Славянская мифология. ч.IX.

, Мифы  •  54
Продолжение. Читать с самого начала…

13. Как Ярило разбудил Мать — Сыру Землю.

В мире мёртвых у Велеса, кроме друзей было множество недоброжелателей. Да и те, что ладили с ним, порой занимались лихими делами. Даже любимая жёнушка Яга Виевна, тёмным силам покровительствовала. Даже целый народ для себя сделала, который рассеяла среди человеков по всей земле. Народ тот люди называется, и Яге как Богу покланяются.
Яга дружила с Марой-Мореной, покровительницей смерти и холода, и и подговорила её детишек человеческих сначала к ней в избу приводить, что бы перед смертью их душами лакомиться. А маары, бестелесные девы, слуги Морены, которые помогли ей когда-то усыпить Кощея Чернобоговича, и вовсе бродили вокруг людей беспрестанно, не давая им покоя ни зимой, ни летом. Говорили, что они обычно невидимы и носят свои головы под мышкой, насылают болезни, а по ночам стоят под окнами людских домов, шепчут имена домочадцев: если кто отзовётся на голос мары, умрёт тотчас.
Бывало, что поселялись мары и в домах за печками, пряли там в лунные ночи чёрную пряжу, но не к добру это было, а к худым переменам в судьбе обитателей такой избы.
По ночам из Велесова царства иногда приходили к людям нави, души самоубийц и тех, кто умер внезапно, не успев понять, что они умерли. Они проказы в избах человеков чинили. То горшок из печи выбросят, то дверьми и ставнями хлопают, а могут и дом подпалить. Чтобы от навей уберечься, нужно иметь специальный оберег, или надевать пояс со специальной охранительной вышивкой.
Некоторым только что рождённым младенцам могли нави поставить на теле невидимый «навий знак», и тогда жизни на земле ребёнку уже не будет. А в особый «навий день» эти страшилища невидимыми приходили из подземного царства в гости к своим потомкам на поминальную трапезу, и, чтобы умилостивить выходцев с того света, для них накрывали в доме богатый стол.
Были у навиев и помощники, костлявые маленькие старички-человечки, глухие, слепые и немые, но очень вредоносные. Их обычно так и называли — злыдни. Больше всего они любили вскакивать людям на спины и висеть невидимыми не слезая. Лихо и Горе-Злосчастье приводили они за собой и, случалось, надолго вселялись в какого-нибудь человека, делали его злобным и доводили до смерти. Но если им попадался человек сметливый, то он хитростью мог от злыдней избавиться: например, мог заманить вкусной приманкой внутрь какого-нибудь горшка, а потом накрыть горшок крышкой. И уж оттуда злыдни выбраться никак не могли!
Но для того и создал Сварог колесо жизни, что оно вращалось, и времена менялись. Что маары и нави не могли вечно человекам вредить. Чтоб тяжёлые времена всегда сменялись добрыми. Чтобы человеки знали цену добрым времена, и помнили о лихе. Ведь без лиха не познать добра!
Так вместе с колесом Сварога зиму сменяет весна. А весна, это время правления Ярилы, которому власть передаёт, уставший Хорсъ. Хорс – хороший, а Ярило – Ярый. Хорс прилежный мальчик, а Ярило буйный удалец. Красавец юноша, бесшабашный и отважный. Падкий на приключения. Влюбчивый и неутомимый.
Позвал однажды Велес Ярилу, и говорит: — «Нынче Мара-Морена совсем уж расшалилась, братцу твоему Хорсу отказалась власть передавать. Уж снега должны стаять, а на дворе до сих пор метель метёт. Помоги Матери Сырой Земле от ледяного плена ослобониться, пробуди её скорее. Только твоя неистовая жгучая сила поможет лугам зацвести».
Обрадовался молодой Ярило, захохотал во весь голос, да рыжими кудрями своими затряс. Вскочил на белого коня, и помчался на Землю. Я, говорит, сейчас им такого жару задам, что даже жителям подземного царства припечёт! Все твари земные у меня начнут любить друг дружку!
Маара при виде мчащегося Ярилы тут же убралась подальше от его пылающего взгляда, и, засияло красно солнышко так, как никогда зимой не сияло, проснулись деревья, цветы и травы, тронулся лёд на реках, и помчались буйные потоки по Земле половодьями, сметая всё на своём пути.
Проснулась, встряхнулась Земля, приготовилась новый урожай родить. Пробудились под Землёй от Ярилиной силы корни, погнали наружу жизненные соки, и полопались на ветках спящие почки, раскрылись бутоны, проросли озимые, умершие зёрна.
Спешился Ярило, и ну скакать и кувыркаться по всей Земле. Где коснётся Земли своей босой ногой, там ярый след останется,  цветник, ягодник, или грибница. Поползёт по Земле корнями невидимыми во все стороны, и потом дружно грибы на том месте появятся, которые он очень любит. Белые, подберёзовики, подосиновики, рыжики, опята, лисички, моховики, и пр.
Вот и скачет Ярила всё дальше и дальше на своём белом коне, и при виде его сердца людей наполняются какой-то храбростью невиданной, кажется им, что они теперь могут своротить горы, словно асилки. Наполняются их тела и души молодой свежестью, пылкостью чувств и желанием самые безумные поступки совершать. До тех пор, пока старший брат Даждьбог не сменит Ярилу на посту, буйствует он и тешится, чтобы везде поспеть, и Землю ярой силой напитать, и вспахать на небесных коровах Синюю Сваргу, чтобы и на земле, и на небе всего вдоволь было.
В честь Ярилы стали человеки имена давать своим детям, чтобы быть им сильными, ярыми:  Ярополк, Яромир, Ярослав.
А Леля, покровительница трепетной любви девической, увидав однажды Ярилу скачущего верхом на коне, влюбилась в него без памяти. Так сильно влюбилась Леля в Ярилу, что захотела его женою стать.
— Будем вместе мы растить цветы по весне, — говорила она Яриле. — Ты им силу дашь свою ярую, а я уберегу от напастей и бед.
Но ответил ей со смехом Ярила:
— Ты прекрасна, Леля-девица, не зря славят тебя люди весну каждую и на Красную горку в честь тебя праздник всех влюблённых празднуют, праздник счастья и красоты. Полюблю я тебя с удовольствием, только имей в виду, что удел мой — по миру странствовать и любить без разбору, без устали. Верным мужем, Леля, мне не бывать! У твой юбки я сидеть не стану, а ты ведь только этого желаешь! Если хочешь, Леля, любовь ярую испытать, приходи вечером на сеновал.
Леля очень огорчилась, но не заплакала. А вместо этого выпустила из сердца своего птицу-любовь, чтобы она у Ярилы на память осталась. Но Ярило отмахнулся от неё. Тогда обернулась птица-любовь кукушкой обиженной, и полетела в лес куковать, горе мыкать, одинокие годы считать. Пролились слёзы обиды из кукушкиных глаз, на землю сырую попадали, и выросла трава-мурава, «кукушкины слёзки».
Кукушкины слёзки
С тех пор живёт кукушка без мужа, без детей, в чужие гнёзда свои яйца подкидывает, чтоб растили её детёнышей обиженных те, кому доля другая досталась. И всегда обиженная парнем девица, если будет на то воля Лели, может вольной кукушкой оборотиться, упорхнуть из отчего дома в окно открытое, навсегда поселиться в зелёном лесу…
С тех пор в селениях славянских, приход Ярилы буйно праздновали. Песни пели, пили сурью, пиво и сбитень. Пели песни и водили хороводы. Через костёр прыгали, в удали мерялись. Девицы на выданье в лучшее платье обряжались, а молодцы в кулачных боях состязались. Так молодые люди могли показать себя во всей красе, чтобы найти себе пару, и по овсени свадьбу сыграть. А бывало, совершали молодые в приход Ярилы такие чудачества, о которых потом и вспоминать-то не хотелось…
Но не мог вечно длиться Ярилин век. Приносил он с собой такие страсти, такие чувства, которые людям не под силу было долго испытывать. А потому быстро старился Ярила. Поворачивалось колесо жизни, и на смену весенней ярости приходила спокойная летняя уверенность, когда на смену Яриле приходил мудрый спокойный и рассудительный Даждьбог.
Неторопливо наливались соком колосья, а уставшие от чудачеств люди спешили похоронить умирающего Ярилу. Ближе к середине лета собирались молодцы и девицы за селениями, на Ярилиных плешках, и весь день пили, ели, плясали да веселились, провожая Ярилу. Какого-нибудь юношу или девушку обряжали Ярилой, одевали в белое, ленты подвязывали и бубенцы, лицо раскрашивали белилами да румянами. Под вечер зажигали многочисленные Ярилины огни и хоронили его, обессиленного: делали соломенное чучело, а потом топили его в реке или в поле чучело выносили.
А молодые девушки втайне от всех хоронили в лесу на берёзовых ветвях кукушку любовь обиженную. Делали птичье чучело из травы «кукушкины слёзки» и с песнями да заговорами клали его в берестяной ларец. Спи, кукушка, жди Ярилу. И уходил от человеков Ярила. Отправлялся в Синюю Сваргу, туда, где мог встретить своего отца Солнце – Ра. Там он, набирался сил, чтобы снова весной выскочить к людям  босиком, в одних штанах и на белом коне. А пока делать ему было нечего, помогал отцу Ра по хозяйству. Ведь у в Сварге тоже всегда хлопот достаточно.
Ещё с тех пор, как ударили небесный отец Сварог и Чернобог — Чёрный Змей по камню Алатырю, из многих мелких искорок родились многие духи и божества, злые и добрые, и расселились по всей земле: в лесах и полях, в воде, в огне и в воздухе. Водяные и некоторые воздушные духи подчинялись многомудрой богине Макоши, божества огня Сварогу и Сварожичу-Семарглу, повелители ветра и воздуха бородатому Стрыю-Стрибогу, а домовые, дворовые, полевые и лесные духи были в ведении Велеса да Ярилы.
Продолжение следует…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги