"РПЦ требует собственность за то, что освящает «божиим» авторитетом правящий класс"

, Религия  •  267



Но истинная церковь - не экспуататор и не может заниматься никаким бизнесом.

Через два года здание Исаакиевского собора в Петербурге должны передать в безвозмездное пользование Русской православной церкви, на очереди – Крым, там местная епархия просит "пожаловать" ей 24 объекта музея "Херсонес Таврический". Что касается северной столицы - Исаакиевский собор вместе со Спасом-на-Крови и Сампсониевским собором относится к государственному памятнику-музею. Ранее к нему также относился Смольный собор, который в 2015 г. уже возвращен в безвозмездное пользование церкви. Сампсониевский собор проходит процедуру передачи.

Сегодня в подвале здания Исаакиевского собора расположена мемориальная экспозиция, посвященная работе музейных сотрудников в годы блокады Ленинграда. С 1931 по 1986 гг. под куполом висел самый тяжелый в мире маятник Фуко — устройство, наглядно демонстрирующее суточное вращение Земли. Тем не менее, права верующих не ущемляются - с 1990 г. в соборе проходят богослужения, они, как правило, проводятся два раза в день. Паства проходит бесплатно через северный вход. По информации петербургских СМИ, по воскресеньям на службу собираются около 100 верующих, но в будни — не более 15 человек. С 2015 г. РПЦ вступила в борьбу за права на храм.

В конце прошлого года губернатор Петербурга Георгий Полтавченко сдался – принято решение отдать один из главных музеев-памятников страны в ведение православной церкви. Процесс трудоемкий и требующий немало затрат, он растянется на несколько лет, убытки за притязания церкви возложат на плечи налогоплательщиков. Культурный объект, памятник архитектуры до этого самоокупался - каждый год его посещают не меньше 3,5 млн человек, в прошлом году общие доходы музея составили 783 млн руб., из них более 100 млн руб. было потрачено на реставрацию, 100 млн - налоги. Остальные средства направлены на содержание соборов музейного комплекса.

Церковь однозначно дала понять, что не намерена брать на себя значительные финансовые обязательства - РПЦ рассчитывает на бюджетное финансирование, к тому же церковь налоги не платит. Так же дело обстоит и с расходами на реставрацию. Если храм придет в упадок - люди "принесут, помогут" - считает духовенство. "Я думаю, что в год столетия революции очень правильно вернуть на места то, что было перевернуто вверх ногами", — заявил в СМИ председатель экспертного совета РПЦ по церковному искусству, архитектуре и реставрации, член Патриаршего совета по культуре, протоиерей Леонид Калинин.

Но не только музей в Петербурге перестанет существовать, оставив без работы специалистов, но и, возможно, крымский заповедник "Херсонес Таврический" окажется очень скоро в таком же положении. Все это не единичные случаи, а довольно агрессивная политика РПЦ по возвращению и захвату имущества. Захвату - потому что храм в Питере никогда церкви не принадлежал, и закон о возвращении церковных зданий, на который некоторые ссылаются, здесь не работает. То же самое можно сказать и о несуществующем храме святой Екатерины в Екатеринбурге – если собор не сохранился, так РПЦ ввязалась в долгую и непримиримую борьбу за место под солнцем в центре уральской столицы, где это сооружение когда-то стояло (напомним, что на Площади труда уже и так установили часовню в память о храме). Горожане отстояли "Каменный цветок", но проиграли городской пруд - новый проект поражает воображение, храм Екатерины будут строить в небольшой акватории на подпорках, вот уж здесь действительно речь не идет о духовном утолении жажды страждущих, "Храм-на-воде" - настоящее шоу. И шоу продолжается.

Российский историк, специалист по истории России XX века, автор научных работ по изучению церкви Александр Пыжиков считает, что все эти споры вокруг имущества - звенья одной цепи. "РПЦ - крупный эксплуататор, который освящает духовно правящую прослойку. А сейчас, в наше время церковь требует плату себе, собственность за то, что освящает "божиим" авторитетом правящую прослойку, которая возникла в 1990 г. И требует увеличения собственности. Вот в этом контексте нужно рассматривать вопрос по Исаакиевскому собору", - сказал он в беседе с Накануне.RU.

Вопрос: Разгорелся спор вокруг Исаакиевского собора. Есть ли какие-то исторические основания на такую позицию РПЦ, какой у Вас взгляд на решение передать музей церкви?

 Александр Пыжиков: Для многих наших людей "церковь есть церковь", но что за этим стоит? Никто не задумывается. А на самом деле, если копнуть глубже - такое открывается, что все начинают глаза таращить. Русская православная церковь – я не знаю, что это такое, на самом деле. Я знаю Украинскую православную церковь – не та, которая на современной Украине, а та, которая у нас обосновалась в 17 веке. Эта церковь обслуживает колониальную прослойку, начиная с конца 17 века, собственно для этого она и создавалась. Та церковь, которая была – церковь Сергия Радонежского - уничтожена ими полностью, поскольку украинская модель подразумевает, что церковь должна быть крупным собственником зданий, банков, то есть работать как какое-то коммерческое предприятие. Вот в чем разница между церковью Сергия Радонежского и украинской моделью, которую представлял Иосиф Волоцкий, который перебрался сюда из Литвы.

Сейчас церковь, о которой мы говорим – прямые его наследники. В их понимании, если церковь не владеет крупной собственностью, то это уже не церковь, а непонятно что. А для нашего народа церковь, которая владеет обширной собственностью, – не является церковью, вообще не может претендовать на какое-то духовное руководительство. И скандал с Исаакиевским собором, объектами в Крыму – это все звенья одной цепи, цепи старой, которая еще тянется с дореволюционных времен. По этой модели, церковь - такой же крупный эксплуататор, который освящает духовно правящую прослойку. А сейчас, в наше время она требует плату себе, собственность за то, что освящает "божиим" авторитетом правящую прослойку, которая возникла в 1990 г. И требует увеличения собственности. Вот в этом контексте нужно рассматривать вопрос по Исаакиевскому собору. Не отдельно выхватывать – владела церковь или не владела, соблюден закон или нет – да какая разница?

Сегодня речь про Исаакиевский собор - завтра про любой другой. Главное тут, что в РПЦ чувствуют свою необходимость, что они хорошо обслуживают правящую прослойку, вот и возникают имущественные аппетиты.

Вопрос: К слову о прослойке. Вице-спикер Госдумы "граф Толстой" заявил, что "наши храмы" ломали выходцы из черты оседлости, якобы предки многих нынешних медиа-, бизнес-, и прочих деятелей и оппозиционеров... Это не совсем верно – недоверие к церкви было во всем народе?

Александр Пыжиков: Эти заявления часто делаются церковными властями, чиновниками. Они говорят, что на самом деле церковь уничтожали какие-то инородцы, а ни один русский человек сам по себе не мог поднять руку на эту церковь. На самом деле Толстой выражает абсолютно церковную позицию. Он поддерживает этот трафарет. Но надо сказать, что эту церковь уничтожили именно русские люди, потому что она не была близка народу по духу. Никакие инородцы тут не причем. Это была вековая мечта всех коренных народов России – уничтожить украинско-польский гибрид. Сам Толстой был умней, чем его потомок, и все это понимал.

Вопрос: И, кстати, был предан этой церковью анафеме. В Екатеринбурге собираются строить "храм-на-воде", это больше похоже на какое-то шоу, чем на реальную необходимость для нужд верующих?

Александр Пыжиков: А у нынешних церковников все – шоу, начиная с их главного храма Христа Спасителя, который в народе именуют "бизнес-центром", где все пропитано коммерческим подходом. Другого подхода не существует. Если нет в этой церкви коммерции, то она развалится, не будет существовать. А нам нужна наша церковь, которая полностью дистанцирована от коммерческой, прагматической сущности. И для того, чтобы она утвердилась, нам нужно выпроводить всех, кто работает на эту коммерческую модель.

Вопрос: То есть споры вокруг имущества – это, прежде всего, коммерческий интерес?

Александр Пыжиков: Они возьмут в собственность, а потом будут еще брать деньги у государства, чтобы обслуживать эту собственность, то есть брать средства за наш счет, за счет налогоплательщиков. Такой церковь была, и другой она не станет.

Вопрос: Как считаете, это не прибавляет популярности РПЦ?

Александр Пыжиков: В РПЦ говорят, что все на их стороне. На всех федеральных каналах только про них и говорят. На самом деле, их поддерживает меньшинство, я вообще считаю, что ниже 20%. И половина от этих 20% отсеется сразу от них в случае чего – совершенно случайные люди.

Вопрос: Вот Вы говорили о польско-украинском гибриде, который появился в конце 17 века, а что же после восстановления произошло?

Александр Пыжиков: Даже когда церковь восстановили после Великой Отечественной войны, то из 13 тыс. приходов, 9 тыс. располагалось на Украине и в областях, которые к ней примыкают, черноземной России – так было всегда. О чем говорят факты – они говорят о том, чья это церковь.

Вопрос: А "наша" церковь тогда какая, по-Вашему? У вас, кстати, есть работа о беспоповцах, которые вливались в большевистское движение, то есть речь о старообрядцах?

Александр Пыжиков: Старообрядчество – это то, что осталось от русской коренной церкви. А никонианство – это абсолютно чуждый нам проект украинско-польской элиты, колониальной прослойки. Никонианство возникло в 17 веке, оно навязано силой и кровью, и мы должны этот узел развязать. Церковь нужно освободить от этих ребят, которые в конце 17 века сюда "десантировались", агрессивно наводя свои порядки. Она была создана как духовный окормитель, поддержка, религиозная опора правящей украинско-польской прослойки, этой аристократии и дворянства.

Главное отличие этой церкви в том, что она – активный коммерческий субъект. Истинная церковь не может заниматься никаким бизнесом. Иосиф Волоцкий только контуры коммерческой церкви создал, а потом уже вместе с Романовыми она стала господствующей. И сегодняшние вещи, которые вызывают у нас изумление – "храмы-на-воде", сутяжничество за собственность, цепляние за имущество – это проявление той же сущности.

И сейчас, как при Романовых, церковь выполняет те же функции – мы будем держать народ в узде, будем оправдывать существование правящей прослойки, которая все украла у 90% населения, а вы, господа, правящая прослойка, скидывайте уж нам что-нибудь с вашего барского стола, Исаакиевский собор, эти 20 объектов в Крыму, еще что-нибудь давайте, а мы уж народу объясним, что так и надо, что 90% ни с чем, а 10% украли все.

Абсолютно справедливо, по-божески будем призывать к смирению, объяснять, что все претензии от гордыни идут. Старая хорошо налаженная система. Только 100 лет назад ее сломали, а сегодня она обретает новую силу.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги