Вбоквел 3

, Цивилизации  •  257

Уважаемые коллеги. Очень трудно идет. Этот Великий пост вообще нечто. Все болячки, какие есть, собрал на себя. Выкладываю кусок. Жду помощи. Остался только Бубнов.

 

В начале июня в великом княжестве Финляндском стали вырисовываться зачатки бунта. По сообщениям жандармских агентов, границу со Швецией пересекало большое количество вооруженных людей, при полном попустительстве финской пограничной стражи и полиции. В то же время в Швеции стали появляться во все возрастающих количествах английские офицеры, а количество британских боевых кораблей, заходящих в Балтийское море, стало просто беспрецедентным.

И наконец, в конце июня в нескольких финских городах произошли вооруженные выступления. Нельзя сказать, что это стало неожиданностью для верховной власти империи, хотя участие Британии в подготовке и осуществлении этого выступления стало крайне пренеприятным фактом. Однако в главном британцы просчитались. Вооруженное выступление, назначенное на 27 июня, пришлось в спешке начинать ранее, потому что 25 числа флот, по боевой тревоге, вышел в море. Оставшиеся в финских портах корабли были приведены в боевую готовность, и когда вооруженные группы мятежников попытались захватить то немногое, что осталось в портах, их ждал смертельный сюрприз. Орудия и пулеметы собрали свою кровавую жатву. К великому удивлению команд, довольно много захваченных в плен раненых оказались шведами, некоторые даже имели паспорта. Кроме них в плен попали англичане и несколько норвежцев. Однако без потерь не обошлось. Некоторые захваченные в доках и у достроечных стенок суда были выведены из строя или утоплены. Среди экипажей большей частью потеряны те, кто оставался на берегу, в больницах, квартирах или в питейных заведениях. Причем жестокость расправы над большей частью безоружными матросами поражала даже видавших виды фронтовиков. Около сотни утопленников, поднятых из воды, оказались с перерезанными поджилками рук и ног. Эти раны наносили живым и сбрасывали в воду. Пострадало и русское гражданское население.

Это выступление было подавлено с предельной жесткостью. Несмотря на вой пробританской прессы, фото и описание жестокостей, произошедших в Финляндии, потрясли послевоенную Европу.

Однако события только развивались. 1 августа у Толбухина маяка подвергся атаке крейсер «Олег». Моторный катер, неожиданно выскочивший из полосы тумана, попал самоходной миной в борт у левой кочегарки. Накренившийся корабль с трудом довели до Кронштадта. 14 августа несколько неизвестных самолетов сбросили бомбы на Военную гавань Кронштадта, а 16 августа неизвестный самолет бомбил Летний сад в Петербурге.

В 3 часа 45 минут 18 августа с наблюдательного пункта зенитной батареи форта «Обручев» было сообщено, «что со стороны Финляндии слышен звук моторов». Зенитные орудия кораблей и крепости немедленно привели в боевую готовность, а с появлением аэропланов открыли огонь. Первые пять машин сбросили на Кронштадт 13 бомб, затем еще семь самолетов сбросили по одной большой бомбе каждый. 

В результате бомбардировки возникли пожары портовых сооружений, а танкер «Татьяна» получил повреждения от взрыва бомбы; особенно ожесточённой атаке был подвергнут стоявший на Малом Кронштадском рейде сторожевой эсминец «Гавриил».

В 4.20 на "Гаврииле" заметили четыре катера по направлению к Ораниенбауму около восточного знака Морского Канала и одновременно услышали сильный взрыв у стенки гавани, в месте расположения мастерских Балтийского завода. Как впоследствии выяснилось, взрыв произошел от торпеды, выпущенной одним из катеров в эсминец «Гавриил». Торпеда, пройдя мимо, взорвалась возле стенки.

Открыв по катерам огонь, «Гавриил» первым же выстрелом потопил один из них вблизи восточного знака Морского Канала. Остальные три катера ушли к Военному углу стенки гавани. Почти одновременно эсминец заметил два или три катера, шедшие с большой скоростью от Военного угла вдоль стенки, по направлению к входу в Среднюю гавань. Кроме того, он обнаружил катера, пытавшиеся прорваться из-за Военного угла гавани. Этих последних огнем своих пушек «Гавриил» отогнал обратно.

По катерам, шедшим вдоль стенки, эсминец не стрелял, опасаясь своими снарядами попасть в суда, стоящие за ней в гавани. Три катера, войдя в Среднюю гавань, направились: два – к линкору «Полтава», третий – к Рогатке Усть Канала (вход к доку Петра I). Однако они были атакованы катерами-истребителями №5 и «Дерзкий». Из-за атаки истребителей первый катер промахнулся по линкору «Полтава», но второй катер подорвал его двумя минами. Третий катер попал минами в линкор «Андрей Первозванный». 

В то же время катера обстреливали из пулеметов суда у стенки гавани. При выходе из гавани два катера в 4.25 были потоплены огнем эсминца «Гавриил». Третий катер загорелся, подвергся обстрелу катеров-истребителей и взорвался...

С «Гавриила» спустили шлюпку, которая в два рейса подобрала девятерых матросов, из них трое офицеров. Все они оказались английским моряками. Остальные катера, не пытаясь больше прорваться из-за Военного угла гавани, ушли северным фарватером. За ними погнались еще несколько истребителей, но пользуясь преимуществом в скорости, неизвестные катера оторвались от погони. Немедленно были подняты самолеты-разведчики, посланные проверить финское побережье и особенно Терриоки и Бьерке.

В тоже время одна из дозорных подводных лодок донесла, что была атакована неизвестным эсминцем.

К тому времени воздушный налет закончился. Два нападавших аэроплана были сбиты. К удивлению спасателей они несли наспех намалеванные неизвестные эмблемы поверх британских опознавательных знаков и пилотировались британцами же. После атаки, в течение дня 18 августа неизвестные самолёты произвели еще одну бомбардировку Кронштадта.

Воздушная разведка обнаружила пожар в яхт-клубе Терриоки и уходящий в море катер. Затем разведчик сообщил, что его атакуют самолеты. Связь прервалась.

К тому времени пришло сообщение от второй дозорной подводной лодки «Пантера». Она потопила атаковавший ее эсминец под британским флагом. Немедленно вызванный английский посланник не смог ничего объяснить и в присутствии императора связывался с МИД Британии…

…С окончанием войны должность главнокомандующего была упразднена, но внимая многочисленным просьбам офицеров, генералов и подавляющего большинства нижних чинов адмирал Романов был назначен императором Михаилом главным генерал-инспектором армии и флота. За ним оставалось шефство над Воздушным флотом, а также устройство новообразованных Бронеавтомобильных войск. И к этим последним адмирал относился с особенным интересом…

…- Припомни, князь, бомбежку на Эзеле. Как твои еропланы воронки огибали? А ведь это еще не поле боя. Там воронок поболе будет, да всяких разных. Поэтому как ни прост колесный движитель, гусеничный в таких условиях лучше.

- Да он медленный и грохочет – за версту слышно. А о надежности вообще промолчу.

- Надежность дело наживное. Хотя году в пятнадцатом англичане из стали Гальфильда, что ли, каски делали. Так вот эта сталь пусть на гусеницы и пойдет. И как там запрос в привелегили… короче в патентный отдел по Блинову и родственникам его?

- Да послан запрос. Только что там найдут?

- Вот, князь, не хочется тебя нехорошими словами обижать, а ведь придется. Человек еще в прошлом веке гусеничный трактор изобрел и построил. Гусеничный ход для вагонов сделал. Нефтяной двигатель придумал и смастерил. Погоди-ка! С ним некий Мамин работал. Он ведь тоже по двигателям. Тринклер уже у тебя есть. Короче, князь. В тракторе Блинова 80 % русского танка уже есть. А завтра потрудимся над Остин-Путиловцем.

…Называлась она «Шарошкина контора». Великий князь, услышав, что сие означает, долго смеялся, вытирая слезы, а потом посерьезнел и сказал: «Быть по сему». Несмотря на свое несерьезное название, данная структура, организационно входящая в состав императорских механических мастерских, была богато оснащена. Собственная литейная, большой станочный парк, был даже 50-тонный пресс. Только жители этой конторы были совершенно не похожи на обычных мастеровых. Создатель Царь-танка Лебеденко, конструктор «вездехода» Пороховщиков, автор «самоходки всея Руси» Менделеев. Они, иногда до хрипоты споря, иной раз молча выполняли задание государственной важности. Во дворе конторы стояли полуразобранный «Сен-Шамон», развинченный Рено ФТ-17М, и дикая мешанина отдельных деталей. Российская империя позже всех обзавелась бронированными «лоханями». Имелись различные «производные» из импортных тракторов. Но к середине 1919 года императорские мастерские произвели на свет аппарат, который позже завоевал звание «Русского танка». Деревянные колеса от грузовика, сложной формы днище, рессорная подвеска колес, установка пушки на центральном штыре, мощный мотор, реверсивная коробка передач. Все это, причудливо упакованное в коробчатый клепаный корпус, было совершенно непохожим на современные ему «танки». Естественно, это был опытный экземпляр и его еще долго доводили. Но в 1923-ем уже был сформирован отдельный танковый батальон.

В 1919 году автомобильный отдел генерального штаба объявил о конкурсе армейских автомобилей. Согласно условиям принимались к испытаниям автомобили трех категорий:

1. Грузоподъемностью 1,5 тонны;

2. Грузоподъемностью 3 тонны;

3. Грузоподъемностью свыше 3 тонн

Приглашения были разосланы французским, американским, российским заводам. В то же время начинающийся голод в различных подшипниках решили прекратить постройкой второго Государственного подшипникового завода в Хабаровске. Оборудование для завода приобретали в САСШ.

В следующем 1920 году инженерный отдел генштаба предоставил императору Михаилу окончательный проект формирования строительной армии. Через год I-й инженерно-строительный корпус трудился на возведении завода в Хабаровске, а отдельные взводы инженер-геологов разъехались по стране со специальными заданиями…

… Натужно ревя двигателями «Илья Муромец» взлетел с аэродрома Дубково и принялся «ходить» по коробочке испытательного маршрута. Стоявший в кабине великий князь неожиданно наложил на себя крестное знамение и дрогнувшим голосом сказал: «Ну, ребяты, с Богом». После этих слов три молодых механика по очереди вылезли на правую плоскость и, пристегнувшись к лееру, медленно пошли к крайнему двигателю. Главный механик перевел мотор в режим малого газа, заодно отрегулировав и крайний левый двигатель. А затем и вовсе выключил оба мотора. Между тем поймав петлей вращающийся винт, механики облепили его на долгих полчаса…

…Наконец, тяжело дыша, механики, закончив свои трудоемкие дела, ввалились в кабину. Двигатели были запущены, а вот внутренние переведены на малый газ. Еще через час такого странного полета «Муромец» пошел на посадку…

 - Господа механикусы! Специалисты УВАРи провели необходимые вычисления и установили, что положение лопастей винта, при одинаковом вращении вала двигателя, одинаковой скорости и одинаковой высоте, а также погодных условиях имеет очень важное значение. Фактически, что и было установлено вчерашним испытательным вылетом, несколько усовершенствовав отдельные механизмы и не прибегая к увеличению запаса топлива, можно до трети увеличить продолжительность полета. Остается лишь создать механизм, который позволит это сделать. Прошу господ секретарей раздать предварительные наброски участникам…

Там же через несколько минут.

- Господин адмирал! Вот результаты Кронштадтского расследования…

На следующий день в морском министерстве.

- Господин морской министр, господа адмиралы, флагманские инженеры и механики! Относительно «Кроншадтской побудки» предварительное расследование завершено. Без наших «озабоченных» британских друзей здесь не обошлось. И хотя господа просвещенные мореплаватели получили по зубам, но им удалось с большим трудом выкарабкаться из этой щекотливой ситуации.

Однако же мы понесли некоторые потери, о которых и пойдет речь.

На этих словах помощники по знаку адмирала Романова развесили красочные плакаты.

- Серьезно поврежден линкор «Андрей Первозванный@raquo;. Торпеды попали в борт у кормовой восьмидюймовой башни. Вышли из строя механизмы башни и получили сильную «контузию» главные механизмы. Линкор, образно говоря, охромел на правый вал.

В «Полтаву» также попали две торпеды. Это совместно с ранее нанесенными повреждениями очень сильно снижает его боевую ценность. Слава Богу, что погреба главного калибра 2-й башни были почти полностью выгружены. Иначе мог произойти взрыв, настолько точно попала вторая торпеда в пролом. «Память Азова», к счастью, не пострадала, хотя по ней отстрелялись дважды. Иначе детонация трехсот мин навеки упокоила бы множество людей и кораблей. Но в любом случае у нас есть потери, и с этим надо что-то делать.

На основании вышеизложенного предлагаю следующее:

1. Все броненосцы Балтийского и Черноморского флотов, за исключением ниже поименованных кораблей, разоружить и продать на слом. Команды частью уволить в запас, частью перевести на строящиеся и некомплектные корабли.

2. Капитально отремонтировать и модернизировать за счет линкора «Полтава» линкоры «Андрей Первозванный» и «Император Павел I» по предлагаемому проекту.

3. Отремонтировать и изучить возможность довооружения крейсера «Рюрик II» 254-мм орудиями и назначить флагманом Северной флотилии.

4. Достроить крейсера типа «Светлана» по измененному проекту с заменой котлов и модернизацией механизмов.

5. Осуществить строительство на Черном и Балтийском морях мощных истребителей эсминцев. Высвободившиеся боевые корабли отправить в состав Северной флотилии.

6. Дредноуты класса «Измаил» достроить и довооружить в количестве двух. Остальные продать на слом.

7. Достроить дредноут «Император Николай I».

8. Сосредоточить усилия на строительстве легких сил, а программы строительства новых дредноутов и других крупных кораблей заморозить на десятилетний срок.

9. В кратчайший срок разработать и запустить в массовое производство универсальный, минно-трально-сторожевой корабль водоизмещением до 600 тонн.

10. На основании опыта применения торпедных катеров противником, разработать и строить сериями торпедные и сторожевые катера в одном корпусе.

‹ Стратегические дали РЛК «Небо-МЕ» Виктор Ганшин. 22 июня 1941 года ›

Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги