Поворот колеса Сварога

, Мифы  •  270
За два дня до Купалы, во всех домах гасили огонь. Огонь  живое существо, и относиться к нему должно с великим уважением, почтением и благодарностью. Поэтому один раз в лето огню нужно дать отдых, чтобы явить потом Живой огонь. Явление нового огня, который будет гореть в жилищах до следующего летнего солнцеворота, это священный праздник у человеков. Живой огонь добывали трением друг о друга сухих палочек, или выбиванием искр кусочками кремния. От тлеющих палочек или искр раздували кусочки древесины от трухлявых пней и пучки соломы. Вспыхнувшее пламя приветствовали криками «Ура!», и разносили по домам.
В день Огнеявления начинали выбираться на свет и нечистые. Болотные духи анцыбки и анчутки озорничать начинали. Лапки у них гусиные, пятачки свиные, и крылышка на чешуйчатой спине крохотные. Но на этих крылышках анчутки даже из одного болота в соседнее перелетать могут.
Ичётики, небольшие и мохнатые. Обитают в омутах. Их крик похож на хлопанье прутиком по воде. Но кричат ичётики, только если беду в недалёком будущем для человека видят.
Игоши, умершие человеческие младенцы, озоруют, пугая живых ребятишек. Показываются им из тёмных углов в виде духа безголового. А бродницы, которые живут только в самой чистой воде, те не озорничают. Они, напротив, являются человеку там, где реку можно без опаски вброд переходить.
В рощах у воды, живут  берегини. Они всячески оберегают человека от озорства тёмных духов. Спасают тонущих детей, и от всяческих хворей излечивают. Берегини главные, в деле защиты от нечисти. Четыре раза за лето, во время зимнего и летнего Солнцеворотов, а так же весеннего и осеннего равноденствия, проходы в хрустальных  куполах совмещаются, и через них обитатели мира мёртвых, в мир яви пробраться пытаются. Вот и стерегут берегини эти проходы.
После затворения перехода между явью и навью в купальские дни, нежить уже не может проникнуть в мир живых до дня осеннего равноденствия. В это время человеки спокойно трудятся, и растят урожай, припасы на зиму заготавливают.
А потом, когда заканчивается сбор урожая, наступает осеннее равноденствие. Тогда птицы на юг, в полночные страны улетать собираются, а змеи клубиться начинают, чтобы в навье царство до весны уползти. После осеннего затворения входа для нежити, на землю окончательно приходит осень. Тогда Макошь спускается на Землю, и проверяет самолично, все ли порядки её человеками исполняются:  не прядут ли женщины в пѧ́тъкъ (пятницу) - в запретный день. Правильно ли ведут хозяйство, соблюдают ли все положенные обычаи и запреты. Провинившимся является Макошь в образе грязной и злобной старухи в лохмотьях. Зато награждает послушных, сильным духом, кто даже пред лицом Недоли не унывал, и стойко все тяготы перенёс.
Ослабевшего Хорсъа лечит в это время Макошь травами целебными и целебными водами  из "Пятницких родников", к которым несли женщины пряжу, особую жертву богине, называемую "мокридой". В такое время и случилось Семарглу Сварожичу человекам новый подарок сделать.
С тех пор как приключилось лихо для детушек его Костромы и Купалы, и Купальница – Ночь с ним рассталася, пришлось огнебогу новую жену для себя искать. Стал у Лады руки дочери её Лели испрашивать. Мол, богиня весны и ласковый огонь должны рядом быть, чтобы весь свет радостью одаривать. Согласилась Лада, и Леля обрадовалась. Сыграли шумную свадьбу.
Зажили счастливо, и от любви их Агуня родился. Стал он верным помощником для отца своего огнебога. Он теперь человекам в дома тепло приносит, и следит, чтобы Священный огонь не угасал до времени. Чтобы горели огни в капищах, и не гасли угли в печах и лучины в светильниках жилищ человеческих.
А человеки с Агуней богам весточки посылают. Как взметнётся он из огневика капища в небеса огненнопёрым Рарогом, человеки говорят: - «Огонь-батюшка, распори крыла»! Тогда всё о чём просят они у богов, непременно будет по назначению доставлено.
Зимой, когда солнечные боги не слышат человеков, им на смену Агуня подвизается. Он в печах и светильниках круглое лето рядом с человеками обретается. Потому, пока светит огонь, нет причин нежити опасаться. Зато нежить вся, огненного Агуню страсть как опасается. Но подручные Морены, двенадцать старух – лихорадок, зимой ничего не боятся.
Когда в грудене (ноябре) Хорсъ ещё светит, но не греет, а Ярило совсем уже беспробудным сном почивает, Мара готовится всю власть на себя возложить. Вот тогда и спускает с цепей всех лихорадок. Злобными старухами на чёрных крыльях лихорадки по миру разлетаются, человеков кусают, и у тех хвори разные приключаются.
А самое опасное время, - дни зимнего солнцеворота. Наступает безвременье, когда на три дня, Ра ни на мгновение не появляется в явном мире. Во время перерыва жизненного, силы Нави безраздельно властвуют над Землёю, и тогда судьба мира решается, возродится ли Солнце сызнова, или же тьма останется.
На зимний солнцеворот нет большего лиха, чем унынию предаваться. Нужно жертву Велесу приносить, костры жечь и Хорсъа славить. Велесу нужно в пламени огневика на капище кабаний жир топить, а для того, чтоб Хорсъ проснулся непременно, полагается с высоких гор кататься, есть запечённую на углях телятину, и горячим сбитнем запивать. И чем дальше с горы скатишься, тем длиннее летом лён уродится. А после, начинали целую седмицу ряжеными праздновать.
Чтобы нежить не смогла человеков отыскать, дабы порчу какую учинить, нужно всем вид нежити принять. В чудище обрядиться.  Тулуп мехом наружу надеть, лицо сажей вымазать, на голову шкуру с рогами надеть, и кривляться, глумиться над всеми без разбора, да словесами непотребными покрывать. Тогда злые духи растеряются, отличить человеков от своих не смогут, и вреда человекам не какого не учинят.
Но не всякую нечисть таким образом запутать можно. Слуги Мары, - лярвы, шибко зловредные. Умеют в живых женщин вселяться, да безумными их делать. Они на человеков тоску и душевные болезни насылают. Особо слабы перед ними те, кто бражничать любит, и вино пьёт без меры. А помощниками у лярв – коловёртышы. Они на зайцев похожи, шустрые такие, всё дорогу путнику перебежать норовят. Если зазевается человек, не повернёт назад по дороге, которую перед ним коловёртыш перебежал, беда случается неминуемо. Толи конь ногу повредит, толи полынья на реке под странником разверзнется, или сани сломаются.
Есть ещё и мерзкие шиликуны с кулешатами. Те росточку невеликого, головки у них маленькие, с детский кулачёк, личики чёрные, зубастые с блестящими глазками, а ноги как лошади. Они поодиночке никогда не пакостят, а только сворами великими. Толкутся у прорубей, у крылец, чтобы человека подтолкнуть, и тот в воду ледяную провалился, или с нечищеного крыльца упал, да расшибся. А если удастся им напакостить, то пляшут вокруг и отвратительно хохочут. Мало, кто из смертных видеть их может, а вот кошки видят.
Но в это время на Землю спускается Коляда, чтобы своей святой яростью помочь Хорсъу разжечься. Он лето на девять со́роков поделил, а в каждом сороке по шесть седмиц назначил. Человеки прозвали это дело Колядиным даром, и в благодарность за него с песнями встречали приход Коляды на землю. Целую седмицу не прекращался праздник, называемый Святками. Тогда все ходят с одного двора на другой, поют песни – колядки. Одна из них, например, такая:
Коляда, мол яда,
Уродилась коляда!
Кто подаст пирога –
Тому двор живота,
Еще мелкой скотинки –
Числа бы вам не знать!
Кто не даст лепешки –
Завалим окошки,
Кто не даст пирога –
Сведем корову за рога,
Кто не даст хлеба –
Уведем деда,
Кто не даст ветчины –
Тем расколем чугуны!
А ближе к Масленице, на Землю приходит брат близнец Коляды – Овсень. Он предвестник наступления перемен, когда Мара уходит, и правление получает юный Хорсъ. Овсеня, как и Коляду, полагается встречать ряженым. Теперь они всю седмицу до проводов Мары ходят по домам, поют песни и рассыпают овсяные зерна.  Тогда, щедрый бог строит небесный мост, по которому мир в новое лето переходит. Всю нечисть в прошлом оставляет, а человеков ведёт лето новое.
Женщины пекут «жаворонков», - птичек из теста, а дети их на палках носят, да призывают поскорее перелётных птиц из полночных стран возвратиться, чтобы они принесли на своих крыльях тепло и ключи, которыми можно новое лето отомкнуть. Жаворонками теми, кормили всех путников и странников, а так приносили в жертву, бросая в огонь и в проруби.
А на весеннее равноденствие праздновали Масленицу. Делали чучело из соломы, называли её Масленицей,  Марой-Мореной. Рядили чучело в женское тряпьё, чтобы сжечь в конце шумного и весёлого праздника, и окончательно с зимой распрощаться.
Морена, глядя на игры человеков, потешается. Ведь всё, что ей было задумано, она уже сполна исполнила. И спорить с Живой, не в её правилах, потому, что у каждого своё дело в этом мире. С Масленицы Жива свои задумки исполняет, и спорить с Марой ей не к чему.
После того, как в последний день Масленицы – неделю (воскресенье) чучело Мары сжигают, человеки в огонь яйца и лепёшки бросают. Затем сажей мажутся, и остатки пепла в снег зарывают. Обнимаются, целуются, прощения друг у друга испрашивают. Плачут и смеются, в пояс кланяются. Вот тогда Ярило пробуждаться начинает. Лешие с кикиморами в своих норах шевелиться начинают, и медведи на другой бок в берлогах переворачиваются. Так колесо Сварога оборачивается, и Коляды дар переворачивается
Продолжение следует…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров