Рождение огненного Волха

, Цивилизации  •  327



А тем временем Купальница – Ночь расправила тёмные крылья над миром. Уставшие от трудов Велес с Ярилой отправились восвояси спать – почивать, да сил набираться. Бука с дрёмой к делам приступили, домовой с дворовым обход владений начали, а на стражу мира до рассвета заступил часовым Семаргл со своим огненным мечом.

Но не от шишиг, кикимор и банников Семаргл свет сторожит, а бдит он, чтобы рать Змеева, Чернобогова в явный мир не проникла. Силы тёмные неистребимы, и будут всегда противостоять светлым. Как ночи не бывает без дня, так и добра не существует без зла. Покуда есть Белобог, будет строить свои козни и Чернобог. Но если не быть Чернобогу, то Белобог сам в абсолютное зло превратится. Потому то битва добра со злом никогда не прекращалась.

И вот однажды Огненный Змей, старший сын Горына Змеевича, которого при помощи Семаргла Даждьбог копьём поразил, прокрался таки мимо стражей в мир явный из подземного царства. Захотелось ему отыскать невесту себе из рода человеческого. Бродит по дворам, в окна заглядывает. Ищет ту, что будет по нраву, чтобы на утро обратиться в добра молодца, и придти свататься.

Ходит – бродит, всё без толку. В одно окошко заглянул, а там домовой на лавке сидит, с шишигой разговаривает. Человеки то не видят домовых с шишигами, и змеев Чернобоговичей узреть не в силах. Но те то друг друга всегда видят. Узрела Огненного Змея за окошком и шишига. Стала хихикать да рожи корчить. Домовой руками замахал, зашипел аки кот, да кричит: - «Пшол вон отсюда окаянный! Не то я сейчас ящерицу из тебя сделаю!».

Огненный Змей, конечно же домовых не боится, однако, чтоб шума не поднимать, взмахнул крыльями, да полетел в другое селение искать себе добычу. А домовой начал шишигу отчитывать, мол нечего нечисть всякую приваживать, пусть и родню, но негожую.

Дело в том, что все кикиморы, и лесные и домашние, появляются от женщин, которых Огненный Змей соблазнил, притворившись добрым молодцем, пообещав жениться, и не исполнив обещание. Но не все дети змеевы в кикимор обращаются, а только неродившиеся девочки, умершие до своего появления на свет. Их Мара-Морена в свой чертог прибирает. Там будущим кикиморам семь лет свои сказки Кот Баюн вещает, а премудростям колдовским, слуги Мары обучают. По окончании обучения, вновь обращённых кикимор и шишиг на жительство определяют, по болотам да в дома, чтобы они в хлябях да за печками веками не старились, да как малые дитяти озорничали и баловались.

Домовые же появляются так: Задумает человек уподобиться родителю своему славному богу Роду, и свой собственный маленький мир построить, берёт топор и идёт в лес. Просит лешего и Светибора позволить ему деревьев для жилища срубить. Дерево для избы всегда зимой нужно отбирать, в трескучие морозы. Скрипучие стволы брать нельзя, потому, что в них неупокоенные души стонут. Ежели из таких деревьев дом сложить, то обитатели его болеть всегда будут. Плачущие в брёвнах души будут всю жизнь силы и здоровье из человеков высасывать.

Брать можно только те стволы, что звонко поют при ударе по ним обухом. Сильные и выносливые. Годные для строительства деревья берутся у леса, и до лета покоятся, ждут под попечительством лешего своего часа, когда за ними новый хозяин на телеге приедет. Напитываются духом от былого хозяина - Светибора, чтобы на новом месте мог братец лешего домовой зародиться.

Глава семьи перед постройкой новой избы закапывает в освящённом месте голову коня, а на неё камень ставит. Это восточный угол будущей избы. Когда все камни установлены, на них кладут венец из самых отборных брёвен. И тогда из черепа коня от духа, заложенного в брёвна, рождается новый домовой. Домовым дана власть над всеми огненными змеями, в том числе и над Змиуланом, который рождается от стрел Перуна, попавших в дерево. Змиулан выглядит как человек, только вместо ног у него огненный хвост змеиный.

Волхвы говорят, что начало истории огненных змеев было ещё самой Макошью завязано. Однажды предрекла она Матушке Сырой Земле рождение бога смелости и бесстрашия, бога-воина, бога-оборотня...

Однажды по весне, когда буйствовал Ярило, обратилась душа Сырой Земли в чудесную птицу. Закружилась она над буйными лесами и зелёными полями девицей – красавицей. Но увидел её Огненный Змей, и вспыхнула в нём любовь невиданной силы. Распалился засиял словно Солнце. Рассыпал по земле искры огненные. И захотел девицу женой своей сделать. Обернулся добрым молодцем, и обманом, ласковыми словами завладел Сырой Землёй. Увёл её в царство подземное.

Поняла тут Сыра Земля, кто её в жёны взял, и захотела было сбежать от него, не тут то было. Сколь ни противилась, но понесла от Змея ребёнка. Хоть и не по своей волей Земля стала женой гада, но сын то, как ни крути, для неё родненький. Изловчилась Сыра Земля, да и отправила весточку самому Роду всевышнему, чтобы помог он её сделать сына бесстрашным, мудрым, могучим, да чтобы не пошёл он характером в своего батюшку.

Но ответил Земле Род, что Судьба дитяти её только в его собственных руках. Даже Макоши неизвестно какой он путь выберет: быть ли с Правдой светлой, или с Кривдой тёмною. Знаний, мудрости и смётки ему полной мерой отмерено. А вот как применить их, во благо или во зло, только сам решить сможет.

Опечалилась Земля, всё горевала и плакала, пока сына под сердцем носила. Но Макошь сжалилась над ней, и обещала помогать её сыночку родненькому. Наказала наречь сына Волхом Огненным.

Волх родился в рубашечке и с клоком волчьей шерсти на макушке, потому что отец его, Огненный Змей, наградил сына умением в любую земную и подземную тварь оборачиваться. В тот же час все три царства содрогнулись, небесное, земное, и подземное. Море вышло из берегов, с высоких гор вершины рухнули, а с небес звёзды падать начали.

К Матери Сырой Земле со всех уголков звери, птицы и гады тянуться начали. Все пошли на поклон к Матушке, чтобы ей и её сыночку Волху кланяться. Волх тут же заговорил, и велел для него кольчугу выковать, шелом золотой, железную палицу и булатный меч.

Рос он не по дням, а по часам, и к тому моменту как для него палицу выковали, превратился в могучего великана – витязя. Взял в руки палицу, повертел играючи, и велел в десять раз тяжелее выковать. Говорит матушке:

- Не отец мне Огненный Змей. За все те обиды, что доставил он вам, родимая, поплатится чудо-юдо жизнью своей никчемной. Запущу я палицу прямо в его лоб, да и зашибу до смерти.

- Смел ты Волх, но не разумен. Не одолеть тебе без сноровки Змея окаянного. Слишком силён он, хитёр и изворотлив.

- Про то не беспокойтесь матушка. Я тоже не лыком шит.

- Ты расти пока сыночек, уму разуму набирайся. Знаниями насыщайся да умениями, пока тебе в Сварге в жаркой кузнеце новую палицу выкуют. Сварог лично для тебя кольчугу, шелом и меч справит.

Волх склонил голову перед матушкой, и с усердием принялся за учёбу. Все тайные знания от Матери Сырой Земли перенял. У Макоши обучился узелки читать, и уведомления шнурочками завязывать. От неё же перенял как почитать старших и славить богов. Воинским премудростям учился у Перуна, а житейским у Велеса.

Яга Виевна при виде юноши – красавчика, растаяла. Словно в детстве петь и плясать повадилась, цветы и травы собирать вместе с Волхом начала, и обучила его всем своим премудростям. В её избушке на курьих ножка частым гостем стал витязь, и обучился понимать язык зверей, птиц, насекомых, рыб, камней и растений.

Великим ведуном великим стал Огненный Волх. Научился быстрокрылым соколом парить в поднебесье. Финист – Ясный Сокол, в начале мира родившийся из золотого яйца, стал ему другом-помощником. Облетал всю землю Огненный Волх, оборотившись соколом. Рыскал по дремучим лесам и бескрайним степям превратившись в серого волка. Скакал по горам в обличии единорога. Нырял в окиян обратившись рыбой, и не было для него преград.

Так и стал он могучим, умелым, мудрым и бесстрашным. И всё боле росла слава его среди богов и человеков. Но и подземные твари о Волхе прознали. Начал Огненный Змей собирать войско для похода на Ирий. Из-за Чёрных гор дым густой повалил, и узрев его, понял Волх, что его время настало.

Ударился оземь, обернулся василисковым драконом, и взмыл в небо. Упал камнем у логова змеева, и начал прислушиваться. В пещере под Змеиной горой Огненный Змей беседовал со змеёй Параскеей.

- Пока Волх не набрался должной силы, я нападу прямо сегодня. Все твари летучие и ползучие разом ударят по Ирию, когда все спать будут. В то время, как огнянники округу жечь с лёту будут, я свящённую яблоню полоню на которой золотые яблочки дарующие вечную молодость и власть над всеми царствами. Вот тогда и наступит время моей власти над пирами. Вот тогда и боги и человеки будут у меня в услужении. Только Волха не пощажу. Раздавлю как сморчка!

- Не видать тебе чудесных яблочек, Огненный Змей. До тех пор, пока ты в логове своём, а Волх с богами ирийскими, не будет у вас неприятностей. Но если ты решишься на вторжение, то бит будешь сыном своим Волхом Змеевичем. А если он к тебе с палицей вторгнется, ты его одолеешь. Но никто никого окончательно не одолеет. Судьба ваша в том, чтобы либо биться и кровью истекать, либо терпеть друг друга с малыми потерями.

- Что пророчишь ты, змея подколодная?! Не бывать тому, не подымет сын руку на меня!

Услышав сие, воспламенился Волх. Впорхнул в пещеру, и говорит:

- Не отец ты мне, чудо-юдо поганое! Мой отец – всесильный Род. А за то, что обидел мою матушку, прощать тебя я не намерен. Выходи на свет, биться будем!

Вышли на свет, и Волх оземь ударился. Оборотился из василискового дракона в добра молодца. Зашипел удивлённо Огненный Змей, загремел железной чешуёй, пламя в сына изрыгнул, да тот увернулся. Изловчился, да и опустил палицу прямо Змею на темечко. Оглушил его, и пока тот в беспамятстве был, скрутил его в бараний рог. Но убивать не стал. Вновь обернулся драконом с птичьей головой о четырёх лапах со змеиным хвостом, схватил когтями связанного Огненного Змея, и поднялся высоко в небо. Полетел туда, откуда из-за моря солнце встаёт.

Там, в средиземье, где от одного берега до другого над чистой водой от рассвета до заката лететь, была приготовлена у Волха каменная темница на самом дне окияна. Достигнув того места, оборотился Волх зубастой щукой, нырнул на дно, держа Змея в зубах, и заточил того в каменную темницу.

Там на дне окияна в толще каменной распутался Огненный Змей, и ну трепыхаться, биться в стены. От того трепыхания по всему океану гул пошёл и возмущение. Вода вздыбилась, и обрушилась волной превеликой на оба берега.

А огненный Змей и по сей день в своей темнице сидит, проклинает тот день, когда змею Параскею не послушался, и на золотые яблочки позарился. Теперь, как изрыгнёт Огненный Змей изо рта пламя, так камень плавится, и огненными потоками на поверхность земли просачивается. Но когда все стены каменной темницы жидким огнём изыдут, освободится Огненный Змей, наружу вырвется, и будет тогда новая битва с Огненным Волхом.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров