США - это дно человеческого падения

, Прошлое  •  214



...Эпизод утопавшей в крови Индонезии, несмотря на миллионы жертв, стал уже чем-то банальным, стоящим в ряду других удачных и неудачных «операций», осуществленных борцами и «рыцарями» этой безжалостной, неумолимой и грубой Pax Americana.

События же следующей страницы истории, то есть детали чилийского преступления американизма, к описанию которого подводит нас с вами хронология данного исследования, скрыть было гораздо трудней, резонанс этой истории раздавался довольно широко, и в первую очередь из-за того, что многие ее подробности не укрылись от французской и советской прессы.

В целом история такова: в сентябре 1970 года Сальвадор Альенде был избран президентом Чили, вместе с ним к власти пришла деятельная команда реформаторов, сформировавшая правительство Народного единства.

За короткий срок были национализированы основные богатства страны: добыча меди, железа, угля, производство селитры и т.д. Созданный общественный сектор экономики включал большую часть промышленного производства. Государство взяло под контроль национальные и иностранные банки [287 - Отеро Л. Разум и сила Чили. Три года народного единства. Пер. с исп. М., Прогресс, 1983, с. 9.].

Такое положение нервировало правительство США, вызывало ярость американских корпораций, которые лишались возможности высасывать соки из Чили, чем они долгое время с огромным удовольствием занимались.

К тому же Альенде был одним из тех, кто претендовал на роль создателя особой доктрины для объединения освободившихся стран независимо от идеологических разногласий, это политическое течение стало известно как «Доктрина Альенде».

Вашингтонские господа опять горевали! Не успеют они в одном уголке мира задавить и прикончить какого-нибудь «смутьяна» и «красного нейтралиста», как появляется другой, опять призывающий ориентироваться на национальные интересы своей родной страны, а не смотреть в рот американским магнатам и агентам ЦРУ.

Дело осложнялось тем, что Альенде предлагал вполне жизнеспособную, привлекательную систему, он говорил и делал много таких вещей, которые и вправду были «угрозой свободному миру», ведь методы Альенде разительно отличались от методов вашингтонского американизма, а уж тем более от марионеточных режимов периферийного типа «демократии», которые насаждал вашингтонский режим по всему миру, и особенно в Южной Америке.

Сальвадор Альенде говорил о мирном переходе к социализму без насильственной ломки социально-экономических структур и столкновения общественно-экономических классов.

После прихода к власти его правительства Народного единства было объявлено об амнистии политических заключенных, ни один из противников режима не подвергся репрессиям и не был заключен в тюрьму по политическим соображениям, несмотря на острые столкновения и порой непозволительные методы, применяемые со стороны правых сил [288 - Указ. соч., с. 9.]. Мягкость и человечность режима Альенде, быть может, и стали одной из главных причин того, что с ним сумели расправиться.

Альенде активно развивал сеть образовательных учреждений в стране. Но мало того, в стране была созадана система централизованного компьютерного управления экономикой, которая напоминала прообраз будущего Интернета.

Эта система называлась «Киберсин», Управляющая программа созданной системы получила название Cyberstrider, она была написана чилийскими инженерами в сотрудничестве с британскими учеными. С помощью телексов система соединила пятьсот предприятий в сеть Cybernet.

Вся информация оперативно поступала в комнату управления, которая находилась в президентском дворце «Ла Монеда» в Сантьяго. В системе было предусмотрено четыре уровня контроля (предприятие, отрасль, сектор экономики, глобальный уровень) и она обладала алгедонической обратной связью.

Если на низшем уровне проблема не разрешалась за определенный интервал времени, то автоматически происходила ее эскалация на более высокий уровень принятия решения. Немного забегая вперед, скажу, что после путча 1973 года (когда был свергнут и убит Альенде) центр управления «Киберсина» был разрушен, поскольку новое правительство сочло данный проект непривлекательным.

Результатом системных мер политико-экономического эксперимента Альенде стало резкое снижение безработицы, повышение продолжительности жизни, уровня грамотности и прочих важнейших для рядового человека показателей.

В стране наблюдался заметный экономический рост, сопровождавшийся значительными достижениями в социальной сфере.

В 1971 году валовой национальный продукт вырос на 8,5%, в том числе промышленное производство - на 12% и сельскохозяйственное производство - почти на 6%. Особенно бурными темпами развивалось жилищное строительство.

Объем строительных работ в 1972 году вырос в 3,5 раза.

Безработица сократилась к концу 1972 года до 3% (в 1970-м - 8,3%).

В 1972 году ВНП вырос на 5%.

Кстати, национализация имущества американских компаний происходила по большей части не путем конфискации, а путем выкупа [289 - Тарасов А. Правда о Чили и Пиночете // «Свободная мысль-ХХ1», 2001, № 3.].

Недовольные были, их не может не быть, но, как легко можно догадаться, нашлись они среди узкой кучки богатой публики, ориентированной на международный капитал.

Короче говоря, Альенде являл собой пример той самой «красной заразы», с которой Госдеп и ЦРУ просто не могли мириться, не могли они допускать этакого безобразия, впрочем, как и в других местах нашей маленькой голубой планеты, о которых я упоминаю на страницах данной книги.

Форпост «свободного мира и демократии» решил действовать! Перво-наперво была развернута широкая кампания экономического удушения Чили. Вашингтон устроил блокаду, наложил санкции, ввел ограничения в снабжении сырьем и запасными частями.

Продавая свои стратегические запасы меди, правительство США способствовало падению на мировом рынке цен на этот металл, который давал весомую часть дохода чилийской казне. Одновременно осуществлялось эмбарго на уже запроданную, но находившуюся в европейских портах чилийскую медь [290 - Отеро Л. Указ. соч., с. 10.].

Альенде продолжал творить «негодные дела» и создавать головную боль для «мировой демократии», он увеличил выплаты рабочим по социальному обеспечению, проводил политику перераспределения доходов, которую очень скоро ощутили на себе многие люди, и даже в условиях начавшейся экономической блокады и травли со стороны США реальный уровень жизни продолжал повышаться (хотя провокация была сделана с расчетом на резкий рост инфляции в стране, который должен был начаться вследствие повышения покупательной способности населения, которое раньше горбатилось на магнатов и ничего позволить себе не могло).

Меры удушения режима Альенде оказались недостаточными, и американское правительство взялось за координацию действий политических сил, выступающих против законно избранного правительства.

Поощрялся и субсидировался терроризм, оказывалось содействие в его организации, Страну наводнили группы агентов ЦРУ, специализировавшихся на подрывной деятельности.

В день в Чили происходило порядка 30 терактов, фашисты из опекаемой Вашингтоном «Патриа и либертад» неоднократно взрывали ЛЭП, мосты на Панамериканском шоссе и на железной дороге, идущей вдоль всего побережья Чили, что лишало электроэнергии и подвоза целые провинции.

Были дни, когда в Чили происходило и до 50 террористических актов (однажды, 20-21 августа, в течение 24 часов в стране было совершено свыше 70 терактов). В основном это были теракты, направленные на разрушение инфраструктуры.

Например, 13 августа 1973 года террористы провели полтора десятка взрывов на ЛЭП и электроподстанциях, лишив электроэнергии (а в крупных городах и воды) 9 центральных провинций с населением 4 млн человек.

Всего к августу 1973 года ультраправые уничтожили свыше 200 мостов, шоссейных и железных дорог, нефтепроводов, электроподстанций, ЛЭП и других народнохозяйственных объектов общей стоимостью, равной 32% годового бюджета Чили [291 - Тарасов А. Указ. статья.].

Соединенные Штаты использовали свою военную миссию и ее старые связи с чилийским офицерством для подстрекательства к неподчинению и саботажу. Агенты ЦРУ внедрялись в средства массовой информации, вели кампанию извращения фактов и идей, дезинформации населения, распространения враждебных правительству Альенде слухов. В этом активно содействовала местная буржуазия, «пострадавшая» от социальных реформ [292 - Отеро Л. Указ. соч., с. П.].

Накачивавшее деньгами противников правительства Народного единства, за три года, предшествовавших смерти Альенде, ЦРУ передало им 8 млн долларов [293 - Гэрэн А., Варэн Ж. Указ. соч., с. 154.].

Агенты ЦРУ прорабатывали все возможные варианты форсирования военного переворота, найдя наконец предателей среди окружения Сальвадора Альенде. Американцам удалось завербовать влиятельных военных, например М. Кульбиоса, которого назначили «ответственным» за дестабилизацию правительства Народного единства, через его руки проходили средства, предназначенные для организации свержения Альенде [294 - Там же, с. 179.].

Но самой большой «удачей» ЦРУ была, разумеется, вербовка Аугусто Пиночета, который втерся в доверие к Альенде. Он лгал своему президенту, усыпляя его бдительность, делал вид преданного его сторонника и даже выпросил полномочия для очистки армии от реакционных элементов.

Внешне солидаризируясь с конституционным течением в армии, он тайно вынашивал свои планы, добиваясь назначения главнокомандующим.

Как только Пиночет уселся в кресло главнокомандующего, он активизировал подрывную работу и стал увольнять наиболее верных правительству военных, таких как генерал Пиккеринг, Сепульведа Скелья, способствовал смещению Карлоса Пратса. С уходом Пратса исчезли все препятствия на пути к перевороту [295 - Отеро Л. Указ. соч., с. 42.].

Методично и поступательно происходило внедрение подрывных агентов во все сферы военной и политической жизни Чили, это не могло укрыться ни от чьих глаз, американцы напирали очень нагло.

Впоследствии, на выступлении на Генассамблее ООН 10 октября 1973 года министр иностранных дел Кубы Рауль Роа говорил: «Подлинными руководителями и вдохновителями фашистского переворота были американские спецслужбы, организовавшие восемь спецопераций, целью которых была разведка, контрразведка и подрывные действия под руководством Пентагона, Госдепа, ЦРУ и транснациональных корпораций в союзе с такими чилийскими магнатами, как Матте, Алессандри, Бульнес и Эдвардсы, а также реакционными партиями и фашистскими группами...» [296 - Там же, с. 43.]

Вашингтонский режим, по-видимому, так сильно боялся альтернативы, которую предлагал Альенде, что подошел к его свержению как к тщательно спланированной военной операции.

Во времена правления Пиночета чилийцев убеждали, что имело место восстание флота, за которым последовали волнения в армии и в городах, и эти во многом стихийные события сместили правительство Народного единства. На самом же деле была проведена комбинированная атака с применением артиллерии, авиации и пехоты. Дворец президента был обстрелян ракетами.

Для того чтобы помешать выступлению воинских частей в защиту президента, были приняты самые тщательные меры: были расстреляны офицеры, которые все же отказались поддерживать мятеж и проявляли желание стать на сторону законной власти.

По поводу смерти Сальвадора Альенде существовало две версии: согласно первой он покончил с собой, застрелившись из автомата, подаренного ему Фиделем Кастро, согласно второй его убили пиночетовцы, ворвавшиеся в президентский дворец. В теле президента позже (при эксгумации, осуществленной в 2011 году) было найдено тринадцать пуль.

В настоящее время большинство исследователей сходятся в том, что Альенде покончил с собой, а уже по мертвому телу боевики хунты открыли беспорядочную стрельбу. И получается, что в любом случае виновниками смерти президента были путчисты, то есть вполне можно говорить, что убили Альенде американцы и их ставленник Пиночет. Произошедшее нельзя назвать самоубийством даже с немалой долей условности.

Как только Пиночет захватил власть в стране, он распустил Национальный конгресс, объявил «состояние внутренней войны», вместо судов ввел военные трибуналы, создал тайные центры пыток и несколько концентрационных лагерей.

Кукловоды из США были удовлетворены, поскольку диктатор повторял как попугай, что отныне: «Чили - страна собственников, а не пролетариев». В результате политика

Пиночета привела, помимо прочего, к массовой эмиграции, а по сути, к бегству из страны сотен тысяч человек, за все время правления хунты страну покинуло более миллиона человек, то есть около десятой части всего населения. В основном это были квалифицированные специалисты, крестьяне выехать просто не могли.

В течение первого же полугода власти военной хунты покупательная способность населения упала на 60%, национальная валюта была девальвирована более чем в 2 раза, в несколько раз выросли цены на основные продукты, число безработных увеличилось на 100 тыс. человек.

Одновременно с этим рабочая неделя была увеличена с 44 до 48 часов без компенсации сверхурочных, а средняя зарплата упала до 15 долларов в месяц.

В 1974 году стоимость жизни в стране выросла (по официальным, явно заниженным, данным) на 375%, цены на хлеб выросли в 22 раза, на сахар - в 29, на мыло - в 69 раз. Безработица выросла до 6% (18% экономически активного населения).

Доля заработной платы в национальном доходе упала до 35% (свыше 60% при Альенде). Национальная валюта -эскудо - девальвировалась в 1974 году 28 раз. Бесплатное медицинское обслуживание было упразднено [297 - Тарасов А. Указ. статья.].

В апреле 1975 года в Чили была введена в действие разработанная «чикагскими мальчиками» политика «шоковой терапии» (знакомое словосочетание, не правда ли?). Она предусматривала приватизацию государственных предприятий, отмену контроля над ценами, повышение подоходного налога, замораживание зарплат, сокращение капитальных вложений в госсектор.

Последствия «шоковой терапии» в Чили (как и у нас позднее) были катастрофическими. ВНП за год сократился на 19% (это выяснилось после падения Пиночета, официальная статистика времен диктатуры называла то 12,9%, то 15%), промышленное производство упало на 25%, спад в строительстве превысил 50%.

Стоимость жизни (опять же по официальным, явно приукрашенным данным) выросла в три с лишним раза.

Безработица выросла до 20%, а в отдельных районах - до 30 и даже 40%, чего не было в Чили даже во времена Великой депрессии. Это при том, что из 460 государственных предприятий 276 уже были возвращены прежним владельцам или проданы в частные руки. Разорилось свыше 1200 средних и мелких предприятий.

Иностранным (в первую очередь из США) инвесторам был разрешен вывоз 100% прибыли. Эскудо полностью обесценилось, и в октябре 1975 года пришлось ввести новую денежную единицу - песо.

Песо решили «привязать к доллару» (по курсу 1 песо - 1 доллар), но песо «отвязалось», и в январе 1977 года за 1 доллар давали уже 18,48 песо, в январе 1978-го - 27,47 песо, в январе 1980-го -39 песо, в июне 1982-го - 46 песо и т.д. К концу «эры Пиночета» стоимость песо по отношению к доллару упала более чем в 300 раз! [298 - Там же.]

В первой половине 1977 года промышленное производство в Чили упало до уровня 1968-го, а безработица выросла по сравнению с 1973 годом в 4 раза. Цены на хлеб и рис выросли на первое полугодие на 60%, на молоко - на 30%.

Даже по официальным данным, 550 тыс. семей оказались живущими в трущобах. Вдвое выросла детская смертность, в 6 раз - заболеваемость туберкулезом. В конце ноября 1978 г. внешний долг Чили достиг 6,5 млрд долларов.

Экономический рост в Чили начался только в 1984 г. и составил 3,8% (пиночетовская статистика называла 6%), в 1985-м случился новый спад, в 1986-м - подъем до 5,7%, в 1987-м - 6%, в 1988-м - свыше 7%, в 1989-м - 10% (официальные данные; позже выяснилось, что на самом деле подъем в 1989-м был лишь 7,3%) [299-Тамже.].

Никакого экономического развития в Чили при Пиночете не было. В 1984-1989 годах шло всего лишь восстановление разрушенного Пиночетом народного хозяйства. К уровню развития, достигнутому при Альенде, чилийская экономика за годы «экономического чуда» так и не вернулась.

Особенность «экономического роста» при Пиночете была также и в том, что вопреки всем правилам этот «рост» не сопровождался ростом средних доходов населения, ростом продолжительности жизни, улучшением в социальной сфере.

Детская смертность в этот период увеличилась на 8,2%, продолжительность жизни сократилась на год и четыре месяца, число студентов осталось на уровне 1977 года (60% от времен Альенде).

«Утечка мозгов» резко усилилась. Доля зарплаты в валовом внутреннем продукте так и не дошла до 40% (38% в 1989 г.), в то время как в 1971-1972 годах она превышала 60%. По официальным данным, 22,6% населения жило в условиях «абсолютной нищеты» (против 8,4% в 1969 г.).

По подсчетам Фернанду Кардозу (президента Бразилии, известного экономиста и социолога), среднегодовой «рост» в чилийской экономике при Пиночете в 1974-1989 годах выражался в отрицательном числе -3,9%, в то время как по Латинской Америке в целом эта цифра была +4% (без всякого Пиночета и «чикагской школы») [300 -Там же.].

«Экономическое чудо» Пиночета было на самом деле 11-летним - самым глубоким в Латинской Америке в XX веке - экономическим кризисом, приведшим к безработице трети населения, подарившим статус бомжа четверти населения, эмиграцию - одной трети трудоспособного населения страны, галопирующую инфляцию, возрождение помещичьего хозяйства, ликвидацию «среднего класса» и накопление чудовищного внешнего долга (если перенести чилийский опыт на Россию, то у нас этот долг составит 323 с лишним миллиарда долларов!) [301 - Там же.].

Вообще же любители Пиночета постоянно говорят и пишут, что жертвами режима Пиночета стали 3,5 тыс. человек. Подразумевается: совсем немного! На самом деле 3,5 тыс. - это так называемые пропавшие без вести, т.е. те, кого пиночетовская политическая полиция ДИНА (с 1978 г.) похитила, но отказалась официально признать свою причастность к их исчезновению.

Похищение было очень эффективным средством устрашения. Родственники 1,2 тыс. похищенных до сих пор безуспешно пытаются найти даже могилы жертв ДИНА (и именно эти люди активнее всего бушевали на улицах во время «британской эпопеи» Пиночета - они хотели наконец узнать судьбу своих детей, мужей, братьев: если не найти могилу, то хотя бы получить официальное подтверждение, что труп - как это часто бывало - сброшен в море, на корм акулам).

Реально же в Чили только в первый месяц после переворота - до «нормализации» - было убито 30 с лишним тысяч человек. Еще 12,5 тыс. погибли за годы диктатуры под пытками, умерли в тюрьмах, были застрелены на улице [302 - Там же.].

Число жертв режима Пиночета к настоящему моменту установлено довольно точно. Существует огромная документация на этот счет. Прошли (еще в 70-х) три международных трибунала по расследованию преступлений чилийской хунты: в Копенгагене, Хельсинки и Мехико.

В них участвовали юристы из 100 стран. Заслушаны тысячи свидетелей, материалы слушаний сведены в 1260 томов. Вплоть до эпохи тэтчеризма и рейганомики первую цифру - 30 тысяч погибших за первый месяц переворота - никто и не пытался оспаривать.

И лишь при Рейгане и Тэтчер ее стали настойчиво подменять другой - в 10 раз меньшей. При этом, однако, не предоставляя никаких доказательств своей правоты [303 - Там же.].

Печально знаменитый Национальный стадион в Сантьяго, превращенный хунтой в концлагерь, вмещает 80 тыс. человек.

В первый месяц число содержавшихся на стадионе арестованных составляло в среднем 12-15 тыс. человек в день. К стадиону примыкает велодром с трибунами на 5 тыс. мест. Велодром был основным местом пыток, допросов и расстрелов.

Ежедневно там расстреливали, по многочисленным показаниям свидетелей, в том числе иностранцев, от 50 до 250 человек.

Кроме того, в концлагерь был превращен стадион «Чили», вмещавший 5 тыс. зрителей, но на нем содержалось до 6 тыс. арестованных. На стадионе «Чили», по свидетельствам выживших, пытки носили особенно чудовищный характер и превращались в средневековые казни.

Группа боливийских ученых, попавших на стадион «Чили» и чудом уцелевших, дала показания, что видела в раздевалке и в помещении медпункта стадиона обезглавленные человеческие тела, четвертованные трупы, трупы со вспоротыми животами и грудными клетками, трупы женщин с отрезанными грудями.

В таком виде трупы отправлять в морги военные не рисковали - они вывозили их в рефрижераторах в порт Вальпараисо и там сбрасывали в море [304 - Там же.].

Через Национальный стадион прошло не менее 40 тысяч за 2 месяца! Из них не менее 6 тысяч (а вероятнее, около 8 тысяч) было убито.

Режим Пиночета с исключительной скоростью фашизировался. Фашистские партии были единственным гражданским союзником Пиночета - и именно эти партии продолжали активно действовать в стране, несмотря на официальный запрет хунты на деятельность политических партий (деятельность правых партий была под запретом до 1988 г., левых- до момента падения диктатуры).

Именно фашистам было поручено «идеологическое обоснование» режима, они были «идеологическими комиссарами» хунты в университетах и т.д. Очень скоро прославления Гитлера, Муссолини и Франко стали нормой.

Очень скоро к антикоммунистической риторике добавились антимасонская и антисемитская.

В результате 93% еврейских семей эмигрировало из Чили. Традиционно значительная часть чилийских евреев придерживалась левых взглядов, но вряд ли это может служить оправданием, например, включения в школьные учебники при Пиночете почерпнутых в нацистской Германии формулировок типа «еврей Маркс», «еврей и масон Гейне», «большевики - марионетки мирового масонства» и т.д. При Пиночете численность фашистских партий и групп выросла в 22 раза [305 - Там же.].

При Пиночете Чили превратилась в рассадник фашистской пропаганды во всем испаноязычном мире. «Доктрина фашизма» Муссолини на испанском языке была издана в Чили 6-миллионным тиражом - и широко распространялась по всей Латинской Америке.

При «захвате» Ла-Серены фашисты и солдаты корпуса Старка исписали весь город лозунгами «Смерть марксистам, интеллектуалам и евреям!». А член хунты генерал ВВС Густаво Ли Гусман с армейской прямотой сказал западногерманским журналистам, что хунта берет пример не с латиноамериканских консерваторов, а с европейских фашистов 30-х годов [306 - «Штерн», 1973, № 42.].

Министр иностранных дел хунты адмирал Исмаэль Уэрта заявил на Панамериканской встрече в Мексике в 1974 году: «Я не знаю, что сегодня понимают под словом "фашизм". В молодости я бывал в Европе, и там это выражение применялось к властным, сильным, умеющим руководить правительствам. Если это выражение применяют к нам, потому что мы сильное правительство, тогда мы фашисты» [307 - Тарасов А. Указ. статья.].

Но, несмотря на все это, в России во времена так называемых «либеральных реформ», то есть в ельцинскую пору, политику Пиночета едва ли не превозносили, во всяком случае, ее оправдывали адепты этих самых реформ.

Один из них, работавший тогда в правительстве, говорил следующее: «Пиночет - уникальный диктатор, он проводил очень важные либеральные экономические реформы...

Аугусто Пиночет свято верил в частную собственность и конкуренцию, и при нем частные компании заняли достойное место в бизнесе, а экономика росла и при нем и после него».

Даже оставив в покое вранье про рост пиночетовской экономики, невозможно понять, как наши «либералы» могли оправдывать Пиночета после его фашиствующего антисемитского террора?!

Для меня это уже за гранью добра и зла! Не могу понять, каким образом возможна логика подобного оправдания, как не способен я понять и природу суждений наших «рукопожатных либералов», окопавшихся на всем известной «оппозиционной» радиостанции Москвы, оправдывающих, а то и превозносящих нынешние прозападные марионеточные режимы прибалтийских республик, которые тоже проявляют весьма отчетливые фашиствующие черты и в открытую почитают «легионеров Ваффен-СС».

Право слово, создается впечатление, что американизм - это заразная болезнь, и люди, инфицированные ею, где бы они ни находились, начинают нести совершенно удивительные вещи, приближающиеся к человеконенавистническим теориям, нелогичным по природе своей и продвигаемым лишь потому, что их реализация способствует расширению влияния вашингтонского американизма. //.. * * * ..//

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров