Новый мировой порядок Герберта Уэллса

, Прошлое  •  165


Новый мировой порядок – словосочетание привычное. Трудно сказать, кто и когда его придумал. Некоторые полагают, что термин родился в Америке. 20 июня 1782 года конгресс утвердил двустороннюю Большую печать США. На лицевой стороне печати был изображён белоголовый орлан, являющийся национальным символом США. На другой – незаконченная пирамида, вершину которой венчает глаз в треугольнике. Фраза на свитке под пирамидой гласит: Novus ordo seclorum (Новый порядок на века). С 30-х годов ХХ века оборотная сторона Большой печати стала изображаться на однодолларовой купюре. Однако надпись на Большой печати и на долларовой купюре несколько отличается от словосочетания New World Order; есть мнение, что авторство данного термина принадлежит английскому писателю Герберту Уэллсу (1866-1946).

В Советском Союзе Г. Уэллс был одним из наиболее популярных зарубежных писателей. Его воспринимали как представителя жанра научной фантастики. Особенно известны его романы «Машина времени» (1895), «Человек-невидимка» (1897), «Война миров» (1898). За полвека творческой деятельности Уэллс написал около 40 романов и несколько томов рассказов, более десятка полемических сочинений по философии и примерно столько же работ о перестройке общества, две всемирные истории, около 30 томов с политическими и социальными прогнозами, более 30 брошюр на темы о Фабианском обществе, вооружении, национализме, всеобщем мире, три книги для детей, автобиографию.

Герберт Уэллс был не только писателем. Он достаточно глубоко погружался в историю, социологию, биологию (по образованию был биологом), физику, механику, астрономию, химию. Следил за развитием техники, оценивал последствия её применения. Вводя в свои произведения некоторые научные понятия и изображая технику будущего, он порой проявлял поразительную прозорливость, опережая время. Так, в 1895 году в романе «Машина времени» он ввёл понятие четырёхмерного мира; впоследствии Эйнштейн использовал это понятие при разработке теории относительности. В романе «Мир освобождённый» (1914) Уэллс пишет о ядерном оружии, основанном на расщеплении атома. Там описывается мировая война, с самолёта сбрасывается «атомная бомба» (именно так и названная). В 1898 году в романе «Война миров» Уэллс описал картины грядущей мировой войны с применением авиации, отравляющих газов, устройств наподобие лазера (позднее он детализировал описание этих видов оружия в романах «Когда Спящий проснётся», «Война в воздухе»). И уже не приходится говорить о космических кораблях, покоряющих пространства Вселенной, например, в романе «Первые люди на Луне» (1901). Думаю, что Евгений Замятин в романе-антиутопии «Мы» (1920) описывал космический корабль «Интеграл», заимствуя некоторые детали у Герберта Уэллса.

Поначалу Уэллс оптимистично смотрел на роль научно-технического прогресса как средства совершенствования человеческого общества. Однако оптимизма поубавилось, когда началась Первая мировая война. Достижения науки и техники, воплотившиеся в новейшем оружии, привели к миллионам погибших на полях сражений. Писатель понял, что наука и техника – обоюдоострый инструмент, который может делать человека счастливым, а может нести разрушения и смерть. Бурное развитие транспорта, связи, международной торговли привели к тому, что пространство, разделяющее государства, стало как бы исчезать. А трения и конфликты остались, любая искра могла привести к военному пожару, что особенно опасно, когда для оружия и военной техники пространства в тысячи миль перестают быть серьёзным препятствием. Центр внимания Уэллса стал перемещаться в сторону вопросов социальных, политических, военных.

Уэллс понимал, что мир движется к какой-то катастрофе, которую предотвратить лишь с помощью науки и техники не удастся. Надо менять что-то в конструкции общества, политической власти, экономической модели, в мировом порядке. И в 1928 году из-под пера Уэллса выходит произведение под интригующим названием «Открытый заговор. Чертежи мировой революции» (The Open Conspiracy: Blue Prints for a World Revolution). Это больше философско-политическое эссе. Или программа-манифест. Уэллс использует в этой книге тот самый «новый мировой порядок», с которого мы начали разговор. А в 1940 году он выпустил книгу, которая так и называлась: The New World Order.

В «Открытом заговоре» Уэллс призывает к созданию нового мирового порядка, отличного от того, какой существовал на момент написания книги. А существовал тогда мир капитализма с экономическими кризисами и хронической социальной напряжённостью, грозивший в любой момент перерасти в социалистическую революцию. В ХХ веке, писал В. Ленин, мир капитализма достиг своей высшей, монополистической стадии, что неизбежно порождало империалистические войны за передел мира. Первая мировая война была чисто империалистической, а в 1928 году, когда появился «Открытый заговор», уже чувствовалось, что может разразиться и вторая империалистическая война (Версальский договор, подписанный на Парижской мирной конференции, программировал подготовку такой войны).

Главная идея Уэллса: на планете должно существовать Единое, Всемирное Государство в форме Республики. Национальные государства должны добровольно отказываться от своих суверенитетов, передавая их Мировому Правительству. «Открытый заговор» не враждебен правительствам, парламентам и монархам, согласным считать себя временными институтами, которые будут ещё функционировать в переходный период: «Если конституции, парламенты и короли таковы, что могут быть терпим – как учреждения временные, действующие до совершеннолетия республики, и пока эти конституции направляются в указанном мною духе, – "Открытый заговор" не нападает на них». Надо полагать, в отношении тех правительств и монархов, которые не были готовы на добровольную сдачу своих полномочий, предполагалось применять силу. Итак, идея добиваться всеобщего и вечного мира через войны. Уэллс почему-то был уверен, что эти войны станут последними в истории человечества.

Однако как соединять разные народы с очень разными культурами в Едином Государстве? Важную роль в стирании национально-культурных различий отдельных народов должна сыграть единая Мировая Религия: «Чем более прекрасными и привлекательными представляются нам ложная верность, ложные идеи чести, ложные отношения, установленные религиями, тем более должны мы стремиться к освобождению от них нашего сознания и сознания тех, кто окружает нас, и к безвозвратному отказу от них». На роль Мировой Религии не годятся ни христианство, ни другие мировые религии, насаждавшие, по мнению Уэллса, лишь «предрассудки» и «ложные ценности». Кстати, к христианству Уэллс не демонстрировал симпатии и всячески одобрял политику агрессивного атеизма, проводившуюся в советской России. В этом его поддерживали и некоторые другие британские интеллектуалы, например Бернард Шоу.

Уэллс был хорошо знаком с Арнольдом Тойнби (1889-1975), автором многотомного труда «Постижение истории», в котором излагались представления о существовавших и существующих в мире цивилизациях. Соглашаясь с тем, что многообразие цивилизаций существует, Уэллс считал, что от него надо избавляться, выстраивать единую цивилизацию. Избавляться путём уничтожения «отсталых» цивилизаций, в каковые он записывал и Россию («русскую цивилизацию»): «Индия, Китай, Россия, Африка представляют собой смесь прикладных социальных систем, одни из которых обречены, а другие будут доведены до крайностей: финансы, механизация и политическое вторжение цивилизаций атлантических, балтийских и средиземноморских разрушают их, овладевают ими, эксплуатируют и порабощают их в большей или меньшей степени».

Единственной «перспективной цивилизацией» Уэллс считал англосаксонский мир. Его-то интересы он и представляет. Не секрет, что Уэллс был масоном и членом тайных обществ. По данным автора книги «Комитет 300» Джона Колемана, Уэллс входил в этот комитет, считающийся высшей инстанцией мировой закулисы.

Правящие элиты неперспективных цивилизаций должны быть на стороне «Открытого заговора», им следует дать надежду войти в состав мировой элиты: «Умам более тонким и наиболее энергичным среди этих народов, еще темных и в той или иной степени далеких от превосходства в деле материального прогресса, которому обязаны своим подъемом Европа и Америка, "Открытый заговор" может давать безграничные обещания. Одним скачком они смогут покинуть гибнущий корабль своей устаревшей системы и через головы своих нынешних завоевателей полным ходом вступить в братство владык этого мира».

Примечательно, что Герберт Уэллс очень рассчитывал на Советскую Россию в реализации «Открытого заговора». Он положительно оценивал власть большевиков: «Многие считают это правительство чрезвычайно интересным нововведением. Будучи сообществом пропагандистов, превращенным в республику, оно вдохновляется идеями "Открытого заговора", готовя почву для их осуществления».

Самим названием своей книги Уэллс заявляет о себе как о революционере. Ему импонировало, что большевики – тоже революционеры, причём «международные». Троцкий сразу после октября 1917 года выдвинул лозунг превращения «русской» революции в «мировую». Правда, на момент написания Уэллсом «Открытого заговора» Сталин с Троцким уже разобрался, заявив о возможности построения социализма в отдельно взятой стране, чтобы идеологически обосновать начинавшуюся в стране индустриализацию. Однако до Уэллса эти новации в жизни СССР, видимо, не дошли или же он воспринял их как «тактические манёвры».

И в «Открытом заговоре», и в других работах Уэллс осторожно затрагивает вопрос о социально-экономическом строе желаемого им общества. В любом случае это модель, в которой доминируют монополии и банки, а экономика находится под контролем государства. Уэллс был знаком с Джоном Мейнардом Кейнсом, идеологом вмешательства государства в экономическую жизнь, и, видимо, рассматривал мир будущего как кейнсианский капитализм. Чувствуется влияние на Уэллса и австрийско-немецкого экономиста Рудольфа Гильфердинга, известного своим фундаментальным трудом «Финансовый капитал» (1910) и создавшего теорию «организованного капитализма». У Гильфердинга это идеальная форма общества, основанная на доминировании банковского капитала, который вносит порядок в экономику и социальную жизнь. Это и не стихийный капитализм, и не социализм. Такая модель импонировала Уэллсу, который был одним из наиболее видных фабианцев. Фабианское общество, основанное в Лондоне в 1884 году, объединяло интеллектуальную британскую элиту реформистско-социалистических взглядов, примыкавшую к партии лейбористов. При этом фабианцы (и Уэллс) имели весьма размытые представления о социализме.

Однако кое в чём взгляд Уэллса на новый мировой порядок был очень определённым. Он считал, что социальная структура будущего общества должна быть предельно простой. Вверху – элита, внизу – все остальные, (плебс, пролетарии, массы). Никаких прослоек и средних классов. Элита должна состоять из интеллектуалов и капиталистов. Как у большевиков основой социалистического строя был провозглашён союз рабочих и крестьян, так у Герберта Уэллса основой общества должен стать союз интеллектуалов и крупного капитала.

Что касается тогдашней России, то, несмотря на её «цивилизационную отсталость», у неё, по мнению Уэллса, были большие шансы быстрее других вписаться в НПМ, поскольку у неё была «интеллигенция». «Открытый заговор» очень и очень рассчитывал на эту страту, «члены которой исчисляются всего несколькими десятками тысяч. Только им одним доступны идеи всемирной перестройки, и в деле принуждения русской системы к принятию реального участия во всемирном заговоре можно рассчитывать только на это небольшое меньшинство и на отражение его влияния на мириадах управляемых им индивидуумов. Чем дальше на восток, начиная с европейской России, тем в большей степени соотношение между числом людей, обладающих разумом, достаточно стабильным и подготовленным для того, чтобы мы могли заставить их понять нас и помочь нам, и числом людей, таким разумом не обладающих, меняется в пользу последних, что приводит нас к пугающему выводу. Уничтожьте эту небольшую фракцию, и вы окажетесь лицом к лицу с варварами, склонными к хаосу и не обладающими способностями к какой-либо социальной или политической организации, превышающими способности военного авантюриста или разбойничьего атамана. Сама по себе Россия (без большевистского режима. – В.К.) ни в коей мере не является гарантией от возможности подобной деградации».

И.В. Сталин и Г. Уэллс, 1934 год

Уэллс очень рассчитывал, что Советская Россия поддержит «Открытый заговор». Однако СССР пошёл своим путём и даже спутал карты тем британским заговорщикам, воззрения которых изложил английский писатель. Окончательно это стал понятно Уэллсу в 1934 году, когда он посетил Советский Союз и встретился со Сталиным. Вместе с тем идея «Открытого заговора» десятилетиями сохраняла актуальность. Такие английские писатели, как Олдос Хаксли и Джордж Оруэлл что-то заимствовали у Герберта Уэллса, а что-то добавили к его описанию будущего нового мирового порядка.

P.S. На русский язык книга Уэллса «Открытый заговор» не переведена до сих пор. 

Валентин Катасонов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров