«Ожесточённое сопротивление врагу»

, Прошлое  •  254


20 марта 1941 года приказом наркома обороны СССР Семёна Тимошенко было организовано Управление оборонительного строительства. Целью реформирования было ускорение возведения фортификаций на западных рубежах Советского Союза. По подсчётам историков, до войны СССР ввёл в строй 2,5 тыс. железобетонных объектов, оснащённых артиллерийскими орудиями и пулемётами. Основной сетью оборонительных сооружений была «линия Сталина». Она позволила Красной армии оказать ожесточённое сопротивление гитлеровцам при обороне Минска и Киева. По мнению экспертов, построенные до войны укрепрайоны стали одной из причин срыва плана «Барбаросса».

80 лет назад в структуре народного комиссариата обороны СССР было создано самостоятельное Управление оборонительного строительства (УОС). Соответствующий приказ №0122 был утверждён главой военного ведомства маршалом Семёном Тимошенко.

Ранее эта структура подчинялась Главному военно-инженерному управлению Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). Как отмечают историки, с помощью реформирования в Москве рассчитывали ускорить процесс сооружения фортификаций и повысить качество данных строений.

«Управление оборонительного строительства Красной Армии является центральным органом НКО (народного комиссариата обороны. — RT) по строительству укреплённых районов, их эксплуатации, а также по строительству крупных объектов ПВО в округах, где ведётся строительство укрепленных районов», — говорилось в приказе №0122.

По заданию Генерального штаба Красной армии УОС был обязан решать вопросы сооружения новых укреплённых районов, а также достройки заложенных ранее фортификаций.

Также на Управление оборонительного строительства возлагалась задача составления инструкций по эксплуатации инженерных сооружений, разработке типовых технических проектов, смет, материалов, механизмов и внутреннего оборудования.

«Объём работ был колоссальным»

Как отметил в беседе с RT доцент Государственного академического университета гуманитарных наук Дмитрий Суржик, появление Управления оборонительного строительства было продиктовано необходимостью форсировать решение вопросов, связанных с инженерным оборудованием западных рубежей СССР. По его мнению, в Москве осознавали неизбежность крупномасштабной войны.

«Учитывая протяжённость границ СССР и опасность вторжения со стороны Германии и её союзников, объём работ для нашей страны был просто колоссальным. Требовалось огромное количество стройматериалов, оборудования и вооружений. Естественно, всё это стоило чрезвычайно дорого и требовало невероятных усилий», — пояснил Суржик.

Схема расположения укрепрайонов, построенных в 1928—1939 годах 
© stalin-line.by
 

По словам эксперта, перед Советским Союзом стояла намного более масштабная задача по укреплению рубежей, чем перед Францией, построившей ранее линию Мажино, Германией — с линией Зигфрида и Финляндией — с линией Маннергейма.

Как отметил Суржик, фортификации на западной границе СССР создавались с учётом общемирового опыта. В частности, советские инженеры старались возводить протяжённые укреплённые линии таким образом, чтобы это не были изолированные сооружения.

Новые инженерные системы с широким применением железобетонных конструкций строились с целью интеграции в гражданскую и военную инфраструктуру региона размещения. Подобный подход позволял более эффективно решать вопросы обеспечения продовольствием, водой, боеприпасами, вооружением и личным составом.

Ключевую роль в линиях обороны нового типа, именовавшихся «линией Сталина», играли так называемые укреплённые районы (УРы), в которых размещались долговременные огневые точки (ДОТы) с артиллерийскими орудиями и пулемётами, а также капониры и полукапониры (объекты для ведения флангового огня на расстоянии до 7 км).

Чаще всего УРы возводились вблизи крупных городов, где располагались ключевые промышленные предприятия и штабы соединений РККА. В процессе строительства «линии Сталина», в 1928—1939 годы, советские войска возвели более 20 укрепрайонов. Эти сооружения должны были стать первой линией защиты населённых пунктов, сдержать наступление врага. Наибольшее количество УРов было сосредоточено в Киевском особом военном округе.

По словам историков, укрепрайоны позволили Красной армии оказывать ожесточённое и продолжительное сопротивление вторгшимся в центральную часть Украины нацистским соединениям.

Как свидетельствуют документы, первая попытка гитлеровцев прорваться к Киеву 13 июля 1941 года закончилась провалом. Наступавшие части 3-го моторизованного корпуса вермахта попали под плотный огонь пулемётов из ДОТов Киевского укрепрайона. Также противник подвергся чувствительным контрударам во фланг и был вынужден перейти к обороне.

Немцам пришлось остановить продвижение к столице УССР для более тщательной подготовки к штурму прилегающих к их позициям объектов «линии Сталина».

Последствия немецких обстрелов Киева в 1941 году 
globallookpress.com 
© Scherl
 

В результате сражение за Киев приняло затяжной характер: в целом эффективно обороняясь, Красная армия периодически переходила в контратаки, деблокировала окружённые врагом ДОТы и даже смогла освободить несколько населённых пунктов.

Успешные оборонительные действия в июле — августе 1941 года позволили подтянуть к городу столь необходимые для продолжения сопротивления резервы.

Ситуация для полумиллионного Киевского гарнизона резко изменилась в середине сентября 1941 года по причине поражений РККА на Юго-Западном фронте. Это позволило гитлеровцам практически полностью окружить столицу Украины. Чтобы не оказаться в котле, защищавшая город 37-я армия была вынуждена отступить на восточный берег Днепра, взорвав за собой мосты.

«Русские умело выбирали позиции»

Также благодаря «линии Сталина» советские войска в начале войны довольно успешно сдерживали натиск гитлеровцев в районе Минска. Расположенный к западу от города укрепрайон был самым мощным в Белорусском военном округе. На его позициях располагались части 108-й, 100-й и 64-й стрелковых дивизий РККА.

В своих воспоминаниях офицеры вермахта рассказывали, что ДОТы Минского укрепрайона были хорошо замаскированы. Чтобы обнаружить все огневые точки, немцам приходилась подставлять свои танковые колонны под обстрел советских войск.

«Русские умело выбирали позиции и искусно защищали их, скрытно укрываясь за деревьями и кустарниками. Как правило, выбранные ими позиции господствовали над окружающей территорией и высотами. Из оружия противник применял противотанковые пушки, миномёты, артиллерию и бронеавтомобили», — описывал бои под Минском немецкий военачальник Эрих Штраубе.

В отчёте журнала боевых действий 20-й танковой дивизии вермахта говорилось, что огонь из ДОТов Минского УР привёл к «существенным потерям». Ущерб технике и живой силе, нанесённый защитниками столицы БССР, вынудил командование этого соединения отложить наступление на северо-западном направлении.

Как отмечается в материалах историко-культурного комплекса «Линия Сталина», в конце июня 1941 года вблизи Минска враг сосредоточил 784 танка. За несколько дней боёв красноармейцам удалось вывести из строя 210 гусеничных машин. 

Штурм ДОТов Минского УР со стороны немцев был поэтапным. После выявления огневых точек противник открывал навесную стрельбу из 105-мм орудий. После этого гитлеровцы бросали в бой расчёты 37-мм противотанковых пушек и 20-мм зенитных установок.

Затем на разгромленные ДОТы направлялись штурмовые группы на танках Panzer IV, но и они встречали упорное сопротивление красноармейцев. Сражения были настолько интенсивными, что нередко у защитников Минского УРа заканчивались снаряды. В таких ситуациях советские военнослужащие покидали позиции и продолжали вести боевые действия на других рубежах.

Однако, как отметил в комментарии RT заместитель директора Музея отечественной военной истории Вадим Антонов, Советскому Союзу не удалось в полной мере воспользоваться потенциалом сооружённых в 1928—1939 годы укрепрайонов.

Немецкие солдаты во время атаки 
Gettyimages.ru 
© DE AGOSTINI PICTURE LIBRARY
 

По мнению эксперта, одна из причин заключалась в том, что СССР не успел возвести фортификации в Прибалтике, Западной Белоруссии и на Украине, которые отошли советскому государству по пакту Молотова — Риббентропа.

«Это была так называемая линия Молотова, которую до войны не получилось ввести в строй. Именно эта сеть оборонительных сооружений должна была сыграть первостепенную роль в сдерживании немецкой агрессии. Но она не была достроена и оснащена необходимыми вооружениями, армейскими подразделениями и инфраструктурой», — констатировал Антонов.

Неготовность линии Молотова, как считает эксперт, послужила важным фактором, который способствовал быстрому продвижению вермахта через территорию Прибалтики. По мнению Антонова, в целом укрепрайоны в западных регионах СССР не выполнили возложенной на них функции, хотя в ряде эпизодов гарнизонам УРов удавалось оказывать продолжительное сопротивление превосходящим силам гитлеровцев.

Дмитрий Суржик иначе оценивает вклад фортификационных систем в срыв плана «Барбаросса». По его словам, имеющиеся документы позволяют сделать вывод о том, что до войны СССР построил 2,5 тыс. железобетонных объектов, 1 тыс. из которых были вооружены артиллерийскими орудиями, а 1,5 тыс. — пулемётами. Как полагает собеседник RT, в реализации своих захватнических планов немцы не могли игнорировать наличие такого количества фортификаций.

«Конечно, план «Барбаросса» был сорван в первую очередь мужеством и стойкостью советских бойцов — значительные силы врага сковывали попавшие в котлы соединения РККА. Однако ситуация была бы совершенно непредсказуемой, если бы СССР не отодвинул границу на запад и не построил бы принявшие бой укрепрайоны. Такой вывод подтверждается примерами ожесточённого сопротивления врагу в Белоруссии и на Украине», — говорит Суржик.

Как пояснил эксперт, стратегия немецкого блицкрига заключалась в том, чтобы взять в клещи крупнейшие силы РККА и решительными ударами сломить их сопротивление. Но героизм и успешные оборонительные действия, в том числе с применением УРов, позволили Советскому Союзу сорвать вражеские планы.

Кроме того, СССР выиграл драгоценное время на мобилизацию войск, эвакуацию мирных граждан и промышленных предприятий, что впоследствии помогло создать рубежи обороны, на которых неприятель был остановлен, а затем начал терпеть сокрушительные поражения, отмечает Суржик.

«На мой взгляд, крайне важно, что летом — осенью 1941 года удалось сохранить, а потом и нарастить промышленный потенциал страны. Ведь львиная доля предприятий располагалась на Украине. Строительство укрепрайонов и проведение других военных мероприятий позволили Советскому Союзу в конечном итоге победить, прежде всего, за счёт собственных ресурсов и оружия», — резюмировал Суржик.

Алексей Заквасин  Елизавета Комарова

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров