Убийство посла 200 лет назад. Как Александра Грибоедова растерзали исламисты

, Прошлое  •  563



Андрей Карлов, убитый террористом в Анкаре, — не первый русский посол, с которым расправились радикальные исламисты. Первым был Александр Грибоедов, зверски растерзанный в Тегеране толпой религиозных фанатиков. Историю его убийства читайте в материале Лайфа.

"Голову мою положу за соотечественников". Эту запись Александр Грибоедов оставил в своём дневнике 24 августа 1819 года, почти за десять лет до своей гибели в Тегеране. Уже тогда он предчувствовал опасность, которая позже обернулась нападением радикалов на русское посольство в столице Персии.

Дипломатическая карьера Александра Грибоедова началась в 1817 году в Петербурге. Оставив военную службу, 22-летний Грибоедов занял должность губернского секретаря, а затем — переводчика в Коллегии иностранных дел. Но тогда он был молод и горяч, вёл довольно разгульный образ жизни. В конце 1817 года Грибоедов принял участие в знаменитой двойной дуэли из-за танцовщицы Авдотьи Истоминой. Стрелялся кавалергард Шереметев, любовник Истоминой, приревновавший танцовщицу к другу Грибоедова Заводскому.

Грибоедов был секундантом у Заводского, а у Шереметева — Александр Якубович. Стреляться должны были все четверо участников дуэли. Но Заводский сильно ранил Шереметева в живот, из-за чего секунданты не успели совершить свои выстрелы. Шереметев в итоге скончался от раны. А Грибоедов был вынужден покинуть Петербург.

Поверенный России в делах Персии Семён Мазарович предложил Грибоедову ехать с ним в качестве секретаря посольства. Грибоедов долго отказывался от назначения, но в итоге согласился. Он получил чин титулярного советника 17 июня 1818 года и стал секретарём при Мазаровиче.

В октябре Грибоедов был в Тифлисе. И там он вновь стал участником дуэли, встретившись с давним знакомым Якубовичем. На этот раз дуэль состоялась. Они стрелялись. Якубович прострелил ладонь левой руки Грибоедову, из-за чего у писателя свело мизинец.

8 марта 1819 года Грибоедов прибыл в Тегеран. Он поселился в Тавризе.

"Коварная политика, которой Персия продолжала держаться по отношению к России, покровительство, оказываемое ею враждебным нам беглым ханам Дагестана и наших закавказских владений, ставили миссию нашу в положение далеко не завидное. Дел было много, и всё время у Грибоедова было поглощено ими. К тому же вследствие частого отсутствия Мазаровича в Тавризе все дела миссии сосредоточивались в его руках, и он по собственной инициативе с энергией горячего патриота отстаивал интересы России"

— Александр Скобичевский. "Грибоедов. Его жизнь и литературная деятельность"

Записывая фразу "Голову мою положу за соотечественников", Грибоедов, скорее всего, указывал на свою деятельность по освобождению русских пленных и переселению их в Россию вместе с беглецами, проживавшими в Персии со времени кампании 1803 года, когда русские войска стали подчинять земли, расположенные севернее реки Аракс. Это должно было способствовать обеспечению безопасности Грузии, страдавшей от набегов мусульманских соседей.

Как пишет в своей книге Скобичевский, пленных, изъявивших согласие возвратиться в Россию, подвергали истязаниям, подкупали, чтобы они оставались в Персии, запугивали рассказами о наказаниях, будто бы ожидающих их на родине. Но Грибоедов настоял на своём и лично провожал отряд русских пленных в российские пределы.

"Ровно три года провёл Грибоедов в Персии. Изучив в совершенстве кроме персидского языка ещё и арабский, научившись читать на обоих этих языках, он тем легче мог ознакомиться с нравами и обычаями персиян, изучить и характер этого народа, жестокого, коварного и вероломного"

— Александр Скобичевский. "Грибоедов. Его жизнь и литературная деятельность"


Фото: © wikimedia.org

Резня в Тегеране

В начале 1823 года Грибоедов покинул службу и вернулся на родину. Он жил в Москве, затем — в Петербурге. К дипломатической деятельности он вернулся в сентябре 1826 года, поехав на службу в Тифлис. Он принимал участие в заключении выгодного для России Туркманчанского мирного договора, завершившего русско-персидскую войну 1826–1828 годов. После этого Грибоедова назначили послом в Тегеран.

7 октября Грибоедов прибыл в Тавриз. Как пишет Скобичевский, с первых дней путешествия по персидской территории начались "недоразумения, не обещавшие ничего доброго". В частности, сам Грибоедов препирался с шахом и его министрами, а слуги его имели столкновения с персиянами. Например, слуги одного персиянина избили дядьку Грибоедова, Александра Грибова, а у одного казака разбили бутылку с водкой, за что виновный был строго наказан.

"Каплею же, переполнившей чашу, послужило столкновение с персидским правительством из-за армянина Мирзы-Якуба, который уже долгое время жил в Персии, заведуя в качестве главного евнуха гаремом шаха. За несколько дней до назначенного срока отъезда Мирза-Якуб явился в посольство и заявил о своём желании возвратиться в Россию. Грибоедов принял в нём участие, но персидское правительство тем энергичнее воспротивилось возвращению Якуба в Россию, что последний много лет был казначеем и главным евнухом, знал все тайны гарема и семейной жизни шаха и мог огласить их"

— Александр Скобичевский. "Грибоедов. Его жизнь и литературная деятельность"

Шаха это разгневало. Якуба пытались удерживать всеми средствами: заявляли, что евнух — это почти то же, что жена шаха, требовали с Якуба огромных денег, утверждая, что он обворовал казну шаха и поэтому не может быть отпущен. Более того, до сведения главы духовенства муджтехида Мессиха-мирзы дошло, что якобы евнух ругает мусульманскую веру.

"Как?!", — говорил муджтехид. — Этот человек двадцать лет был в нашей вере, читал наши книги и теперь поедет в Россию, надругается над нашею верою; он — изменник, неверный и повинен смерти!"

— Александр Скобичевский. "Грибоедов. Его жизнь и литературная деятельность"

Соратник Грибоедова Мальцов писал, что 30 января с самого утра народ собирался в мечети, где им сказали: "Идите в дом русского посланника, отбирайте пленных, убейте Мирзу-Якуба и Рустема!" — грузина, находившегося в услужении у посланника.

"Тысячи народа с обнажёнными кинжалами вторгнулись в наш дом и кидали каменья. Я видел, как в это время пробежал через двор коллежский асессор князь Соломон Меликов, посланный к Грибоедову дядею его Манучехр-ханом; народ кидал в него каменьями и вслед за ним помчался на второй и третий дворы, где находились пленные и посланник. Все крыши были уставлены свирепствующей чернью, которая лютыми криками изъявляла радость и торжество своё. Караульные сарбазы (солдаты) наши не имели при себе зарядов, бросились за ружьями своими, которые были складены на чердаке и уже растащены народом.

С час казаки наши отстреливались, тут повсеместно началось кровопролитие. Посланник, полагая сперва, что народ желает только отобрать пленных, велел трём казакам, стоявшим у него на часах, выстрелить холостыми зарядами, и тогда только приказал заряжать пистолеты пулями, когда увидел, что на дворе начали резать людей наших. Около 15 человек из чиновников и прислуги собрались в комнате посланника и мужественно защищались у дверей. Пытавшиеся вторгнуться силою были изрублены шашками, но в это самое время запылал потолок комнаты, служившей последним убежищем русским: все находившиеся там были убиты низверженными сверху каменьями, ружейными выстрелами и кинжальными ударами ворвавшейся в комнату черни. Начался грабёж: я видел, как персияне выносили на двор добычу и с криком и дракою делили оную между собою. Деньги, бумаги, журналы миссии — всё было разграблено..."

В резне убили 37 русских и 19 тегеранцев. На другой или на третий день после этого побоища изуродованные трупы убитых вывезли за городскую стену, бросили в одну кучу и засыпали землёй. Чуть позже среди груды тел удалось найти Грибоедова. Его тело удалось опознать лишь по той самой травме, некогда полученной во время дуэли с Якубовичем.

Тело Грибоедова отправили в Тифлис, где он и был похоронен, согласно его желанию, 18 июня 1829 года. Супруга Грибоедова, Нина Александровна, на которой он женился незадолго до трагедии, поставила на могиле часовню, а в ней — памятник. Монумент украсили надписью: "Ум и дела твои бессмертны в памяти русской; но для чего пережила тебя любовь моя?"

За убийство Грибоедова персы передали императору Николаю I с извинениями щедрое подношение. В числе подарков была одна из величайших ценностей персидских шахов — алмаз "Шах".

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги