В эоценовых отложениях найдена змея, проглотившая ящерицу с жуком в желудке

, Артефакты  •  189
Общий вид змеи Palaeopython fischeri с ящерицей в желудке
из карьера Мессель (средний эоцен, 48 млн лет).

Ящерица Geiseltaliellus maarius (показана оранжевым),
проглоченная змеей
P. fischeriГолубым отмечено
насекомое в желудке ящерицы. 

Слева — кутикула неизвестного насекомого, находящегося в
желудке ящерицы
G. maarius. Фото из обсуждаемой статьи
в 
Palaeobiodiversity and Palaeoenvironments.Справа —
крыловые чешуйки бабочек, обнаруженные в кишечнике
летучих мышей из этого же местонахождения; снимок сделан
сканирующим электронным микроскопом. 

Немецкие палеонтологи сделали уникальную находку в эоценовых отложениях карьера Мессель (Германия). Они обнаружили змею, в желудке которой находится только что (на тот момент) проглоченная ею ящерица. Ящерица же, перед тем как стать жертвой змеи, успела закусить насекомым. Таким образом, в руки ученых попали сразу три звена древней пищевой цепи.




Немецкий карьер Мессель известен благодаря многочисленным окаменелостям, относящимся к среднему эоцену (около 48 млн лет назад). В эоцене на этом месте было кратерное озеро. Предполагается, что его глубинные слои были отравлены вулканическими газами, которые к тому же периодически прорывались на поверхность. Из-за этого в озеро попадало, помимо многочисленных насекомых, колоссальное количество наземных позвоночных.

Одно только непарнокопытное еврогиппус (Eurohippus) размером с небольшую собачку найдено в Месселе в количестве 39 экземпляров, среди которых попадаются беременные самки с зародышем в утробе и окаменевшими мягкими тканями матки! Такая исключительная сохранность объясняется токсичной анаэробной средой на дне водоема, защищавшей останки животных от разложения (J. L. Franzen et al., 2015. Description of a well preserved fetus of the European Eocene equoid Eurohippus messelensis).

Благодаря этой же палеообстановке уцелела и уникальная ископаемая «матрешка» из змеи, ящерицы и насекомого, описание которой на днях было опубликовано в журнале Palaeobiodiversity and Palaeoenvironments. «Матрешка» образовалась, когда метровая удавообразная змея, относящаяся к виду Palaeopython fischeri, проглотила 20-сантиметровую игуанообразную ящерицу Geiseltaliellus maarius и затем упала в озеро. Вместе с собой она погребла и последний обед ящерицы — жука или какое-то другое насекомое.

Вообще, изучение содержимого кишечников ископаемых животных — это довольно рутинная задача для палеонтологов. Скажем, никого не удивишь рыбой или головоногими моллюсками в пищеварительном тракте ихтиозавров. Чуть больший ажиотаж вызвала находка первых птиц конфуциусорнисов в желудке хищного двуногого динозавра из нижнего мела Китая (L. Xing et al., 2012. Abdominal contents from two large Early Cretaceous compsognathids (Dinosauria: Theropoda) demonstrate feeding on confuciusornithids and dromaeosaurids).

Однако чаще всего такие окаменелости могут рассказать нам только о двух звеньях пищевой цепи — о самом животном и об организмах, которые оно съело. Но чтобы в кишечнике съеденного существа уцелела его собственная трапеза — это действительно исключительный случай. Такое может произойти, только если организм более высокого трофического уровня погиб, не успев приступить к перевариванию добычи.

Именно это и произошло в случае змеи P. fischeri. Современные ужи и питоны полностью переваривают своих жертв за 3–4 дня. Поскольку ящерица, проглоченная змеей, не демонстрирует следов переваривания, то она провела в желудке не больше 1–2 суток. Кстати, ящерицу змея P. fischeri заглатывала головой вперед — так же поступают с мышами и другой длиннохвостой добычей и современные змеи.

О насекомом, которое успела проглотить ящерица перед тем, как стать добычей змеи, можно сказать немного. На поверхность проступает лишь часть его кутикулы, которая отливает всеми цветами радуги. Подобная блестящая окраска сохранилась у многих насекомых из Месселя, в особенности у многочисленных в этом местонахождении жуков-златок. Впрочем, авторы статьи не решились идентифицировать насекомое хотя бы до уровня отряда.

На сегодня известен всего лишь один аналогичный пример ископаемой «матрешки», состоящей из вложенных друг в друга трех звеньев пищевой цепи. Речь идет о пермской акуле, найденной в Германии. Перед смертью она проглотила двух темноспондильных амфибий, в кишечнике одной из которых находилась полупереваренная рыба-акантода. Впрочем, с сохранностью этой рыбе не повезло, как и проглоченному ящерицей насекомому (J. Kriwet et al., 2008. First direct evidence of a vertebrate three-level trophic chain in the fossil record).

Справедливости ради стоит отметить, что существуют и промежуточные случаи, когда первое звено пищевой цепи не сохраняется in situ в организме второго звена, но, тем не менее, вперемешку с его остатками присутствует в пищеварительном тракте существа наиболее высокого трофического уровня.

Например, в кишечнике летучих мышей из того же карьера Мессель в следовых количествах была обнаружена пыльца — согласно исследователям, она могла попасть туда вместе с насекомыми, которыми летучие мыши питались. А фрагменты насекомых, включая крыловые чешуйки бабочек, в пищеварительном тракте мессельских летучих мышей не редкость (J. Habersetzer et al., 2009. Paleoecology of early middle Eocene bats from Messel, FRG. aspects of flight, feeding and echolocation).

Так что ящерицы G  maarius были далеко не единственными насекомоядными животными в Месселе. Кстати, проглоченный змеей экземпляр был не самым крупным представителем данного вида. В кишечниках более взрослых особей G. maarius ранее находили остатки растительной пищи.

Возможно, с возрастом диета этих ящериц смещалась от насекомоядности к всеядности — известно, что современные ящерицы василиски, относящиеся к тому же семейству Corytophanidae, что и мессельская G. maarius, в юности питаются исключительно насекомыми, а затем начинают добавлять к своей диете цветы и семена.

Судя по удлиненным фалангам пальцев, длинному хвосту и длинным задним конечностям, G. maarius вела древесный образ жизни. Следовательно, змея P. fischeri также могла лазать по деревьям. Но не исключено, что она поймала ящерицу, когда та спустилась на землю. Так или иначе, ископаемые «матрешки» дают дополнительные возможности для палеоэкологических реконструкций, в чем и состоит их основная ценность.

Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги