О партизанах на Кубани

, Прошлое  •  406


Самое главное на войне это интеллект. Умный, хитрый, но обученный военному делу хилый очкарик может победить туповатых качков, поигрывающих несокрушимыми мускулами. В этом можно убедиться на примере партизанского отряда Петра Игнатова, действовавшего в 1942 году на территории Кубани. 

Отряд был необычным. На 90% он состоял из высоколобых интеллигентов, имевших если не высшее, то профессиональное образование. В те времена это было редкостью. Было два кандидата наук, были химики, умевшие изготовить взрывчатку из самых простых компонентов, многие в совершенстве владели немецким языком. Хотя все они в прошлом проходили в разное время военную службу, но были глубоко штатскими людьми – сотрудниками таких сугубо мирных организаций как Краснодарский химико-технологический институт жировой промышленности (ныне Кубанский технологический университет) и комбинат «Главмаргарин».

В 1942 году немцы, захватив Ростов, подошли к Кубани и предгорьям Кавказа. Захват Краснодара и Кубани был неминуем, поэтому партийные органы загодя стали готовить диверсионно-партизанские отряды, которым предстояло действовать на оккупированной территории. Один из таких отрядов должен был возглавить 27-летний инженер-химик Евгений Игнатов. Молодой коммунист рассказал о поручении друзьям из треста «Главмаргарин», и те с энтузиазмом записались в отряд. Хотя все они в прошлом служили в армии (были пулеметчики, снайперы и даже один летчик-истребитель, списанный по здоровью), но опыта в партизанской деятельности ни у кого не было. Тогда Евгений обратился за помощью к отцу – Петру Карповичу Игнатову, директору технологического института, который в годы Гражданской войны партизанил против немцев в Малороссии. Игнатов-старший идею сына поддержал, сам записался в отряд и привлек туда наиболее перспективных сотрудников института. Во время подготовки начальство к всеобщему удовлетворению сделало рокировку – командиром был назначен Петр Игнатов, а его сын Евгений стал командиром группы минеров и разведчиков. 

Пётр Игнатов
 

Опытный и пользовавшийся авторитетом Игнатов-старший настоял, чтобы в отряд включили жен и взрослых детей будущих партизан. Командование согласилось, но с жестким условием – женщины должны были доказать боеспособность. 

Партизан привлекли для ликвидации особо опасных преступников, которых тюремное начальство опасалось переправлять в эвакуацию. Каждому из бойцов надлежало убить двух рецидивистов, причем одного зарезать ножом, а второго застрелить, глядя в глаза. Командование рассчитывало, что женщины и подростки не смогут пройти такое «испытание», и появится возможность отказать Игнатову. Но они ошиблись. Все прошли тяжелую проверку. Более того, одна из женщин, узнав, что ей предстоит казнить педофила-насильника, отстрелила ему причинное место и оставила подыхать в мучениях на грязном полу. Так в отряд попала жена Игнатова Елена, медик по образованию, и его младший сын Гений (Геннадий). Средний сын Валентин в это время воевал в Крыму в составе спецгруппы ГРУ. 

После интенсивного обучения минному делу часть партизан стала готовить базу в Планченской щели, а другие начали варить взрывчатку в лабораториях родного института. К слову, отряд Игнатовых никогда не испытывал недостатка в толе и динамите, химики готовили взрывчатку из глицерина, жира и прочих компонентов. Они обеспечивали и себя, и других партизан Кубани. 

Когда немцы заняли Краснодар, отряд, насчитывавший 58 человек (из них 39 с высшим образованием), ушел в горы. Уже через два дня, 19 августа, была первая боевая операция. Девять бойцов диверсионной группы уничтожили 48 гитлеровцев. Головной бронетранспортер подорвали на фугасе, а пехоту на грузовиках расстреляли из пулеметов. Среди трофеев попалось несколько снайперских винтовок, которые очень пригодились партизанам в последующих операциях. 

Партизаны-интеллигенты
 

Воевали партизаны-интеллигенты умело, с творческим подходом, выдумкой и максимально эффективно. Наобум никогда не лезли, вначале всё разведывали, просчитывали мелочи и тщательно готовили операции. Некоторые из них вошли в учебники по диверсионному делу. Например, на вражескую колонну устраивалась засада, в которой некоторым из немцев давали уйти. Те возвращались с подмогой. Но партизаны точно просчитывали маршруты движения, и отряды спешивших на помощь гитлеровцев ждали на дороге мины и фугасы. В результате уничтожался не один отряд немцев, а несколько. 

Учитывалась и предсказуемость дисциплинированных немцев. Снайпер, засевший на удобной позиции, подстреливал офицера. К раненному тут же бросались два солдата. Теперь и они становились жертвами снайпера. Выбегал минометный расчет и тут же подрывался на мине, заложенной одной из партизанок – женщины, прекрасно знавшие немецкий язык, легко входили в доверие к врагу. С вражескими снайперами тоже боролись диверсионными способами – просчитывали удобные позиции и размещали на подходах мины. 

Но самой излюбленной целью, конечно, были вражеские эшелоны. Иногда закладывали две самодельные мины на двух параллельных путях – вторая срабатывала в том случае, когда прибывал ещё один поезд, чтобы перегрузить содержимое с уничтоженного эшелона. Минировались и ближайшие дороги, по которым к месту взрыва должна была подъехать помощь. 

Был разработан инновационный метод «цепочка». Гитлеровцы обычно прикрепляли к поезду платформу-трал, груженную камнями и щебнем. В случае диверсии она первая наезжала на мину и подрывалась, а эшелон оставался целым и невредимым. Образованные партизаны Игнатова стали закладывать пять и шесть фугасов по цепочке, последней была мина. Платформа со щебнем наезжала на нее, взрывалась, но от детонации взрывались и фугасы, расположенные по цепочке. В результате подрывался весь эшелон. 

Чтобы уничтожить зловредных и несносных партизан гитлеровцы привлекли авиацию, бомбившую предполагаемые стоянки отряда. Хотя бомбежки ложных баз партизан не беспокоили, но им нужен был подбитый самолет, чтобы добыть проволоки для натяжных мин. Они устроили для немецкого аса засаду. Просчитав маршрут, замаскировались на вершине горы у входа в ущелье. Когда немецкий самолет, возвращаясь с задания, низко летел над вершиной, диверсанты дали несколько залпов из винтовок и пулеметов.

Партизаны за работой
 

В Краснодарском крае действовало более 80 партизанских отрядов, но все они вместе взятые не нанесли врагу столько ущерба как шесть десяткой бойцов отряда Игнатовых. Да что там Краснодарский край!? Ни в истории Великой войны, ни вообще в истории всемирных войн не было такого результативного отряда. Цифры поражают. Мы не верим блокбастерам, в которых несколько диверсантов изничтожают сотни врагов. Но факт остается фактом. Партизанский отряд из сотни штатских интеллигентов менее чем за год боевых действий потерял пять бойцов и при этом уничтожил более 8 тысяч солдат и офицеров противника, 40 танков, 136 орудий, несколько сотен автомашин, мотоциклов, броневиков, взорвал 16 железнодорожных составов и около 200 вагонов со снаряжением и людьми! Это факты из категории «такого не бывает»!

В числе пятерых погибших партизан были и два брата Игнатовы – 27-летний Евгений и 16-летний Гений. Погибли они как истинные герои. Евгений Игнатов разработал тогда новый тип мины, которая должна была срабатывать от тяжести давления на рельсы. Дрезина, которую немцы обычно пускали вперед, прошла бы благополучно, но тяжелогруженый поезд неминуемо бы подорвался. Мину установили, но предохранительную шпильку пока не тронули – по расчетам времени было еще много. Занялись минированием подъездных дорог. Что-то пошло не так. К фронту двигался важный эшелон, набитый эсэсовцами и стрелками из горной дивизии «Эдельвейс». В целях безопасности немецкое железнодорожное начальство пустило состав вне графика, в неурочное время. Он мчался на предельной скорости, стремясь проскочить опасные места. Времени на вытаскивание предохранителя не было. И тогда на глазах отца двое его сыновей в едином порыве бросились с противотанковыми гранатами к мине. Страшный взрыв фугаса накрыл двух братьев, пожертвовавших жизнями. В эшелоне погибло от 400 до 500 гитлеровских вояк. Мало того, взбешенные немцы расстреляли офицеров охраны железной дороги. 

Петр Игнатов вытащил разорванные останки сыновей. «У полотна, освещенного заревом пожара, лежат разорванные на куски мои мальчики — Евгений и Геннадий. Я беру на руки их окровавленные тела. Теплая кровь заливает мне руки. Я целую то, что осталось от моих детей. Я несу их через минированную дорогу. Потом мы молча роем финскими ножами неглубокую яму, кладем трупы моих сыновей, забрасываем землей. А над головой, срывая листья, уже жужжат немецкие пули. Вытянувшись цепочкой, глухими тропами уходим в горы. А там, далеко в горах, на нашей «фактории», ждет моя жена, мать моих ребятишек, Елена Ивановна, хирург нашего отряда. Что я скажу ей? Как все это будет?..» (П.К. Карпов «Записки партизана»).

Братья Игнатовы
 

Это страшно, когда родители хоронят детей. Петр и Елена Игнатовы потеряли сыновей, погибших при защите Родины. К счастью оказалась, что похоронка на среднего сына Валентина была ошибочной. Он прошел через всю войну и подарил родителям внуков, которых назвали в честь погибших дядек – Евгенией и Геннадием. 

Указом Президиума СССР 7 марта 1943 года Евгению и Геннадию Игнатовым были посмертно присвоены звания Героев Советского Союза. Сам Петр Игнатов прожил долгую жизнь, начал писать книги, умер в 90-летнем возрасте. Писатель Валентин Катаев написал о героической семье книгу, в которой есть такие слова: «Какие люди! Разве можно победить народ, воспитавший таких людей?»

Книга Петра Игнатова о своих сыновьях
 

Если понравился пост, то отметьте его лайком. Также подписывайтесь на наш канал, если Вы до сих пор этого не сделали. Новые статьи у нас появляются каждый день. Не пропустите!

Фарватер Истории

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров