Россия будет осваивать Луну в одиночестве

, Открытия  •  190


Роскосмос, по разным сообщениям, то ли исключили, то ли он сам вышел из экспертной группы по обсуждению перспектив создания международной окололунной станции Gateway. В проекте остаются США, Канада, Япония и Европейское космическое агентство (ESA). Что на самом деле произошло и каковы интересы России с точки зрения экспансии на Луну?

Для начала стоит разобраться, о чем вообще идет речь. Gateway – это проект космической станции на орбите Луны, разработанный НАСА и впервые показанный широкой публике в марте 2017 года.

Тогда этот проект носил немного другое название – Deep Space Gateway («Выход в открытый космос»). Предполагалось разместить его в точке Лагранжа L2 системы Земля – Луна, примерно в 80 000 км от Луны. В этой точке гравитационные поля Земли и Луны одинаковы, и станция могла бы оставаться там долго без значительной траты топлива.

Мечта о лунной станции

Затем было принято другое решение. Для станции разработали специальную орбиту Near Rectilinear Halo Orbit, сокращенно NRHO. На этой орбите минимальное расстояние от поверхности Луны составило бы около 3000 км, а максимальное – около 70 000 км. Один оборот станции вокруг Луны совершался бы в течение приблизительно семи дней.

Почему нельзя запустить станцию по лунной круговой орбите, на расстоянии 100–200 км от поверхности, ведь на Луне нет атмосферы? К сожалению, сделать это мешают масконы – регионы Луны, создающие положительные гравитационные аномалии. А значит, потребуется дополнительное топливо, чтобы регулярно корректировать орбиту.

Предполагается, что станция будет многомодульной и соберут ее прямо на орбите Луны. Всего в ее состав войдут шесть–семь модулей, среди которых будут и жилые, и шлюзы для стыковки с посадочными модулями. Такая станция могла бы сильно упростить высадку на Луну и ее изучение.

Увы, сделать Gateway постоянно обитаемой, как МКС, просто не получилось бы. Дело в том, что Международная космическая станция находится под защитой атмосферы и магнитосферы Земли, а потому космонавты, работающие там, получают гораздо меньше космической радиации, чем на орбите Луны. По расчетам ученых, слетать работать на Gateway космонавт смог бы не больше чем на месяц, уровень радиации там примерно в 200 раз выше, чем на Земле.

Начать строительство предполагалось уже в 2022 году. Однако, судя по скорости ввода в эксплуатацию ракеты-носителя SLS, вряд ли стоит ожидать старта первых моделей раньше, чем в 2023–2024 годах.

Участие или партнерство

НАСА пригласила Роскосмос к совместному участию в создании лунной орбитальной станции, но не равным партнером, как в проекте Международной космической станции, а в числе прочих стран, участвующих в проекте. Причины для этого прозаичны: у российской стороны сейчас нет таких серьезных козырей, как в случае с МКС. К тому же политическая ситуация между США и Россией в последние годы совсем не такая, как четверть века назад.

В апреле 2018 года Дмитрий Рогозин, еще в должности заместителя председателя правительства РФ, сказал по этому поводу: «Во-первых, мы точно не будем вести никаких переговоров, чтобы навязыватьcя к американцам в партнеры...

Конечно, кооперация тут была бы хороша, но не любой ценой, мы точно не пойдем подмастерьями».

Еще два года ситуация оставалась неопределенной. НАСА не получала достаточно финансирования, чтобы начать полноценные работы, а в 2019 году вице-президент США Майк Пенс обозначил новую цель – высадка на Луну, причем в как можно более ранние сроки, в 2024 году. Создание Gateway, даже частичное, в эти планы не особенно вкладывалось, как по времени, так и по финансам, а потому и проектирование станции двигалось ни шатко ни валко. На 2020 год в марте 2019 года планировалось выделить на строительство орбитальной станции 821 млн долларов, но в дальнейшем в рамках высадки в 2024 году планируемое выделение средств Белым домом было сокращено на 321 млн – до 500 млн.

За время работы было проведено несколько брифингов, в них участвовала в том числе и Россия. Однако договоренностей по поводу участия и подписания контрактов не было. Только сейчас, в январе 2021 года, началось движение по проекту – Япония, а затем ESA подписали соглашения об участии (Канада сделала это еще раньше).

Очевидно, ввиду отсутствия положительного ответа от России и возникла новость об исключении Роскосмоса из экспертной группы. Как заявил по этому поводу Дмитрий Рогозин: «Как можно быть исключенным из какой-то «лунной группы», если мы туда никогда и не входили?!»

А бы ли мальчик?

А может быть, зря Россия отказалась от участия в создании Лунной станции? Пусть на вторых ролях, пусть совсем не на равных, но был бы хоть какой-то шанс? Скорее всего, даже если бы Россия не отказалась от участия, полноценной работы по проекту Gateway все равно бы не вышло.

Предыдущий директор НАСА Джим Брайденстайн удивительно хорошо относился к России и часто предлагал сотрудничество. Увы, желания НАСА сотрудничать явно недостаточно, требуется одобрение Конгресса США на совместную деятельность с Россией, и шансов получить его сейчас практически нет.

В марте 1993 года генеральный директор РКА Юрий Коптев и генеральный конструктор НПО «Энергия» Юрий Семенов предложили руководителю НАСА Дэниелу Голдину создать Международную космическую станцию. Политическая ситуация тогда была совсем другой, в отношениях между США и Россией наблюдалось потепление. И тем не менее, и в 1993 году в США многие американские политики были против строительства совместной с Россией космической орбитальной станции. В июне 1993 года в Конгрессе США обсуждалось предложение об отказе от создания Международной космической станции; это предложение не было принято с перевесом только в один голос: 215 голосов за отказ, 216 голосов за строительство станции.

Скорее всего, создавать совместную с Россией лунную станцию сегодня НАСА просто не разрешили бы. Люди, занимающиеся космосом, гораздо лучше находят общий язык, чем политики.

Отдельно стоит сказать, что в данный момент ситуация и вовсе находится в состоянии неопределенности. После прихода Байдена глава НАСА Джим Брайденстайн ушел в отставку, и пока непонятно, кто будет назначен на его место и какие отношения с российской стороной ждут нас в ближайшие годы.

Отдельно стоит сказать, что Байден, как и большинство демократов, тяготеет к космосу, специализирующемуся на прикладных задачах, созданию спутников дистанционного зондирования и подобных программах. Так что есть вариант, что в ближайшие годы лунные проекты и в США не будут получать достаточно внимания и финансирования.

И что теперь?

Случившееся было предопределено достаточно давно. И хорошо, что это произошло сейчас, ситуация слишком долго находилась в состоянии полнейшей неопределенности. Сейчас стало понятно, что на совместный проект России надеяться бессмысленно. А значит, если мы хотим чего-то добиться с точки зрения освоения Луны и любых лунных программ, то сможем это сделать только самостоятельно, рассчитывая исключительно на свой бюджет и возможности. Получится или нет, покажет только время.

Михаил Котов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров