Об экологическом в нашей жизни

, Наука  •  236


В конце прошлого года всемирно известная прогульщица школы Грета громогласно подвела итог саммита по климату в Глазго словами «бла-бла-бла», которые сразу же облетели все прямые эфиры мировых СМИ. В этом эмоциональном порыве девочки Греты содержалось много интересных сюжетов.

Помимо посыла о том, что летать самолетами – плохо, в ее выступлениях постоянно подчеркивается важность наличия экологически чистой яхточки в каждом подъезде, что особенно актуально для жителей регионов вечной мерзлоты. Ездить поездами тоже не очень экологично, ну разве что японскими синкансенами да высокодисциплинированными немецкими электричками, о гонках которых сложено множество пассажирских легенд. Все остальные, в представлении экопрогульщицы, до сих пор ездят на углях и плотах. Про новые стандарты евротоплива и электрокары копирайтеры девочки, конечно, слыхом не слыхивали, ибо за это не уплачено.

Впрочем, такие рассуждения логичны для ребенка, выросшего на приключениях мальчика, который каждый год едет в школу замкового типа в горах с собственной совой, поедая конфеты со вкусом ушной серы и шоколадных лягушек под рев гудка совершенно экологичного паровоза. Правда, чтобы попасть на сей поезд, полагается предварительно хорошенько удариться головой об столб на платформе 9 и 3\4 и пройти отбор приемной комиссии, которая честным шапочным разбором может тебя отправить что в Слизерин, что в пермский тракторный. И никакие ЕГЭ и Болонские системы тут ни при чем.

При этом возникает вопрос: если все вокруг говорят об «экологической повестке», может быть, действительно «все сложно» и пора задуматься о личном экологическом следе?

Так что же это – новая глобальная игра в спасение мирового океана через сбор крышечек от молока или же и правда сортировка пластика, бумаги, картона и стекляшек трех видов может повлиять на то, что дышаться будет легче и вольготнее?

При первом же бытовом анализе модной «экологической повестки», при всей ее актуальности, выявляется довольно много перекосов. Так, например, основные засорители планеты, как выяснилось, совсем даже и не люди, бездумно расходующие мыло для мытья и воду для питья, а так и вовсе крупный и очень крупный бизнес. Действительно, пара лишних стирок от одного жителя несравнима с парой танкеров, разливших нефтепродукт близ Занзибара. Урон просто несоизмерим. Однако транснациональные корпорации весьма медленно и неохотно прогибаются под изменчивую повестку (если только им налог не поднять) и создают фонды по восстановлению пострадавших территорий, работают над изменениями формул топлива, вводят новые стандарты и т.д. Все-таки бизнес создается прежде всего для получения прибыли и имеет в своей циничной, но честной основе деньги, а не высокие идеалы служения силам добра. Для цели служения добру есть множество замечательных некоммерческих и благотворительных фондов и организаций, которые не ставят перед собою цель заработать много-много денег.

Что безопаснее для экологии планеты – меховая шуба или куртка из искусственной ткани? «Пластиковая» куртка будет разлагаться 300 лет, а меховая шуба неэкологична, так как подразумевает жестокие условия содержания животных и их убийство. Получается, тут замкнутый круг? Ведь искусственные «пластиковые» волокна (а также мода на пластиковые украшения и даже сумки) были задуманы именно с целью увеличения доступности товаров и закрытия другой проблемы – невозможности купить дорогие вещи из натуральных материалов для большинства населения. Пластиковый браслет прослужит очень долго и может быть переработан, но будет ли он пользоваться таким же статусом и спросом, как золотой или, на худой конец, хрустально-стеклянный от Сваровски?

Уже появилось понятие «ЭкоМоды», которое активно продвигают не только небольшие эконастроенные фирмы, но и гиганты модной индустрии. Выяснилось, что пластиковый браслет, купленный в 1984-м за три копейки, в 2022-м стоит чуть ли не миллионы, ибо винтаж. А ведь все эти годы он активно засорял не только отдельно взятую жилплощадь, но и планету, если строго следовать «новой экологической» политике. Модницы всего мира, будут, конечно, против.

А чего стоят природе «пластиковые» деньги? Ведь и правда кажется весьма удобным и более безопасным не таскать никакого кошелька, который можно легко потерять, выронить, забыть и который могут выкрасть в любом крупном городе от Барселоны до Сан-Паулу, а спрятать заветную карточку на груди и платить ею, даже не касаясь кассы. Но карточек может быть много от разных банков, и на выпуск и перевыпуск каждой расходуется совсем никак не перерабатывамый пластик, а значит, задействуются целые производственные линии по всему миру. Остановить этот процесс тотально нельзя даже массовой рекламой перехода на цифровые «виртуальные» карточки: многие национальные банки просто не пойдут на такой дорогостоящий переход, ибо есть более актуальные проблемы – накормить голодающее население, например. Тут уж не до карточек.

Еще один простенький пример. Сейчас популярны акции по сбору пластиковых крышечек от разных бутылок, которые нужно перерабатывать отдельно. Но, как мы знаем, чтобы сдать много крышечек, нужно купить много бутылочек. И мы не видим толп, массово закупающих зловредные бутыли с ужасными крышечками и выливающих их с позором в канализацию. Чаще всего, чтобы накопить много вредных крышечек для очень правильной переработки, надо сначала купить много очень вредной газировочки, а не экологически чистого молока от коров, прошедших кастинг на экологичность. Не сходится. Чтобы сдать много стеклянных бутылок, нужно либо годами копить тару из-под правильного оливкового масла, либо за недельку употребить ящик пива, вина и другой продукции категории 21+. Ящик, кстати, тоже сдать в переработку. Экологичненько? Вроде да. Только так планета быстрее сопьется. Снова не то, не то, не то.

И тут мы понимаем, что в хорошую и чистую экологическую повестку неизменно подмешивается скучное-научное – дисбаланс в доходах и потреблении в разных частях мира, глобализация, задолженность, нищета, диспропорциональность секторального распределения в структуре экономики неразвитых и развивающихся стран, демографическое давление Азии и Африки и многое, многое другое. И оказывается, что больше всех пачкают-то планетку вовсе и не люди, нерадиво сортирующие стекло только по пяти коробкам из десятки, занимающим половину кухни. Да и пресную воду больше всего льют не люди, решившие лишний раз сполоснуть стакан или принять душ в разгар негигиеничной пандемии, а огромные сельскохозяйственные производства, которым вот эта вода нужна для регулярного орошения рисовых полей, да крупные химические производства.

Беда в стремлении «очиститься» сегодня состоит прежде всего в отсутствии альтернативы, в фактически принудительном превращении части своей квартиры в долгоиграющую помойку с пятью метровыми баками для цветного и белого стекла, картона, бумажек и прочего. То есть если вы «экофрендли», то просто так выбросить мусор вы не можете. Еще надо и заплатить за вывоз мусора по четвергам и субботам исключительно в удобные всем пять утра.

Что говорит международный опыт более успешных в реализации «экологической повестки» стран? Помимо минуса в виде обязательных экологических сборов, включенных в платежки за жилье во многих европейских странах, обязательного наличия 5-7 коробов для раздельного сбора картона и бумаги и прочих удобств в малогабаритных квартирах, есть и плюсы.

Например, за сданный пластик или стекло можно просто и быстро получить немного денег. Заработать на сдаче пустых бутылок можно в Швеции, Германии, Норвегии, Финляндии и других странах. Можно запросто прийти в магазин с парой пустых бутылей из-под воды, сдать их на переработку в специальный автомат и на вырученные деньги там же и пообедать, не отходя от кассы. Часто это бывает удобно и туристам, особенно летом, когда покупается много питьевой воды и ее нужно и можно вот так вот сдавать и получать за это деньги. На большую компанию туристов может выйти вполне неплохая сумма. Кроме того, во многих странах уже давно стало популярным не выбрасывать, а сдавать вещи на переработку в магазин и получать за это значимые скидки на покупку товаров в этом магазине. Вполне удобно для расхламления шкафа – приносишь пакет старых маек, покупаешь новый чайник за полцены. Его, кстати, потом тоже можно будет сдать на переработку.

Известно, что сама по себе переработка товаров – вещь не новая, но получившая новое прочтение и новую яркую рекламу. И голос. Выросшие в 1970-е и 1980-е, да и частично в 1990-е отлично помнят, что даже тогда можно было сдать десять кило старых газет и тетрадок, чтобы получить десятитомник собрания сочинений, скажем, Лермонтова, или «Детскую энциклопедию», за которой многие охотились по всему городу, стояли в очередях и записывались с ночи. Книга – знание, а это уж явно пригодится.

Можно, впрочем, перейти на широко рекламируемые биоразлагаемые товары. Например, посуду. Новомодные бамбуковые тарелочки по 1000 рублей штучка выглядят эстетично и вполне экологично, но при этом довольно накладны для среднестатистический нехипстерской семьи средней полосы России со средним же доходом, стремящимся к вечному нулю с учетом ипотеки и автокредитов. Ну а учитывая, что бамбуковая тарелочка – это часто еще и предмет страстного вожделения представителей комнатного животноводства, норовящих ее весьма экологично сгрызть, то срок амортизации такой супертарелочки составляет 1 миллисекунду. Представим себе картину: «Где же наша высокоэкологичная тарелка многоразового использования, созданная с соблюдением правил справедливой торговли и принципов высокой гигиены труда?», вопросит, придя с работы в ковидных полях, глава среднего домохозяйства в России. А нету ее. Собачка сгрызла. Экологично-с.

За последние пару лет пандемии и удаленки выяснилось, что и компьютерная техника, которую приходилось спешно закупать для обучения отроков и для себя лично, оказывается, тоже «вся в пластике». Погоня за ускоренной цифровизацией всея Руси пополудни привела к пикам продаж любой техники, источающей интернет, да скупкой многокилометровых неэкологичных кабелей выделенной связи, опутавшей миллионы подъездов и электрощитков по всей стране. Иногда эта гонка за экологичностью доходит до смешного: высокотехнологичный портал, приняв на себя честные показания счетчиков горячей и холодной воды за месяц, в ярких картинках советует от всей своей компьютерной души: «Стирайте руками по выходным». В XXI веке, где стиральная машина доступна даже в Африке, это звучит как минимум странно.

Мало того, была диагностирована генетически заложенная во всех ноутбуках да клавиатурках болезнь, передающаяся беспроводным путем, под названием «усталость пластика». От этой болезни полегло множество компьютеров как ковидной, так и доковидной эпох, да чаще всего и с фейерверками от искрящей розетки под лозунгом «пластик устал, пластик ушел». Или же они просто и весьма скромно, без всяких спецэффектов, сломались. Пополам.

В итоге мы зачастую оказываемся в тупике. Чтобы сэкономить пластик, нужно купить пластик. Логично. Эко.

А еще мы часто просто не обращаем внимания на «экоповесточку», считая ее чем-то неважным, второстепенным. Многие ли слышали о знаменитом открытии совсем юного ученого об очистке океана от пластика при помощи плавучих платформ? Вот и ответ – мы часто просто не хотим ни слышать об этой проблеме, ни решать ее, уж слишком неудобным, затратным, опасным и непонятным кажется порыв мировых экологов.

Пожалуй, потенциальный ответ на все эти сложности и нестыковки в пылкой борьбе за звание самой чистой планеты вселенной можно найти как у великих философов древности, так и у знаменитых писателей ХХ века. Ведь и древнегреческие мыслители Гесиод и Гиппократ, и писатели Марк Твен и Николай Лесков единогласно выписали нам рецепт: «Умеренность, умеренность во всем».

Так что же, получается, чистота – это дорого и очень дорого? А выгодно ли? Конечно. Другой планеты у нас нет. Придется сначала отмыть вот эту.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Наталья Пискунова

Подпишитесь на нас Вконтакте


Рекомендуем почитать

Новости партнеров