Политическое значение сект

, Религия  •  142


9 декабря 2020 года секретарь Совета безопасности Арцаха (Нагорно-Карабахской Республики) Виталий Баласанян заявил о планах запретить в Арцахе деятельность религиозных сект.

Месяц спустя, 8 января 2021 года, теолог, служитель Армянской Апостольской Церкви Давид Бекназарян в интервью сетевому изданию «Наша среда online» отметил, что решение Баласаняна было неслучайным и связано оно с действиями харизматических сект, в частности секты «Слово жизни»: «Стало понятно, что Никол сейчас опирается на сектантские силы, и это самая организованная сила сейчас для него».

Задействование «религиозного» фактора в политическом процессе — тема не новая. С тем, сколь мощным деструктивным инструментом могут стать религиозные секты и, скажем так, «специфические» религиозные организации, наша страна столкнулась в годы перестройки, когда в СССР, который «наконец-то открылся миру», началась полномасштабная религиозно-культурная экспансия. Прибывающие из-за рубежа представители религиозных сект и церквей, ранее в Советском Союзе запрещенных, активно формировали паству и зачастую открыто действовали в интересах национал-сепаратистских групп, нацеленных на развал страны.

К примеру, летом 1988 года в Москве состоялись переговоры Михаила Горбачева с кардиналом Агостино Казароли — статс-секретарем, то есть вторым лицом Ватикана. Горбачеву была обещана поддержка проводимых им реформ в случае, если генсек гарантирует легализацию положения украинских грекокатоликов. Напомним, что в годы Второй мировой войны представители Украинской грекокатолической церкви (УГКЦ) активно сотрудничали с Организацией украинских националистов (ОУН)* (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и выражали лояльность гитлеровской Германии. Вскоре после окончания Великой Отечественной УГКЦ была запрещена в СССР.

В июне 1989 года — через год после начала переговоров о легализации в СССР грекокатоликов — на Западной Украине начался массовый захват православных храмов представителями УГКЦ. Несмотря на это, в декабре 1989 года УГКЦ была легализована. И внесла свою лепту в процесс, итогом которого стал крах СССР.

И та же УГКЦ сыграла ключевую роль в организации так называемого Евромайдана на Украине в ноябре 2013 года. Горячую поддержку Евромайдану выразил не только глава УГКЦ Святослав Шевчук, но и рядовые грекокатолические священники. Которые открыто сравнивали Евромайдан с «борьбой своих отцов и дедов за свободу» — то есть с борьбой бандеровцев. А ядром «майданных» протестов — сначала во Львове, а затем и в Киеве — стали студенты Украинского католического университета, первого высшего учебного заведения на постсоветском пространстве, которое основали грекокатолики.

Но вернемся к Армении. Тревогу по поводу деструктивного влияния религиозных сект в республике эксперты бьют давно. Еще 10 сентября 2011 года участники круглого стола, посвященного деструктивной роли религиозных сект в Армении, предупреждали, что в преддверии парламентских и президентских выборов религиозные секты могут оказать существенную помощь силам, пытающимся организовать цветную революцию, подобно тому, как это происходило во время цветных революций на Украине и в Грузии. Было также отмечено, что секты в Армении уже успели проявить себя соответствующим образом во время «оранжевых» протестов в 2008 году. Руководитель Центра реабилитации жертв деструктивных культов Александр Амарян отметил на круглом столе, что «эти секты пытаются ослабить роль Армянской Апостольской Церкви. Для этого три крупные секты — евангелистская, „Слово жизни“ и евангелисты-баптисты объединились в одну организацию. В итоге получается, что в Армении все церкви протестантского типа действуют под одной крышей. Они тесно сотрудничают с посольством США». Он также предположил, что численность членов только протестантских сект в Армении может доходить до 250 тысяч человек, а «это значит, что их голоса могут обеспечить 25% Национального собрания».

А 2018 году в Армении состоялась так называемая «бархатная» революция. Таким образом, Армения пополнила список постсоветских республик, не сумевших противостоять технологиям цветных революций. Сыграли ли секты какую-то роль в этом процессе?

Надо сказать, что напрямую обнаружить сектантский след в мутных общественно-политических процессах республики не так уж и просто. Многие говорят о засилии сект практически во всех сферах армянской жизни, но называемые фамилии можно пересчитать по пальцам одной руки. Из фактов, которые, что называется, лежат на поверхности, можно привести следующие.

Сразу же после прихода к власти «бархатного» премьер-министра Никола Пашиняна на должность управляющего делами аппарата правительства Армении был назначен его соратник по «бархату», член неопротестантской харизматической секты «Слово жизни» Геворг Ачемян, а помощником Пашиняна стала бывшая стилист-парикмахер его жены Софья Навасардян. На своей странице в Facebook Навасардян указала, что является прихожанкой той же секты. Предельная приближенность сектантов к самому центру политической власти вряд ли является случайной. Как минимум здесь можно говорить об общности ценностных установок Пашиняна и людей, которые группируются в его политическом аппарате. А как иначе-то?

В Сети также распространяется видеосюжет, снятый во время активной фазы «бархатной» революции. На видео люди, заполонившие площадь в Ереване, под руководством Пашиняна одновременно вскидывают руки вверх точно так же, как это делают адепты харизматических сект, в том числе «Слово жизни». В подписи под роликом указывается, что собравшиеся на площади сектанты — это главный уличный актив Пашиняна. Характерное вскидывание протестующими обеих рук вверх можно наблюдать и на других видео с протестных акций «бархатной» революции.

Знак армянского отделения церкви «Слово жизни»

Что же представляет собой секта «Слово жизни»?

Она была основана Ульфом Экманом в 1983 году в небольшом шведском городке Упсала. В Швеции у секты более 200 филиалов, а журнал «Слово жизни» (Livets Ord) выходит 35-тысячным тиражом, что для Швеции весьма солидно.

Первые опорные пункты «Слова жизни» на постсоветском пространстве появились уже после распада СССР, в начале 1990-х, в городах Тарту (Эстония), Санкт-Петербурге и Абакане (РФ). Позднее, когда секта укрепила свои позиции в России, управленческая база была перемещена в Москву. Фактически московский центр от имени шведского центра курирует почти все отделения «Слова жизни» на постсоветском пространстве.

Помимо Скандинавии и России, отделения секты находятся также на Украине, в Армении, Грузии, странах Прибалтики, Азербайджане, в Центральной и Восточной Европе, в Средней Азии, во Вьетнаме и в Индии. В глобальной структуре организации выделяются три центра: шведский центр (Европа, Индия и Африка), московский центр (Россия, Средняя Азия и Вьетнам) и отдельно ереванский центр (Армения и Ближний Восток). Отметим тот факт, что в маленькой Армении находится отдельный центр секты «Слово жизни» и второе в мире по численности сотрудников посольство США.

Придя к власти, Пашинян своими действиями против Армянской Апостольской Церкви (ААЦ) последовательно подтверждает высказанные еще в 2011 году экспертом Александром Амаряном опасения, что сектанты и, соответственно, союзные с ними властные группировки обязательно постараются максимально ослабить ААЦ как ключевое историческое слагаемое армянской государственности и как ядро армянской идентичности.

Агрессивные атаки на ААЦ последовали практически сразу после победы «бархатной» революции в 2018 году. Сначала в СМИ появилась критика католикоса всех армян Гарегина II — он, мол, женат, занимается бизнесом, сквернословит и даже специально отломал для продажи частицу священного копья Лонгина (этим копьем, согласно преданию, пронзили тело Иисуса Христа, когда он висел на кресте); то есть против святого престола посыпались фирменные майданные обвинения в коррупции. А возникшее тут же движение «Новая Армения, новый патриарх» начало устраивать протестные акции и требовать отставки Гарегина II.

6 июля 2018 года активисты этого движения ворвались в Эчмиадзин (исторический центр ААЦ, где находится резиденция католикоса), захватили здание и устроили потасовку, добиваясь отставки Гарегина II. Пашинян тогда заявил, что государство не будет вмешиваться в дела церкви, то есть вроде как не поддержал нападки на ААЦ. Но и от поддержки ААЦ отказался.

Никол Пашинян на митинге в Армении 2 октября 2018 г. / Изображение: youtube.com

Однако уже через год Пашинян открыто выступил на стороне группы мятежных священнослужителей ААЦ, сторонников движения «Новая Армения, новый патриарх», и пригрозил «поставить на колени» часть священнослужителей, имея в виду прогарегиновское большинство в ААЦ, представители которого «говорят, что это правительство не похоже на прежнее, это слабое правительство, давайте копать под ним…» То есть Пашинян практически официально объявил войну церкви. А позднее он инициировал процесс изъятия из школьной программы предмета «История армянской церкви», заявив, что от этого ученикам станет только лучше — у них высвободится время на изучение других предметов.

Объявляя войну как нынешней ААЦ, так и ее истории, теснейшим образом связанной с историей Армении, Пашинян демонстрирует, что в своих идеологических и историософских воззрениях он постоянен и последователен. В далеком уже от нас 2005 году, конкретно 9 декабря, Пашинян опубликовал в газете «Айкакан жаманак» статью с говорящим названием — «Забыть героическое прошлое». В этой статье тогда еще не премьер-министр Армении ставил вопрос — какое именно наследство досталось армянам от предков? И отвечал, что это наследство даже не «ноль», а нечто со знаком минус, «потому что наши предки оставили нам в наследство лишь такой запас геноцидов, унижений, предательств и безнравственности, преодолеть который, как выясняется, трудно, чрезвычайно трудно». «Я осуждаю наших предков,  — признается Пашинян, — проклинаю их, потому что они ничего не сделали для того, чтобы мы сегодня жили более достойно и более гордо».

Всю более чем двухтысячелетнюю историю Армении Пашинян называет «порочным процессом». И обвиняет во лжи тех историков, которые «наше позорное и унизительное прошлое накрывают вуалью героизма». «Давайте забудем ее, — говорит об истории Пашинян, — давайте всё действительно начнем с нуля, как будто Господь только что создал нас, и в прошлом у нас ничего нет. Представляете, как легко станет дышать?»

Ничего не напоминает? Мы ведь проходили уже это, когда во всех кинотеатрах СССР крутили фильм Абуладзе «Покаяние», в котором предлагалось прекратить героизировать свою историю, признать, что в этой истории не было ничего, кроме ужаса и смрада, выбросить труп отца на свалку и начать жизнь с нуля, с чистого листа.

Фотография со службы церкви «Слово жизни» в Армении / Изображение: facebook.com

Как известно, один из главных девизов «бархатной» революции в Армении — «Духов!» («С духом!»), от слова «дух». Этот девиз был призван подчеркнуть готовность протестующих, как бы обладающих мощным духом, биться до последнего. Стоит ли ломиться в открытую дверь и доказывать, что дух цветной революции, дух Пашиняна — это прямо артикулируемый им антиисторический, антинациональный дух, дух «обнуления» всего и вся? Кстати сказать, «дух» и «дыхание» — родственные слова. К вопросу о высказывании Пашиняна, что если смести собственное прошлое, станет «легко дышать».

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять простую вещь: «обнуление» по-пашиняновски влечет за собой не только освобождение от морального груза истории, то есть от обязанности ныне живущих хранить веру предков, но и освобождение от земли предков. Ведь именно вера веками была главным фактором, позволявшим армянам сохранять свою землю для себя и потомков. Именно землю Пашинян забыл перечислить в списке наследия проклятых им предков, предлагая отказаться от этого наследия.

Кто-то скажет, что это преувеличение? Тогда пусть этот «кто-то» ответит, в каком духе действовало пашиняновское руководство в ходе военных действий в Нагорном Карабахе? Кто-то сомневается в том, что действовало оно в духе национального предательства?

Кстати, в связи с карабахской катастрофой секта «Слово жизни» повела себя достаточно показательно. Поскольку отделения секты существуют и в Армении, и в Азербайджане, то формально члены обоих центров считают себя братьями по вере. Однако еще в 2012 году глава азербайджанского отделения «Слова жизни» Расим Халилов в своей проповеди призвал каждодневно «во имя Иисуса Христа» молиться богу за возвращение Карабаха, и заявил, что «пришло время подняться церкви и сказать: „Карабах, возвращайся!“»

27 сентября 2020 года, когда Азербайджан начал наступление на Карабах, лидер армянского «Слова жизни» Артур Симонян призвал в Facebook «всех христиан молиться за ситуацию в Нагорном Карабахе, чтобы мир восстановился!»

А 8 ноября 2020 года на странице бакинского «Слова жизни» появилось поздравление по случаю взятия города Шуши азербайджанскими войсками со словами: «Шуша вернулась домой! Бог любит Азербайджан!»

Получается, что в то время, когда азербайджанские «братья» воинственно молились христианскому богу о помощи в победе исламского Азербайджана в Карабахе, армянские «братья» проводили пацифистскую политику и молились, чтобы бог разрешил конфликт между народами мирным путем. Хотя, как утверждает руководство армянского отделения секты, порядка двухсот-трехсот ее членов всё-таки приняли участие в боях против Азербайджана, пятеро из них погибли.

Публикация бакинского отделения церкви «Слово жизни» / Изображение: facebook.com

Между тем известен еще один эпизод. По информации, которая ранее была размещена на официальном сайте азербайджанского отделения «Слова жизни», но потом была удалена, в 1994 году один из сооснователей секты Карл-Густав Северин посетил Азербайджан и договорился с президентом Ильхамом Алиевым о присутствии «Слова жизни» в республике. На этой встрече также была достигнута договоренность о том, что по протекции основателя секты Ульфа Экмана представителю Азербайджана будет предоставлена возможность выступить по национальному телевидению США, где он расскажет «об интервенции со стороны Армении и оккупированных ею 20% территории Азербайджана». Это выступление состоялось благодаря соответствующей просьбе Ульфа Экмана к его другу и наставнику, руководителю телевизионной компании и основателю евангелической миссии Feed The Hungry Лестеру Самралу.

Из этого следует один простой вывод. Несмотря на кажущийся разброд в позициях азербайджанского и армянского отделений секты «Слово жизни» по Нагорному Карабаху, в этих позициях всё же просматривается некое расплывчатое, но единство, задаваемое либо сигналами из единого управляющего центра, либо уже устоявшимися, ставшими естественными, внутренними установками адептов секты. Единство это в том, что по Нагорному Карабаху секта проводит одну и ту же линию, согласно которой Карабах должен быть частью Азербайджана. Но если азербайджанское отделение секты говорит об этом прямо, следуя за официальной азербайджанской пропагандой, то армянское отделение, не имея возможности открыто проявлять откровенно предательскую позицию, заходит с позиции «пацифистской» — ни вашим, ни нашим. А что это, как не то же самое пашинянство?

И всё-таки, чем же опасны неопротестантские секты, какие ценностные установки роднят их с антиисторическим и антинациональным духом пашинянства и, еще шире, оранжизма? Для ответа на этот вопрос необходимо хотя бы минимально познакомиться с их историей, всмотреться в их идеологию и практику, а также оценить их место в международной системе координат. К чему я и перехожу далее.

* — Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Ренат Абузяров

Заглавное фото: Здание церкви «Слово жизни», г. Уппсала, Швеция / Изображение: wikimedia.org

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров