Тетрадь неизвестного геолога - Ланч юрского периода

, Наука  •  287



Еще один отрывок из найденного при странных обстоятельствах дневника неизвестного геолога. Попал он мне в руки случайно, во время одной из вылазок на природу. Груда тряпья на старом привале оказалась истлевшим рюкзаком геолога, в котором эта тетрадь оказалась единственным хорошо сохранившимся предметом. Мне кажется, что эти подчас невероятные записки могут раскрыть новые тайны или обратить внимание на старые. Неизвестно, при каких обстоятельствах он оставил свой рюкзак. Пропал ли он в Уральских горах или удача и на этот раз не изменила ему, мне неизвестно. Но я надеюсь, что, прочитав свои старые записки на популярном ресурсе, он откликнется. Ну а если не откликнется, то хоть в таком виде память о нём сохранится.

Нечасто встретишь по дороге "в поле" симпатичных барышень. Но закон Мэрфи неумолим — невозможно было перекричать грохот вертолётного двигателя. Приходилось лишь обмениваться взглядами. Перед посадкой мы успели перекинуться парой слов и выяснили, что эти две бырышни были биологами и летели в тот же район, что и мы. Район, действительно, был примечательным. Некоторые называли его Затерянным миром. Разумеется, ему было далеко до варианта Конан Дойля, но удивительных вещей в нём было предостаточно.

Довольно обширная долина была ограждена скальными грядами со считанными доступными перевалами. Разумеется, местные жители прекрасно их знали и не теряли связи с окружающим миром, однако любые пришлые проходили мимо. Таким образом и люди, и животные, и растения оказались ограждены от внешних влияний. Люди сохранили древние обычаи, животные и растения подчас сильно отличались от аналогичных видов за пределами долины, а некоторые виды избежали вымирания, как это произошло с их родственниками снаружу. Нас же интересовало геологическое строение. Возвышающиеся гряды скал обнажили слои и породы, которые были глубоко под землёй вне этого района и их исследование позволяло понимать геологическое строение значительно более обширного региона, чем сама отрезанная от остального мира долина. Поэтому из года в год сюда отправлялись геологические экспедиции. Часто к нам присоединялись и учёные других специальностей. Кроме этих барышень-биологинь в вертолёте был на этот раз и бородатый этнограф.

На подлёте к долине все прилипли к иллюминаторам. Каждый раз вид барьера скал, разделяющий два мира был иным, но одинаково величественным.

Мы довольно быстро перепрыгнули через него и стали снижаться — наш базовый лагерь был недалеко от скальной стены, на окраине одного и самых крупных в долине селения местных жителей. Как обычно, после посадки мы лихорадочно выгружали наш груз, а потом тащили его в наши бараки, склады и под навесы. У этнографа почти не было пожитков, но он, как старый экспедиционник, наравне участвовал в выгрузке.

Наконец, дневные хлопоты закончились и мы собрались на первый ужин там, где мы собирались проработать весь сезон. В неспешной беседе мы обменивались нашими планами, рассказывали о прошлых находках и теперешних ожиданиях. Естественно, женщины были в центре внимания. Оказалось, что одна из них биолог, а другой — также и палеонтолог. Дело в том, что, среди находок прошлых экспедиций были костные останки животных, которые давно исчезли за пределами долины. Вполне возможно, что где-то здесь было нечто вроде "кладбища динозавров". Нет, кости дирозавров здесь не находили, но кости млекопитающих вроде саблезубых тигров попадались, причём, согласно углеродному анализу, значительно более свежие, чем в других районах. Вряд ли можно было встретить их живьём, но на мумифированные ткани при сказочной удаче здесь вполне можно было наткнуться. Мы сразу договорились, что, как обычно, будем обмениваться информацией и сами рассказали, что более всего нас интересует в наших походах. Подобный обмен уже стал своего рода традицией в экспедициях сюда и мы всегда захватывали хорошие фотографии того, что стремились найти и скоро на столе собрались вперемешку фотографии образцов минералов, костей, шкур, сохранившихся в вечной мерзлоте, этнографических артефактов...

Для местных жителей каждая экспедиция тоже была вроде праздника. Новые лица, новости, подарки... Да и традиционное гостеприимство тоже всегда было там, где природа проверяла людей на прочность. Так как экспедиционный сезон начинался весной, в самую лесную бескормицу, нас потчевали запасами. Однако вместо копчёного или вяленного мяса на столе оказалось ароматное и тающее во рту то ли тушёное, то ли запечённое.

Такое мне ещё не приходилось пробовать. Мы все уплетали его за обе щёки, особенно после сумасшедшей разгрузки. Вдруг одна из биологинь изумлённо уставилась на косточку, которую с аппетитом только что обсасывала. Она отодвинула тарелку, вынула лист бумаги и положила на него кость. Это привлекло внимание всех. Обнаружив себя в центре внимания, она немного смутилась, но потом решила пояснить.

- Это не просто кость. Это — кость ископамого животного. Такие небольшие олени жили примерно между 70 и 100 тысячами лет назад. В этой долине в прошлые сезоны мы иногда натыкались на останки помоложе — возрастом примерно тысяч 25-30 лет. Но это... Получается, что этого оленя добыли прямо сейчас. Этого просто не может быть!

Все наперебой заговорили. Действительно, образ затеряного мира стал обретать реальность. А вдруг мы, как герои книги, которой зачитывались в детстве, встретим нос к носу живое ископамое? Естественно, все обернулись к гостеприимным хозяевам. Сразу посыпались вопросы — когда этого оленя добыли, в каком именно месте, сколько их было, часто ли их встречали, специально ли на них охотились... Однако определённых ответов мы не смогли добиться. Вместо этого нам стали рассказывать о традициях, шаманах, обрядах... Ничего кроме этого.

Нам рассказывали, что довольно регулярно здесь случались особо суровые годы, а подчас и несколько лет подряд. Поголовье промысловых животных резко сокращалось, съедобные растения в такие годы будто пропадали. Естественно, в такое время туго приходилось и людям. Выжить можно было только благодаря запасам. Но запастись на несколько лет при традиционном для этих мест образе жизни было невозможно — ведь консервы появились всего лет сто назад, а выживать приходилось и века и тысячелетия назад. Разумеется, были запасы, которые могли храниться годами, вроде орехов, злаков, сушёных грибов и прочего. Но как быть с мясом? При здешнем суровом климате оно было практически единственным источником белка. А нам рассказывали, что шаманы вели людей в пещеры и открывали "каменные котлы", полные мяса. А в урожайные и добычливые годы шаманы наполняли мясом эти котлы. В общем, истории были, конечно, интересными, но нам хотелось конкретики и мы продолжали наседать на местных.

Несмотря на долгую жизнь при советской власти, шаманы здесь продолжали сохранять влияние. Впрочем, враждебности между властью советской и шаманской здесь не было — особые условия жизни как-то примиряли одну с другой. Наконец, присутстующий здесь шаман согласился устроить экскурсию, но не сейчас, почти ночью, а с утра. Думаю, тут сыграл роль этнограф. Он сюда приезжал уже почти полтора десятка лет. С шаманом они были если не друзьями, то по крайней мере, близкими приятелями. Оказалось, что прошедший год был как раз голодным и первым, считая с первого сезона нашего этнографа здесь, почему для него подобный местный обычай был тоже вновинку. В результате пришлось прибегнуть к старой шаманской традиции. Раньше обычай этот для этнографа был чем-то отвлечённым, частью устного фольклора, а в этот раз стал вдруг стал обрастать жизнью. Естественно, он так пристал к своему приятелю, что сумел его уломать рассказать подробности. Мы все были заинтригованы донельзя, но экскурсия обещала быть довольно долгой, а нам надо было успевать делать и наши дела, так что мы быстро разошлись спать, чтобы с утра разрешить эту загадку.

Рано-рано утром нас разбудил обеденный гонг. Солнце ещё не встало, точнее, ещё не заглянуло в долину. Мы быстро собрались и отправились всей компанией вслед за шаманом. Путь, действительно, был долгим. Кроме нас, шли и местные жители. За очередной порцией мяса. Возможно, это и было причиной, почему нас согласились взять с собой. Всё равно надо было сходить за припасами, а лишние руки всегда были кстати. Тем более обуянные таким энтузиазмом. Шаман-то, видать, был парень не промах. Покидая селение, мы завернули на двор, где были свалены вязанки дров и каждый взял с собой по вязанке. Мы, естественно, тоже подхватили, хотя, в общем, непонятно, зачем нам нужны дрова в этой краткой прогулке.

Мы направлялись в сторону горных отрогов.

Еле заметная тропа неуклонно подымалась. Направление мы держали к водопадам. Было в скальной гряде удивительное место, где прямо из скал вырывались потоки воды и живописно падали вниз, в солнечный день окружённые радугой.

Недалеко от водопадов мы резко свернули в сторону скал и стали карабкаться вверх. Довольно скоро стали попадаться отверстия пещер. Мы проходили мимо и в конце концов дошли до заметно большего отверстия в скале.

Туда мы и нырнули вслед за нашим проводником. Место явно регулярно посещалось, так как у входа было немало готовых к употреблению факелов. Часть из нас вытащила фонарики, часть предпочла старых проверенный способ и зажгли факелы. Мы углублялись в пещеру. Стены тоннеля были удивительно гладкими. В спину нам дул несильный, но постоянный ток воздуха. Глубже стали появляться боковые ответвления.

По понятным лишь ему приметам, шаман уверенно вёл нас вглубь. Примерно через полчаса блужданий мы вышли в просторный зал. Скупое пламя факелов и лучи фонарей с трудом рассивало мрак и мы видели лишь часть зала, теряясь в догадках, насколько он велик. Но эхо говорило, что зал был весьма обширен. Сразу в входа, следуя примеру местных, мы свалили вязанки дров рядом с уже изрядным их запасом. Странно выглялел пол зала. Он был будто изъязвлён. Углубления были размером с теннисный мячик, и с чашу небольшого фонтана. Стараясь не свалиться в эти углубления, мы двигались вперёд, пока углубления не стали почти одного размера.

Здесь же стали попадаться и лежащие здесь и там плоские камни. Мы шли дальше. Наконец, шаман остановился у одного такого камня.

- Вот, — сказал он — один из каменных котлов с мясом. Сейчас мы его откроем и возьмём мяса на ближайшую неделю.

Он нагнулся и осмотрел камень вокруг, заглядывая под него. Мы столпились и стало посветлее. Стало видно, что он искал торчащую из-под камня палку. Вынув из сумки через плечо обычный молоток, он несколько раз сильно ударил по ней. Палка стала поддаваться, одновременно послышался тихий свист, а с другой стороны из-под камня вывалися кусок земли или глины. Шаман удовлетворённо что-то пробурчал себе под нос и жестом позвал сопровождавших его. Они собрались вокруг камня и стали сдвигать его в сторону. Довольно быстро камень отодвинули и оказалось, что он прикрывал одну из таких же выемок, что мы видели раньше, пока шли по залу. Но эта была не пустой. Содержимое было прикрыто чем-то вроде ткани. Упавшие внутрь куски глины — а именно ей были обмазаны края углубления — быстро собрали с покрывала. Потом аккуратно удалили и его. Под ним оказалось белесоватое вещество, из которого торчали куски мяса, такие же, что мы видели вчера в наших тарелках. Вот те раз! Так это же сало! Получается, мы оказались на местном продуктовом складе!

Но как это мясо здесь, в тепле, хранилось и не портилось?! Нет, конечно, в пещере было заметно прохладнее, чем снаружи, но всё равно, этой температуры было недостаточно, чтобы хранить продукты сколь-нибудь долго. Должно было быть какое-то объяснение. Местные быстро вынули из своих котомок кожанные мешки, которые быстро стали наполнять содержимым этого "котла". Мешки захватили и для нас и скоро все мы были с поклажей за спиной. А котёл опустел. Пришло время возвращаться. На обратном пути ничего нового не произошло, а мы быи полны раздумий о том, что увидели и в чём участвовали. Время пролетело быстро и мы оказались дома. Содержимое мешков вывалили частично в котлы нашей походной кухни, а по большей части разнесли по домам местных жителей. Видя наши озадаченные лица, шаман сказал, что за завтраком мы поговорим об этом и он ответит на наши вопросы.

Мы не могли дождаться. В конце концов все собрались в столовой. Пришёл и шаман, ухмыляясь в бороду. Видно, его забавляли наши озадаченные лица. Все прекрасно понимали, что собрались мы здесь в первую очередь не на завтрак, а чтобы узнать тайну этих котлов.

Шаман начал издалека. Он повторил то, что мы уже знали — о периодически случавшихся голодных периодах. Рассказал также он о старом традиционном блюде — мясе, тушёном в камне. Технология приготовления была проста — в каменном углублении разводили костёр. Поддерживали его довольно долго, чтобы камень раскалился. Потом топливо тщательно убирали и вместо него бросали, как в кастрюлю то, что собирались приготовить — мясо, овощи, коренья, травы. Под действием жара камня всё это медленно тушилось и через несколько часов получалось вкуснейшее блюдо. Нечто подобное мне приходилось пробовать в эспедиции в Монголии, но там поступали иначе — брали алюминиевый бидон для молока, наполняли его мясом с луком , пряностями и потом бросали раскалённые на костре камни. Через пару-тройку часов получалось вкуснейшее варево. Пожалуй, я никогда до этого не ел более вкусного и нежного мяса. И вчерашнее мясо мне больше всего напомнило это монгольское блюдо. Но как эта технология была связана с "продуктовым складом", который мы сегодня посетили? Оказывается, как-то случилось, что такое углубление было закрыто — то ли случайно, то ли сознательно по какой-то причине, да хотя бы из-за дождя. Но тут, видимо, случай сыграл свою роль — закрыли его герметично и надолго. А когда открыли снова, обнаружили, что мясо-то не протухло. Получается, что задолго до цивилизованных людей, предки этих жителей открыли самые настоящие консервы!

"Каменный котёл" был банкой, а камень сверху играл роль крышки, герметичность которой обеспечивала обмазка по краям. Объяснилась также и палка, по которой стучал шаман, прежде чем открыть "котёл" — если внутри было разряжение, это означало, что герменичность не нарушена и содержимое можно безбоязненно есть. По традиции, каменное углубление разогревали до красного свечения и только после этого заполняли съестным содержимым. Глина, которая использовалась, похоже немного обжигалась, что создавало надёжность "крышки". А предусмотрительно укладываемое поверх варева покрывало защищало от обломков глины при "откупоривании". Сами же "котлы", были явно естественного происхождения. Нечто подобное можно встретить почти везде. За сотни тысяч лет текущая вода могла создать подобные углубления. Не сама по себе, а катая камни. Практически всегда внутри подобных углублений можно найти камень, который играл роль инструмента для выдалбливания выемки. Похоже, что водный поток долгие тысячелетия протекал через этот зал и источил весь пол, "играя" оказавшимися здесь валунами или обломками скал. А потом в результате подвижки пород, поток сменил течение и зал высох. Возможно, сейчас где-то в массиве скал вода, вырывающаяся из скал в виде водопада, сверлит такие же "котлы".

Тут подала голос биолог, которая спросила, а как так могло отказаться, что ей вчера попалась кость ископаемого оленя. На что шаман ответил, что в пещере сотни подобных "консервов" и сколько им лет, никто в точности не знает. Каждая "крышка" имеет пометки, по которым можно судить, насколько давно было законсервировано содержимое, но эти пометки говорят лишь об относительном возрасте, так как народ до недавнего времени не знал летоисчисления. Традиция же уходит в глубину веков и если этот олень вымер так давно, то и традиция эта также стара.

Конечно, не мы первые пробовали доисторическое мясо — многие экспедиционные волки не упускали случай полакомиться мамонтятиной из вечной мерзлоты. Впрочем, по их свидетельствам, вкус у неё был весьма специфический. А вот то, что попробовали мы — было на уровне деликатеса. Да, человек, судя по всему, всегда был гурманом. Во всяком случае, мы ничуть не были разочарованы достижениями древних кулинаров. Кстати, потом мы узнали, что выловленная из тарелки косточка оленя оказалась не такой старой — всего 10-11 тысяч лет. Так что, увы, затерянного мира мы так и не открыли... Но тем не менее, впечатлений набрались на всю жизнь!

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров