Упущенный шанс Галицкой Руси

, Прошлое  •  81


Шумят победно русские знамёна,

Блестят на солнце русские штыки,

Свободным встань, народ порабощённый,

Встречай с любовью братские полки!

Эти строки неизвестного русского поэта были написаны ровно 105 лет назад, в такие же тёплые и солнечные дни 1914 года. Те самые дни, когда Первая мировая война, уже названная «Великой» и даже «Второй Отечественной», ещё только начиналась, и никто не мог предположить, сколь трагичным будет для России её завершение.

А тогда, в 1914-м, патриотическое воодушевление охватило самые разные круги Российской империи, в том числе тех, кто ещё вчера фрондировал своей оппозиционностью. Русская императорская армия сражалась отчаянно. И если на восточно-прусском направлении мы уже в первый месяц войны потерпели поражение от германских войск Пауля фон Гинденбурга, то южнее, в землях Галиции, принадлежавших Австро-Венгрии, происходил самый настоящий Русский прорыв.

Сводки с Галицийского фронта поступали самые радостные и обнадёживающие. Так, в телеграмме Верховного главнокомандующего Русской императорской армии великого князя Николая Николаевича Его Императорскому Величеству плохо скрывались эмоции:

«Счастлив порадовать Ваше Величество победой, одержанной армией генерала Рузского под Львовом, после 7-дневнего непрерывного боя... Австрийцы отступают в полном беспорядке, местами бегут, бросая лёгкие и тяжёлые орудия, артиллерийские парки и обозы. Взято много пленных».

Вступление российской армии во Львов. Фото: www.globallookpress.com

В те же самые дни в своём знаменитом дневнике император напишет: «Днём получил радостнейшую весть о взятии Львова и Галича! Слава Богу!». Но если сегодня город Львов воспринимается исключительно как политический центр западноукраинской русофобии, место, где ненавидят всё русское, а одна из центральных львовских улиц носит имя Джохара Дудаева, то столетие назад освобождения Львова от австрийских войск с нетерпением ждали не только в Петрограде и Москве, но и в самой Галиции. И именно об этом стоит рассказать особо.

Даниил Галицкий: нерусский выбор русского князя

Даниил Галицкий. Фото: www.globallookpress.com

Тот, кто знает историю Древней Руси хотя бы в рамках внимательного изучения школьного курса, может вспомнить, что в числе древнерусских княжеств в разные времена были Галицкое и Галицко-Волынское. Междоусобная раздробленность Земли Русской пагубно сказалась в период татаро-монгольского нашествия, когда разрозненные княжества не смогли оказать достойный отпор вторжению.

А дальше перед русскими князьями XIII века оказались два пути, наиболее ярко и образно связанные с именами Александра Невского и Даниила Галицкого. Родственники, оба из Мономаховичей, они по-разному сделали исторический выбор. Причём не только за себя и свои земли, но фактически за весь Русский мир, цивилизационно разделившийся ещё семь столетий назад, хотя возможности исцелить, спаять это разделение сохраняются даже сегодня.

Конечно, было бы большим упрощением считать, что князь Галицкий Даниил Романович изначально был «западником». Нет, он отнюдь не стремился подчинить свои земли Римско-католической церкви и уж совершенно точно не был полонофилом. Более того, именно князь Даниил освободил значительную часть своего княжества от поляков. Однако, выбирая между «двух зол», он решил, что римский папа – меньшее, чем восточные орды кочевников, и принял от него королевский титул.

Князь Александр Невский. Фото: pravoslavie.ru

Князь же Александр Ярославич, более известный как Александр Невский, сделал противоположные выводы. Вот как об этом писал историк-евразиец Георгий Вернадский:

Александр Невский, дабы сохранить религиозную свободу, пожертвовал свободой политической, и два подвига Александра Невского – его борьба с Западом и его смирение перед Востоком – имели единственную цель – сбережение Православия как источника нравственной и политической силы русского народа.

Справедливости ради стоит заметить, что когда в 1255 году папа римский Александр IV благословил литовского короля Миндовга «воевать Русскую землю», король Галицкий Даниил разорвал отношения с папой (даже несмотря на то что Миндовг к тому времени уже был его тестем). Конечно, всё это были столкновения в рамках русской междоусобной раздробленности, но в целом нерусский цивилизационный выбор был сделан. Галицкая Русь на долгие годы оказалась частью западно-христианского мира.

«Я русин был, есмь и буду...»

Между серединой XIII и началом XX столетий – целая пропасть. Но, несмотря на то, что большую часть этого времени Галицкая Русь находилась под властью Польского королевства, затем – польско-литовской Речи Посполитой и, наконец, после раздела последней – в составе Австрийской (Австро-Венгерской) империи, здесь никогда не забывали своей русскости. И вплоть до 1793 года эти земли назывались «Русским воеводством» (Województwo ruskie), хотя и подвергались ополячиванию и окатоличиванию.

Как и в соседней Подкарпатской Руси, в Галиции всегда сохраняли память о том, что где-то далеко в Москве есть родной по крови Русский Царь и родная по духу Русская Церковь. И, несмотря на то что происками римо-католических иезуитов православные христиане западнорусских земель в 1596 году были обращены в греко-католическую Брестскую унию, движение за воссоединение с Московским Царством, с молодой, но стремительно укрепляющейся Россией, здесь не прекращалось.

В первой половине XIX века, когда значительная часть западнорусских земель уже вошла в состав Российской империи, в землях бывшей Речи Посполитой, оказавшихся в составе Австрийской империи, началось массовое русофильское движение. Одним из самых ярких его представителей стал закарпатский греко-католический священник отец Александр Духнович, автор русинского гимна «Я русин был, есмь и буду». Он активно распространял русский литературный язык среди населения Подкарпатской Руси, настаивая, что именно этот язык является общерусским, несмотря на диалектные различия.

Греко-католический священник отец Александр Духнович. Фото: www.globallookpress.com

Несмотря на то, что большинство русофилов формально были греко-католиками, они стремились к единству с Русской Церковью, за что подвергались многочисленным репрессиям. Более того, униатство в Галицкой и Подкарпатской Руси тогда именовалось «русской верой», чьи представители, несмотря на формальное церковное единство, воспринимались римо-католиками потенциальными «предателями» и фактически «унтерменшами».

При этом сами восточно-славянские обитатели Галиции и Закарпатья (включая значительные территории современных Польши и Словакии) именовали себя не иначе как «русинами» или, проще, «руськими людьми». Разумеется, никаких «украинцев» в то время там не было и в помине. Но именно зарождающееся «украинство» австро-венгерские политтехнологи второй половины XIX – начала XX века избрали в качестве наиболее эффективного противовеса галицкому и подкарпатскому русофильству. Трагический XX век показал, что враги русского единства в этом не просчитались.

Но пока была жива Российская империя, у русофильского движения шансы сохранялись. Но не столько благодаря петербургским чиновникам, сколько благодаря поддержке со стороны русских славянофилов и консерваторов. Так, известный русский монархист граф Владимир Бобринский активно поддерживал русофильскую прессу Австро-Венгрии и даже создал «Галицко-русское благотворительное общество».

Спасение и трагедия Подъяремной Руси

Галицкие и подкарпатские русофилы отнюдь не походили на современных грантоедов. За идею общерусского единства они немало пострадали. Так, широко известен Процесс Ольги Грабарь 1882 года, инициированный австро-венгерскими властями по обвинению в «государственной измене» группы галицких русофилов во главе с Ольгой Грабарь, дочерью одного из основателей этого движения Адольфа Добрянского и матери известного русского искусствоведа, художника и реставратора Игоря Грабаря.

Адольф Добрянский. Фото: www.globallookpress.com

Позднее по той же схеме были проведены два Марамарош-Сигетских процесса 1904 и 1913 годов против закарпатских русинов, обвинённых в попытках пророссийски (говоря сегодняшним языком, «сепаратистски») настроить местное население. Вплоть до сегодняшнего дня в Закарпатье немало людей, свято хранящих память о жертвах тех лет, хотя советские власти, а затем и власти «Незалежной» делали всё, чтобы подвиг закарпатских и галицких русофилов XIX – первой половины XX столетий был опорочен и забыт.

К уже упомянутым процессам примыкали многочисленные индивидуальные уголовные дела против русофилов Галицкой и Подкарпатской Руси, в том числе – в священном сане. В итоге многие тысячи сторонников воссоединения с Россией и Православной Церковью в годы Первой мировой войны оказались в австро-венгерском концентрационном лагере Талергоф и военной тюрьме (а по сути, тоже концлагере) Терезин и были физически уничтожены. Подчас под предательское улюлюканье братьев по крови, уже успевших к тому времени записаться в «украинцы».

На этом фоне взятие Галиции войсками Русской императорской армии в сентябре 1914 года было уж точно не банальной реализацией «имперских амбиций» России. И даже не просто чаемым столетиями воссоединением Русских земель. Но настоящим спасением от подлинного геноцида единоверцев и соотечественников, населения «Подъяремной Руси», как сами русины называли оккупированные Австро-Венгрией Галицкую и Подкарпатскую Русь.

Одной из жертв тех дней стал прославленный в лике святых православный священномученик Максим Горлицкий. Этот священник запомнился своей последовательной позицией по обращению русинов из греко-католической унии в Православие. Неоднократно судимый за это, он не оставлял надежды на воссоединение русского населения Галиции и Закарпатья с Русской Церковью и Государством Российским. Но освобождение русскими войсками Галича и Львова в буквальном смысле взбесило австро-венгерские власти.

Отца Максима вместе с его беременной супругой, пожилым отцом и несколькими односельчанами, принявшими православную веру, арестовали. И уже 6 сентября 1914 года без какого-либо судебного разбирательства батюшку приговорили к смерти, вывели из камеры и расстреляли в тюремном дворике на глазах у жены, отца и всех арестованных православных христиан. Падая на землю, мученик воскликнул:

Да живёт русский народ! Да живёт святое Православие! Да живёт Святая Русь!

Священномученик Максим Горлицкий. Фото: pravoslavie.ru

А в эти же самые мгновения русские войска, осыпаемые цветами местных жителей, освобождали эти же самые земли. Менее чем на год Галиция воссоединится с Российской империей и станет основой Галицийского генерал-губернаторства. Общее воодушевление тех дней отразилось в воззвании Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича к народу Галицкой Руси:

Да не будет больше подъяремной Руси. Достояние Владимира Святого, земля Ярослава Осмомысла, князей Даниила и Романа, сбросив иго, да водрузит стяг единой, великой, нераздельной России. Да свершится промысел Божий, благословивший дело великих собирателей земли русской. Да поможет Господь царственному своему помазаннику императору Николаю Александровичу всея России завершить дело великого князя Ивана Калиты.

Увы, закрепить эту русскую победу не удалось. А в 1917 году рухнула Империя надежд русофилов Галицкой и Подкарпатской Руси. Хотя ещё несколько десятилетий их представители пытались бороться с украинофилами, эта борьба была уже неравной. А последние надежды русофилов Юго-Западной Руси были раздавлены... Иосифом Сталиным в 1945 году. Тогда, уже после Великой победы, русинские деятели во главе со схиархимандритом Алексием (Кабалюком), ныне прославленным нашей Церковью в лике святых (как преподобный Алексий Карпаторусский), написали генералиссимусу прочувствованное письмо. В котором, в частности, были такие строки:

«Не дайте в обиду самой западной окраины Земли Русской. Защитите её. Не допустите, чтобы наше маленькое русское племя, удержавшееся в течение тысячи лет на юго-западных склонах Карпат, было стерто с лица земли в момент величайших побед русского оружия. Спасите русский край, который русские учёные (профессор Ключевский) считают колыбелью русского народа. Русская история Вам этого никогда не забудет».

Мемориал жертвам концлагеря Талергоф. Львов. Лычаковское кладбище. Фото: pravoslavie.ru

Тогда сталинский режим повёл себя как самый настоящий наследник троцкистов-ленинистов: Галицкая и Подкарпатская Русь были присоединены к Украинской ССР на правах обычных областей. Последние остатки русофильского движения были разгромлены, и в том же Львове сегодня о них напоминает только братская могила русских журналистов и мемориал жертвам концлагеря Талергоф на Лычаковском кладбище. Благо, не разорённые украинскими националистами.

Михаил Тюренков

Заглавное фото: Плакат «Взятие Львова». Фото: www.globallookpress.com

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров