Ретро-поезд «Победа». Приключения «старичка» с характером

, Прошлое  •  187



28 апреля в Ростов приехал ретро-поезд «Победа». Я встречаю его уже в третий раз. И пора бы привыкнуть к этой мощи, к гудку, который пробирает до костей, к пару, глядя на который покрываешься мурашками. Но не могу.

На перроне слышится «Вьется в тесной печурке огонь», танцуют девушки в ситцевых платьицах и белых носочках, поют худощавые парнишки в форме той самой войны, им вторят два редких ряда стариков – наши ветераны. В позапрошлом могу места участников Великой Отечественной войны почти все были заняты, а этом много кресел пустует. Наверное, кто-то заболел. Хотя, если быть честными, то время не щадит, даже когда лечит.


Ретро-поезд под паровозом Су-250-64

Поезд приходит на донскую землю уже в седьмой раз. И с каждым годом дороги его победного шествия становятся все длиннее. На этот раз «дедушка» (так любя называют его сотрудники СКЖД), побывал в республиках Северного Кавказа, прошел через станции Махачкала, Грозный, Владикавказ, Нальчик, Пятигорск, Черкесск.


И вот – Ростов-Главный. Под ногами гудит платформа. Люди суют в «лицо» большому черному «деду» смартфоны и фотоаппараты.

О чертежах и любви паровозам

- Идея встретить так необычно день Победы пришла нам семь лет назад. Были паровозы в музее, был интерес от людей, которые приходят к нам посмотреть на них, прикоснуться к истории. Все составы на ходу, поэтому было нетрудно объединить их и создать такой, настоящий военный поезд. Его ведут два паровоза, к которым прицеплены крытые товарные вагоны, теплушки, а также платформы для перевозок военной техники и салон-вагон, - рассказал директор музея истории Северо-Кавказской железной дороги Владимир Бураков. – Вагоны наши специалисты восстановили быстро. Чертежи, все было. А вот с паровозами пришлось повозиться. Особенно с «дедушкой». Ему уже 82 года! Он реальный участник Сталинградской битвы. Ремонтировали его тихорецкие паровозники, поставили «дедушку» на ход и с тех пор он у нас в работе. Если вы посмотрите кадры старой кинохроники, то заметите, что состав – тот самый, и надписи, и даже мелкие детали все или сохранено, или восстановлено по историческим документам.

Иначе и не могло быть. Владимир Бураков обладатель самой крупной личной (частной, если хотите) коллекции чертежей паровозов и другой жд-техники. Он знает все – от того, каким должен быть паворозный болт, до «правильного» звука, который должен издавать паровоз.
Сколько у Буракова редких чертежей, он и сам не знает. Но точно знает, что есть всё. Ну или почти всё.
Некоторые чертежи оцифрованы, иные хранятся, как положено, на бумаге. И дом коллекционера – будто и не дом вовсе, а хранилище драгоценных чертежей. Близкие давно смирились, и даже жена приняла это увлечение длиною в жизнь и старается не нарушать заведенный в их доме «железнодорожный» порядок.

Любовь к паровозам перешла к Владимиру по наследству от дяди-машиниста, потом был железнодорожный институт, потом работа механиком, чертежи, библиотеки, книжные развалы. В начале 90-х, когда все рушилось, управление СКЖД решили сохранить хотя бы то малое, что осталось от прежних времён – придумали отремонтировать старые паровозы и возить на них туристов. То есть, пустить на рельсы ретро-поезда.

Кого звать для организации дела? Конечно, Буракова. Пока все торговали барахлом на толкучках и пытались выживать, собиратель чертежей взялся за старые паровозы. Даже отказался от должности старшего мастера, чтобы было время на его железных «старичков». Дело шло - один паровоз, другой, третий, там и тепловозы подтянулись – вот и сложился музей под открытым небом!

О ранах войны и долгой памяти

Пока мы беседовали, люди оккупировали состав. Кто-то залезал в теплушки, кто-то в сердце ретро-поезда, в кабину машиниста.

- Не страдаете от любопытных горожан? Буквы на технике не вырезают? Щепки на память домой не уносят?

- Мы за этим очень строго следим, - рассказал Владимир Владимирович. – Не допускаем не только вандализма, но и следим, чтобы никто не поранился, не обжегся. Паровозы же с характером!

- Я вот тоже всегда думала, что у каждой машины есть своя душа. Правда?

- Абсолютно! Особенно, если речь о таких машинах. Это вроде бы – «дедушка». Ему 82 года. Но дух у него бойцовский. И он очень чувствителен к людям. Особенно к локомотивным бригадам. Свою бригаду, которая его постоянно обслуживает, принимает. А чужую – нет. Может что-то выйти из строя. У паровозников - особая связка со своей машиной. И она гораздо сильнее, чем у электровозников или тепловозников. Работая на паровозе, нужно быть очень чутким к нему. Точно знать характер – как он трогается, как ведет себя при подходе к остановке, как тормозит... Это важно. И поэтому в мы стараемся не разлучать машинистов и их паровозы, не менять бригаду. Они должны жить одним организмом.

- У этого "дедушки", наверное, были и ранения?

- Были. Он построен в 1935 году. Был, как я уже говорил, участником Сталинградской битвы. По документам, которые на него сохранились, с 1940 по 1948 год он был приписан к локомотивному депо Ахтарска. И работал на прифронтовых железных дорогах, ездил вокруг Сталинграда. А когда работники Тихорецка его ремонтировали, в повозке для угля и воды, внутри нашли дыры от пуль и снарядов. Он прожил с ними почти 70 лет! Мастера заварили их аккуратно, но когда заглядываешь внутрь, все равно пробирает.

- Действительно, пробирает. Когда стоишь рядом с топкой, время как-то смещается, кажется, что на дворе 1945-й. Да и лица у машинистов, которые ездят на этом составе, тоже другие. Как из старого кино, - заметила я. – Думаю, не у одной меня такие мысли.

«Вот и свиделись!»

... Тогда Владимир Бураков рассказал мне маленькую историю о большой встрече. Постараюсь привести ее, не изменив настроения. Потому что, повествуя об этом, главный хранитель донских поездов Владимир Бураков прятал слезы.

В одно из путешествий на ретро-поезде (не на этом, правда, не на поезде Победы, но тоже на «старичке») на станции Мальчевская на севере Ростовской области, состав остановился с концертом. Дело было зимой. Артисты, как водится, пели, плясали, а потом электропоезд дал серию своих фирменных гудков.
И вдруг выступающие и зрители увидели, как с другого конца села к ним бежит седой старик. Бежит, прихрамывая, держит в руках ушанку, кричит что-то плачет.
- Мы подумали, перебрал дед, что-то причудилось ему, на концерт бежит,. Ведь выглядел он странно – домашние штаны, тапки на босу ногу, тулуп. Видно было, что в чем был дома, в том и побежал, - рассказывал Владимир Владимирович. – Но к выступающим дед не пошел, добежал до головы состава, упал на колени, дотянулся до колес и начал целовать их. Мы – к нему. Что случилось, мол? А он ничего толком объяснить не может – слезы его душат. Отдышался и, не обращая на нас внимания, шепчет: «Миленький мой! Я твой гудок даже из могилы бы узнал! Родной! Вот и свиделись!». Оказалось, что после войны всю много лет дед отработал машинистом точно на таком вот электровозе – возил стройматриалы для восстановления городов и сел, перевозил людей, их письма, посылки, грустные и смешные истории. Его паровоз бы его жизнью.

С Владимиром Бураковым мы договорились встретиться после того, как отшумят праздники, в музее истории Северо-Кавказской железной дороги. У него еще много жизненных и паровозных историй.

А пока ретро-поезд Победа, отстояв три часа в Ростове, издал свой особенный гудок и отправился в Саратов.

В этом году поезд «Победы» встречали больше 15 тысяч жителей нашего региона. Наверное, в следующем 2018 году их будет еще больше. Ведь можно посмотреть десятки фильмов о войне, прочесть сотни книг, побеседовать с очевидцами событий, но по-настоящему испытать хотя бы малую толику того, что пронесли через себя наши отцы, деды и прадеды, можно только прикоснувшись ладонью к этому теплому чугунному боку.
И если, как говорит Владимир Бураков, у каждой машины есть свой характер, у этого паровоза он, без сомнений, героический.

Автор: Светлана Хлыстун

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги