Свобода воли — иллюзия или реальность

, Открытия  •  353



Мы уверены, что свобода воли существует. Но чем больше этот вопрос исследуется, тем чаще нейробиологи склоняются к тому, что это не более чем уловка нашего мозга.

Каждый день мы совершаем множество одних и тех же действий: выключаем будильник, выбираем рубашку, разогреваем еду в микроволновке, берем пиво из холодильника. И в каждом случае мы воспринимаем себя как свободных агентов, сознательно и целенаправленно управляющих своими телами. Но что наука говорит о подлинном источнике этого опыта?

В статье, опубликованной почти 20 лет назад, психологи Дэниел Вегнер и Талия Уитли высказали революционное предположение: опыт преднамеренного стремления к действию — зачастую не что иное, как постфактумный выводом о том, что наши мысли вызвали некое поведение. Само чувство тем не менее не играет причинной роли в производстве этого поведения. Порой это может привести нас к мыслям о том, что мы сделали выбор, когда, как нам кажется, мы его не делали. Либо мы думаем, что сделали другой выбор, чем есть на самом деле.

Звучит запутанно? Давайте представим, основываясь на предположении Вегнера и Уитли, что мы наблюдаем, как несознательно осуществляем какое-то действие — например, выбираем коробку конфет в продуктовом магазине — и только после покупки понимаем, что сделали это намеренно. Если все происходило именно в таком порядке, тогда как мы можем обмануть самих себя и поверить, что выбор был сделан до того, как мы наблюдали результат этого действия? Может показаться, что такое объяснение восприятия собственной деятельности требует сверхъестественной обратной причинности, где наш опыт сознательной воли одновременно и результат, и видимая причина поведения.

В исследовании, опубликованном в журнале Psychological Science, Пол Блум и Адам Бер рассматривали радикальное решение этой головоломки. Вероятно, в тот самый момент, когда человек становится перед выбором, его разум «переписывает» историю и обманом заставляет его думать, что этот выбор — который, по сути, был совершен после того, как результаты были подсознательно восприняты — был сделан им заранее.

Хотя точный способ, при помощи которого разум это делает, не до конца понятен, подобный феномен регистрировался и в других случаях. Например, нам кажется, что мы видим, как точка движется, до того как она достигнет своей цели, и чувствуем фантомные прикосновения в верхней части руки до непосредственного прикосновения. Такие «постдиктивные» иллюзии обычно объясняются тем, что время, за которое эта информация реализуется, как бы задерживается, чтобы достичь осознания. Так как сознание несколько отстает от реальности, оно может «предвидеть» события будущего, которые еще не были осознаны, но уже зарегистрировались подсознательно, произведя иллюзию, в которой испытанное будущее изменяет прошлое.

В одном из исследований, проведенных учеными из Йельского университета, участникам многократно показывали на компьютере пять белых кругов в произвольных местах и просили их быстро выбрать в уме один из кругов, прежде чем он станет красным. Если круг становился красным так быстро, что участникам казалось, будто они не успевали сделать выбор, они могли указать, что время истекло. В противном случае они заявляли, что выбрали красный круг (до того, как он поменял цвет) или же другой круг. Исследователи изучили, как часто люди сообщали об успешном предсказании среди тех случаев, когда они считали, что у них было время на выбор.

Участники не знали, что круг, становившийся красным в каждом опыте эксперимента, выбирался абсолютно случайно компьютерным алгоритмом. Таким образом, если участники действительно совершали выбор, когда утверждали об этом — до того, как один из кружков становился красным, — они должны были выбирать красный круг примерно один раз из пяти. Тем не менее результаты, о которых сообщали участники, нереалистично отличались от этой 20%-ной вероятности, превышая 30%, когда кружок становился красным крайне быстро. Такая модель ответа предполагает, что разум участников порой менял порядок событий в сознательном осознании, создавая иллюзию, что выбор предшествовал изменению цвета, когда по факту все было наоборот.

Адам Бер

Важно отметить, что, когда кружки медленнее меняли цвет и у участников было достаточно времени, чтобы их подсознание больше не обманывало сознание, их выбор совпадал с переключением цвета на 20% реже. Результат показал, что участники не просто пытались обмануть исследователей (или себя) относительно своих предсказательных способностей или им просто нравилось сообщать о том, что они были правы.

Люди, показывавшие участникам эту иллюзию, зачастую не знали, какую именно работу проводили, когда их спрашивали об этом при подведении итогов эксперимента. Более того, в другом тесте исследователи обнаружили, что предвзятость правильного выбора была движима не смятением или неуверенностью в связи с выбором: даже когда участники были уверены в своем выборе, они проявляли тенденцию «правильного выбора» с невероятно высокой скоростью.

В совокупности эти данные указывают на то, что мы можем систематически заблуждаться по части того, как совершаем выбор, даже когда уверены в обратном. Но почему разум дурачит нас таким, казалось бы, глупым образом? Разве такая иллюзия не посеет хаос в жизни и поведении человека?

Вероятно, нет. Возможно, иллюзию можно объяснить ограничениями в процессах восприятия мозга, которые ошибаются только на очень коротких временных масштабах — как в эксперименте, описанном выше — и которые не влияют на жизнь человека в реальном мире.

Талия Уитли

Умозрительная возможность состоит в том, что разум развился таким образом, чтобы искажать наше восприятие выбора и что это искажение — важное свойство, а не просто баг когнитивного механизма. Например, если переживание выбора — вид причинно-следственной связи, как предположили Вегнер и Уитли, — то изменение последовательности выбора и действия в сознательном восприятии может помочь понять, что мы физические существа, способные влиять на мир. В более широком смысле эта иллюзия может играть центральную роль в развитии веры в свободную волю и, в свою очередь, в мотивацию наказания.

В любом случае, независимо от того, важна ли вера в то, что мы на 100 процентов контролируем свои жизни, очевидно, что иллюзия может зайти слишком далеко. В то время как искажение в восприятии времени длиною в четверть секунды может не представлять проблемы, искажения с более длительной задержкой — которые присущи людям с психическими заболеваниями вроде шизофрении и биполярного расстройства — могут существенно и пагубно влиять на фундаментальные взгляды человека на мир. Такие больные могут поверить в свои способности контролировать погоду или что они могут предсказывать поведение других. В редких случаях они даже могут убедиться в обладании божественными силами.

Науке еще предстоит выяснить, как именно постдиктивная иллюзия выбора связана с такими серьезными аспектами повседневной жизни и психическими расстройствами. Иллюзия может относиться только к небольшому набору выборов, осуществляемых быстро и без особых размышлений. Или же, напротив, она может быть всеобъемлющей и повсеместной, играя большую роль во всех аспектах поведения — от незначительных до самых важных решений. Скорее всего, истина где-то между этими крайностями. Как бы то ни было, исследования в этой области указывают на то, что даже самые, казалось бы, твердые убеждения относительно нашей деятельности и сознательного опыта могут быть ошибочными.

Владимир Гильен

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров