказывал: его командир роты не особо вникал в теологические тонкости организации душ личного состава, зычным матом отправляя «На молитву!» всех оптом. Как на физзарядку. Шли, посмеиваясь. Относясь к этому, как к развлечению. Но, чтобы на исповедь к батюшке добровольно ходили… такого не припомнил отслуживший свой срок Юрчик. Так зачем?

ВДВ… долго не верил, пока не увидел собственными глазами. «Надувной десантный храм»... Вы серьёзно? Там личный состав должен молиться перед ночной атакой на врага после выброски? Что там священник делает, даже с парашютом? Спустившись в расположение натовцев, отпускает грехи, предварительно накачав сооружение «святым Духом»?

Это выглядит сегодня… во-первых, карикатурно (условия современного боя даже справить большую нужду не позволяют, какой тут молебен). Во-вторых, это предмет разбирательства для трибунала (загрузить десантуре вместо боеприпаса и харча — надувательство молельное). В-третьих — это противозаконно.

(Иллюстрация из открытых источников)

Российская армия живёт по воинским Уставам. Как любая другая. Никакие законы не работают, даже уголовщина рассматривается военными прокурорами в парадигме специфики службы. Если что-то упустил за сроком давности, поправьте: где в Уставах есть причастия и молебны для солдат и офицеров? Перед боем-отбоем и по воскресеньям — исповеди?

Пять обязательных для любого мусульманина намазов предусмотрены распорядком? Если нет, тогда это вопиющее нарушение прав гражданина. Если «по желанию» — это не армия, а бардак с отсутствием воинской дисциплины. Начиная с самого верха… Чтобы ровно относиться к «институту священников» в армии — уберите подальше от воинского строя свои гражданские «недосказанности», пожалуйста. Мол, так принято… таковы вековые традиции. Армия — простой и эффективный механизм. Только тогда работающий безупречно, когда всё досконально регламентировано. Согласно Закону.

Для начала будет не лишним внести изменения в Конституцию о «православной армии». Это, как показывает практика, делается легко. На мнение «малых конфессий» можно (как тоже показывает практика) внимание не обращать. Или создавать «мусульманские дивизии», с буддистами-понтонерами и родноверами-партизанами.

(Иллюстрация из открытых источников)

Второе. Армейский язык строг, суров, краток, предназначен для проведения в жизнь эффективных действий, порой неприятных. Куда там нынешняя Православная церковь мостится, со своим иностранным церковнославянским? Я за традиции… только причём тут психика молодых (и не очень) бойцов? Какие великие воинские истины, традиции, приёмы и проблемы современного мира на нём можно растолковать?

Это до революции он был вторым языком для основной массы православного воинства. Слова брали за душу, страх смерти притупляла вера в загробную райскую жизнь. Теперь-то что? Армейской пастве на церковнославянском языке сказать нечего, не придуривайтесь. Не прикрывайтесь «белым шумом» софистики. Прекратите играть возвышенных морализаторов. Это уже не работает, откровенно раздражает.

Когда там на волю выпустили веру православную, позволив слиться в экстазе с безналоговой торговлей табачком, спиртом и прочими радостями бытия? В 91-ом прошлого столетия? Хорошо. РПЦ была предоставлена не только полная свобода действий и экстерриториальность светского законодательства. Дали полный карт-бланш на «воспитание моральных ценностей в подрастающем поколении, возрождение тысячелетних традиций Святой Руси». Приветствую.

Патриарх стал (без всяких ненужных хлопот с изменением Конституции) высшим государственным чиновником категории «А». Его кортежу из «поганых», в неправильной вере сконструированных машин — даже магистрали перекрывают. Про налоговую «прозрачность» поминать… вообще грех смертный и страшный. И что?

(Иллюстрация из открытых источников)

Храмы строятся и восстанавливаются за счёт кого? Оставим за скобками «богобоязненных бизнесменов». Условия игры всем понятны, я вас умоляю… Но аппетиты растут, собственность (дореволюционная) нагло отжимается по сей день. Без изменений в исключительно светской Конституции опять же. Можно с этим мириться? Да, конечно. При одном условии. Если соблюдается негласный «общественный договор» в очень непростые времена.

Готов припрятать в неприличное место собственные атеистические и антиклерикальные убеждения, если получу наглядные и убедительные доказательства. Что РПЦ стала воистину влиятельным общественным институтом. Реально, а не с экранов дуроскопов по немногочисленным «святым дням». Чтобы в моем микрорайоне священники помогали простым людям. Несли «христианскую любовь» собственным примером.

Чтобы они могли собрать (без накачки администраций, РОНО или армейского начальства) хотя бы несколько десятков прихожан и верующих в обычный день, по первому зову. Само собой, вне рамок соответствующего бюджетного финансирования и дисциплинарных нехороших намёков. Для хорошего дела. Пусть в рамках волонтерства любой направленности.

Может, обещанные «воскресные школы» в несколько смен работают? Нет. Они столь же пусты, как сами бесчисленные храмы. Каждый день перед нами десятки (хотя бы единицы) церковной благотворительности, помощь бедным и больным? Не смешите. В хосписах, больницах, домах престарелых, «дурках» и туберкулезных диспансерах санитарками служат специально подготовленные монашки? В мороз раздают горячий суп, а в жару холодную воду — суровые послушники или «православные активисты»? Ага, три раза.

(Иллюстрация из открытых источников)

Припомните хотя бы одну внецерковную активность РПЦ (помимо освящения гражданского или военного объекта). Чтобы рядом перед камерой не маячили (в клубах кадила) почётные представители «светской власти и социально активного бизнеса». Не получается? О, тож… Это дань и верность традициям? Каким именно, уточните. Подробно, с перечислением конкретным. Без балабольства и тумана. Тогда охотно поверю.

А пока впечатление: присутствует острое желание пролезть без мыла во все щели светской жизни. Вместо того, чтобы бесконечно отдавать дань традициям, сформулируйте их в современном понимании. На нормальном языке. Понятном школяру и (тем более) военному человеку. Чтобы это не было бормотанием времён патриарха Никона. Пока заметно одно. Как растёт, крепнет и богатеет ещё одно Федеральное государственное унитарное предприятие — ФГУП РПЦ. Без всякого контроля впитывающее бюджетные деньги.

Институт военных священников? Не возражаю. Только телегу вперед лошади не нужно ставить. Пока туда любовь и доброту нести рано, поверьте. Если полнокровными батальонами начнут приходить с гражданки воцерковленные молодые люди (хотя бы «Отче Наш» наизусть знающие и Декалог с комментариями) — тогда поговорим предметно. Пока выглядит всё… надувной пародией.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров