Наследники Чингизхана

, Открытия  •  196
Спустя два года после кончины Чингис-Хана, собрались его сыны Чагатай-Хан, Таулай-Хан, и дети Чучи-Хана с главными офицерами Могуллской Империи. Тогда Белгатай-Ноян и Илчектеи-Ноян читали завещание Чингис-Хана, по которому Великим Ханом долженствует стать Угадай-Хану. Но тот отговаривался под тем видом, что имеет дядю с отцовой стороны, и двух братов живых.
40 дней шло собрание, всё никак не могли убедить Угадая, что это воля его отца, и её нужно исполнить. Пришлось братьям его взять за руки, и насильно усадить на трон. Тогда Угадай-Хан согласился с увещеваниями, и одарил всех присутствующих богатыми дарами, и устроил великий пир на весь мир. Было сие в лето 647 (1230).
Блюдо времён Тартарии. Медь, серебро, позолота. Найдено близь Тюмени.
Между тем, Султан Джалалудин, будучи в Индии, уведомился о смерти Чингис-Хана, и пришёл с войском в землю Иран, где завладел градами Кирманом и Ширасом (Ширас – город с прямыми улицами, утопающий в персиковых садах, и не имеет никаких укреплений, кроме глубокого рва вокруг города. В древности носил имя Персеполь. – прим переводчика).
Оттуда пошёл в провинцию Адирбеицан, где завладел городом Табрисом, и другими городами, которые принадлежали Чингис-Хану, в этой местности. Уведомившись и сием, Угадай-Хан послал двоих генералов с отборным войском в 30000, и те порубили армию Султана Джалалудина. А сам султан укрылся в землях Барек-Курдистана, где и окончил свою несчастливую жизнь, ибо жители были недовольны им и его людьми, и всех порубили. На нём прервался Род Султана-Магомета-Шаха Хорассмского.
Меж тем, Угадай-Хан удалился в земли Катая, чтобы и там порядок навести. Осадил великий город на реке Кара-Муран (ныне это река Кара, на границе республик Коми и Ямало-Ненецкого автономного округа)
Жители города мужественно сопротивлялись почти сорок дней, а когда город был взят приступом, 12000 знатных жителей на кораблях уплыли в океан. Остальные были порублены и взяты в полон. (Вероятнее всего, река Кара в те времена, была очень полноводной и протяжённой. Ныне, места вокруг, очень заболочены, что может свидетельствовать о недавнем потопе, и описываемых городов, конечно же не осталось. Но памятуя о том, что города всегда возникают на одних и тех - же местах, рискну предположить, что в этом отрывке речь идёт о Воркуте.)
После чего, Угадай-Хан отправился далее в Катай, а брата своего, Таулай-Хана, послал с 10000 человек наперёд. Алтан-Хан уведомившись о поступках братьев, выслал навстречу 100000 войско. И конечно же это войско порубило могулов, если бы Угадай-Хан не упросил одного из волхвов, бывших в его войске, напустить Джада, т.е. зимнее время в летнюю жару. Такие волхвы называются Джададачи, или Чудададжесы.
(На мой взгляд, в этом отрывке речь идёт ни много ни мало, о климатическом оружии. Прослеживается связь между словами «джад», (чудо), и «джед» – посох египетских фараонов определённой конструкции. Теперь возникает вопрос о том, кто дважды в современной истории применял это оружие? Сначала против войск Наполеона, а затем войск Гитлера.)
Волхв исполнил желание командира, и выпало столько снегу, и встал такой мороз, что воины Алтан-Хана, не имевшие с собой тёплой одежды, начали умирать от холода, и не могли оказать никакого сопротивления. Могуллы же налетели, и всех порубили. Только 5000 спаслось, и были они счастливы в плен попасть, а не погибнуть.
Уведомившись о происшествии, Алтан-Хан тотчас пропал. Куда пропал неизвестно, но люди говорят, будто он сам бросился от отчаяния в великий огонь, который велел развести.
Угадай-Хан, узнавши об этом, сообщил брату, и вместе они покорили все городы катайские, а губернатором Катая поставили человека по имени Махмут-Делаучи. Завершив дела, Угадай-Хан вернулся в свой город, потеряв брата своего Таулая, который умер во время похода по Катаю от болезни.
В лето 634 (1237), Угадай-Хан послал своего сына Каюка с сыном Чучи-Хана Бату, а также с Мангу, сыном Таулай-Хановым, и Баидара – сына третьего своего брата Чагатая с превеликой силою против руссов, черкассов, волгаров, башкиров и туранцев (туранцы, или тура – народ живший в землях современных Тюмени и Тобольска – прим. переводчика).
(Черкассы – народ, живший не только на Кубани и севере кавказа, но и на территориях севера нынешнего Казахстана и южного Урала, собственно - казаки. Волгары, скорее всего нынешние казанские татары, ошибочно называющие себя потомками Булгар. Булгары (Bulgari), это европейское название народов, живших на реке Волга (VolgaRha). Поэтому, правильнее говорить «волгарь, волгари, у волгарей, волгарям», и т.д.)
Но сам он ещё находился во своём дворце в стольном граде Кара-Курум, где построил новые палаты, которые для него расписывали самые лучшие катайские живописцы. (Замечу, что это первое упоминание о том, как именно называлась столица империи великих моголов. Современные учёные убеждены в том, что Каракорум находится и всегда находился на территории современной Монголии. Оппоненты ортодоксальных историков идентифицируют легендарный Каракорум с местом на Алтае, но согласно средневековых карт, ставка Великого Хана однозначно указывалась на севере современного Красноярского края, между Енисеем и рекой Таз, выше места впадения в Енисей Нижней Тунгуски.)
Фрагмент карты Даниеля Келлера 1590г.
В то же самое время приказал строить вокруг своих палат дома для принцев своей фамилии, и других сродников и знатных людей. Двор украсили фонтаном в виде статуи тигра, в натуральную величину, отлитую из чистого серебра, испускающего воду из рта.
В двух днях езды от города устроили зверинец, где за забором в две сажени высотою (около 4,5 метров - моё прим.) естественным образом обитало множество разных зверей, на которых можно было охотиться для забавы.
Вновь отстроили город Герат, который был разрушен до основания, и многие другие городы. Во время правления Угадай-Хана империя зажила мирно и богато. Умер Угадай-Хан после долгой болезни в лето 642 (1245).
Угадай-Хан был человеком великого разума, и весьма милостив, чему есть немало примеров.
Так некий человек из поколения Уиратов, ненавидящего магометан, пришёл к нему, и объявил, что Чингис-Хан явился ему во сне, и повелел от своего имени передать Угадай-Хану, чтоб тот приказал порубить всех магометан, которые проживают в  его областях. Хан спросил его, сам ли Чингис-Хан разговаривал, или говорил посредством толмача. Человек сказал, что самолично разговаривал. Хан спросил тогда, умеет ли он говорить по могуллски, на что тот ответствовал, что не умеет.
Так Угадай-Хан изобличил лжеца, и повелел казнить его.
В другое время издал Хан указ о том, чтоб умертвлять баранов можно токмо единым способом, ножом в грудь, и боле никак. Один магометанин купил овцу, и привёл к своему дому. Чтобы никто не видел, что он делает, тщательно запер ворота, и думая, что один, отсёк овце голову. А сосед его могулл, видел как магометанин приведши овцу ворота затворяет. Залез на крышу своего дома, и увидел что тот делает. Связал магометанина, и привёл к Хану. Тот выслушал, да и велел казнить могулла, за то, что подсматривал.
Некоторый бедный кузнец сковал шесть шил, и понёс на базар продать их. По дороге встретил Угадай-Хана, и поднял вверх шила, чтобы показать оные. Хан спросил, чего ему надобно, на что кузнец ответствовал, что хочет шесть шил подарить Хану. Хан взял шила, и велел выдать кузнецу по одному золотому динарию за каждое.
Некий больной старик, не имевший ни жены, ни детей, пришёл к Хану с просьбой дать денег на то, чтоб начать торговое дело, и Хан повелел выдать из казны двести золотых динариев. Люди, присутствовавшие при этом, начали отговаривать Хана, что раз нет у него ни жены ни детей, то если умрёт старик, попадут деньги в чужие руки. Но Угадай-Хан встал на своём, и говорил, что негоже отказывать в помощи, когда она требуется, хуже будет если тот умрёт так и не получив помощи. Принесли деньги, вручили старику, а он только взял их в руки, как тот час и умер у всех на глазах.
Некий бедный человек по имени Муфлиес, пришёл к Хану просить денег на еду, и получил 500 динариев. Потратил всё, и опять пришёл. Дали ему ещё 500. Когда и эти деньг  кончились, пришёл в третий раз. Вельможи начали бранить его, что бессовестно так поступать, и Хана тревожить. Услышав шум, пришед Угадай-Хан, и спросил от чего бранятся вельможи на бедного человека. Те рассказали. Хан спросил, на что Муфлиес деньги тратит. Тот отвечал, что на красивое платье, и добрую еду. Выслушав, Хан приказал выдать ещё 500 динариев, но наказал, чтоб тот бережно относился к нм, и не потратил так, как полученную 1000.
Угадай-Хан имел четыре законные жены, и 60 наложниц. Первая жена – Буракчин, вторая – Турагана, про которую одни говорят, что она была из поколения Маркатов, а другие, что из Уиратов, и досталась Угадай-Хану в числе пленников, после разбития её мужа – знатного принца. Её Угадай вельми любил, хоть и лицом она не особливо красна была.
Третья жена называлась Чачин, а имя четвёртой никто не помнит.
Турагана родила пять сынов Угадаю. Первый сын был зачат в земле Памак, и родился слабым. Имя ему дали Каюк. И хотя он так и рос болезным и хилым, однако ж именно ему по завещанию была передана империя по смерти Угадая. (становится ясен смысл выражения «тебе каюк»).
Второй сын звался Кутан, третий – Куку, который имел редкий ум, но умер ещё прежде своего отца. Четвёртому было имя Карачар, а пятому – Каши, который родился в то время, когда Чингис-Хан покорял землю Тангут. Он так любил пить вино, что умер совсем молодым.
Каюк-Хан по восшествии на престол, раздал вельможам такие знатные подарки, что тем превзошёл щедрость всех своих предков. Но понеже был вельми слаб, то царствовал всего один год, и умер в лето 644 (1247). Оставил двух сынов. Больший назывался Ходжа-Огул, меньший – Багу. Оба от одной матери именем Хамит. Багу имел одного сына именем Оку, у которого было 10 сынов.
По смерти Каюк-Хана, долго рассуждали, кому бы вручить империю. Каждый сердечно желал, чтоб Великим Ханом стал потомок Таулай-Хана, от его любимой жены по имени Сюрхохтны–Беги–Геген. Прямым наследником империи был Бату-Хан (современные историки называют его Хан Батый), сын Чучи-Ханов, который жил в земле Кипчаков, но сам он всячески отказывался принять на себя такую тяжкую ношу.
Некоторые вознамерились ехать к Бату-Хану, а некоторые сказали, что Принц сам должен явиться в Кара-Курум. Тогда Сюрхохтны–Беги–Геген сказала, что у Бату вельми больны ноги, и потому нет плохого в том, чтоб к нему поехать.
Таулай-Хан имел от Сюрхохтны–Беги–Геген пять сынов именами:
- Мангу,
- Галаку,
- Арток Буга,
- Коплай (современные историки называют его Хубилаем),
- Мока-Огулл.
Все пять братьев, по совету матери поехали к Бату. Тот оказал им радушный приём, и заслуженные почести. На собрании сказал, что Великим Ханом видит того, кто живёт на земле могуллов, и всё там знает. И предложил выбрать в Ханы большего из братьев Мангу. Братья согласились, и предложили отложить дело на начало нового лета.
Хан Батый повелевает умертвить Князя Михаила Черниговского. Средневековая русская миниатюра.
В начале нового лета собрались все вельможи, генералы и прочие знатные люди, и порешили, что править империей могулов должен Мангу-Хан. Тот после торжественной церемонии,  устроил великий пир. Семь дней пировали. Каждый день уходило 2 телеги виноградного вина, 2 телеги горячего (водка), 20 телег кумыса, 300 лошадей, 300 коров, да 2000 овец. Сие случилось в лето 648 (1250).
Спустя некоторое время, Ширамун, один из внуков Угадай-Хановых, затеял заговор против Мангу-Хана, и подговорил братьев, что негоже из их рук империю уводить, а пока Хан в неведении о заговоре, то убить его будет просто.
Ширамун взял 500 человек и две телеги с оружием, и выступил. А некий человек Мангу-Ханов, в то время искал пропавших верблюдов, и узрел лагерь заговорщиков, разбивших в стан на ночь. Явился к Хану, и уведомил о подозрительных людях.
Мангу-Хан собрал 1000 отборных офицеров, бывших при нём, и 2000 солдат. Отправил их на розыски. Скоро отыскались заговорщики, и спросили их куда те путь держат, и с какой надобностью. Ширамун отвечал, что едут к Великому Хану оказать своё почтение.
Привели всех людей и телеги к Мангу-Хану, и тот начал их потчевать. Три дня угощал, и всё выспрашивал разных людей ширамуновых. И будучи во хмелю, выболтали они об истинных целях, с коими они пошли.
Тогда Мангу-Хана велел казнить 80 человек, остальных отпустить с вразумлением, тако же и Ширамуна отпустил, дабы был он за эту милость, предан ему до смерти аки верный пёс, служил верно и рьяно.
Не забыл Мангу-Хан и добрых дел Бату-Хана, стараниями которого на престол взошёл. Слушал его во всём, полагался на него во всех делах, и имя ему переменил. Назвал Сачин-Хан.
Видя у соседей своих злые намерения против империи, послал брата своего Коплая с великой армией на восток, а брата Галаку, с другой армией на запад. Сам пошёл к месту Чинумачин (А вот это уже о современном Китае!). Когда завевал все малые городы в этом месте, приступил к главному городу, который назывался Чину. Осада началась зимой, и продлилась до весны. Могуллские солдаты были непривычны к такой неумеренной жаркости, какая царит в месте Чину. Начали умирать от болезней, и генералы стали советовать Мангу-Хану отойти до конца лета, дабы не начался мор, и не потерять всю армию.
Но Мангу-Хан был непреклонен, и продолжил осаду вопреки советам. Однако вскоре заболел от дурного воздуха, и через восемь дней умер. Сие случилось в лето 655 (1257).
Весть о смерти Мангу-Хана дошла до Катая, где стояла армия Каплай-Хана, и генералы тут же объявили своего владыку Великим Ханом. Однако же бывший в Каркоруме брат Мангу-Хана Арток-Буга, так же объявил себя Великим Ханом. Тогда Каплай-Хан отправил гонца с письмом, в котором уговаривал отступиться. Но Арток-Буга умертвил посла, чем вельми прогневил Каплай-Хана.
Между тем, Бату – Сагин-Хан, правивший кипчаками, умер, а подданные выбрали  на его место его брата. Арток-Буга отправился на него войною, но будучи разбит, бежал в место с названием Каракум. Каплай-Хан так же пришёл в это место, но Арток-Буга опять сбежал. После, он нашёл способ помириться с Каплай-Ханом, и выпросил прощение.
Галаку поступил разумнее. Он отправил Каплай-Хану поздравление с вступлением на престол империи. А тот ему за это отдал во владение всё, чем могулы владели за рекой Аму. Бурга-Хан стал владеть землями кипчаков. Алгу, внук Чагатай-Хана получил всё, что между Алтаем и Аму.
Немного спустя, Каплай-Хан взял-таки город Чину, и подчинил империи могуллов  все провинции земли Чинумачин. (Китай наш! Вероятно, само слово «подЧИНить» возникло именно благодаря этому событию. ПодЧИНение – покорение Чину, который теперь в России называется Китаем, но в других языках, так и сохранил название China(u). Отсюда ЧИН, ЧИНовник, ведь мандарины (не фрукты), как  госслужащие, это изобретение китайской бюрократии. Вот как подмена всего-навсего одного слова «Чину» на «Китай», позволила сфальсифицировать целую эпоху в истории человечества).
А вскоре, после подЧИНения Чину, Каплай-Хан умер, прожив 73 лета, и правив империей 35 лет.
Хан Хубилай. Фрагмент средневековой миниатюры.
Забегая далеко вперёд, добавлю, что Каплай-Хан, он же Хан Хубилай, был величайшим правителем – реформатором. Сегодня это кажется невероятным, но… Вот его заслуги, которыми ныне пользуется весь мир:
- Почта,
- Логистика,
- Стандартизация мер и весов,
- Введение в обращение бумажных купюр,
- Социальное страхование,
- Пенсионное обеспечение,
- Организация промышленного производства металлургических изделий, пороха, бумаги, фарфора, тканей (в том числе шёлка).
- Дорожное строительство,
- Образование,
- Регулярные армия, и военно-морской флот.
А теперь поставьте рядом Каплай-Хана и «Петра Великого». Кто из них более достоин звания "Великий? Большой вопрос...
Чагатай-Хан имел лицо вельми свирепое, так, что каждый боялся на него смотреть, однако у него было чрезвычайно много ума. Именно потому, Чингис-Хан отдал ему во владение всю землю Ма-Уреннерскую, и половину того, что принадлежало городам Харассм, Бадагшан, Балк, Гасмиен, земли уйгуров, и всё до самой реки Сирр-Инди. Однако, Чагатай постоянно пребывал при брате своём Угадае, и вверил правление отдельными провинциями самым благоразумным своим офицерам.
При его дворе находился один волхв, который при попытке обмануть его, мог обратиться в целую армию, которой был вид один, а на самом деле никого не было. Чагатай-Хан возымел любопытство такому умению, и так отвратился от того волхва, что по навету одного из вельмож, бросил волхва в темницу со связанными руками, где тот вскоре умер. Недолго и сам Чагатай-Хан прожил, после того, ибо напала на него неисцельная болезнь, и в лето 640 (1243), Хан умер.
Из великого числа жён и наложниц, оставшихся после него, были две любимые, родные сёстры, дочери Каба-Нояна, главы над поколением Конкраттов. Первая называлась Буссулун, и родила Хану множество детей мужского пола, которых отец любил более всего.
Другая жена прозывалась Тархан-Хатун, которую взял за себя после смерти первой жены. Дети Чагатаевы прозывались так:
- Мутуган,
- Мучи,
- Балда-Шаг,
- Сагинлалга,
- Сарманс,
- Буссумунга,
- Баидар.
Сын Мутугана Кара-Галаку стал владельцем земли Ма-Уреннерской, послесмерти Чагатай-Хана. И имел наследника по Правде (По закону) Мубарак-Шага. Но так как по смерти Хана были другие младенцы, жена его Аргата-Хатун, объявила себя правительницею, до срока, пока сын её не вырастет до возраста, годного к государствованию.
По смерти Мубарак-Шага, корону принял сын Баидара Алу, и наследника имел внука Мутуганова, который звался Бакар-Хан, сын Ясунту, который государствовал два лета, и принял магометанский закон, и стал называться Султан Геласудин. Он был первым из потомства Чагатая, в магометанском законе.
По его смерти ханское достоинство перешло к Беги-Хану, сыну Сарманса. Ему наследником стал внук Мутугана  Буга- Тимур. После смерти Буга-Тимур-Хана, скипетр поимел Доичи-Хан (Предок немцев?), сын Барак-Хана, и имел наследника Конча-Хана.
По смерти Конча-Хановой, другой внук Мутугана Балига-Хан принял скипетр. После правил Исан-Бога, второй сын Доичи-Хана, а наследником имел Дуй-Тимура.
Дуй-Тимуру последовал на престоле брат его Тармашир, который вторично принял магометанство, ибо посте Барак-Хана соблюдение магометанского закона совершенно сошло на нет.
Тармашир был убит братом своим Бутан-Ханом, который похитил престол, и который оставил наследником племянника своего Чангши, сына Улугана. Чангши имел брата Янус-Тимура, который завидовал, и вознамерился убить Чангши-Хана тайно. Но вдова Улуганова, бывшая матерью обоим, заподозрила намерения Янус-Тимура, и предупредила о том Чангши-Хана. Тот вышел с войском навстречу брату своему, но потерпел поражение в бою, и был убит. Тогда Янус-Тимур в отместку за то, что мать предупредила о готовящейся измене, отрезал ей груди в отмщение.
Во время государствования Янус-Тимура, принц из поколения Угадай-Хана Алы-Султан, стал так силён и страшен, что Янус-Тимур, и другие принцы от поколения Чагатая-Ханова не могли ему противится. Так вскоре Алы султан присоединил к своим землям землю Ма-Уреннерскую.
Но по его смерти, Качан-Султан, сын Ясура, сына Урек-Тимур-Хана, сына Кутучая, Сына Босайя, сына Мутугана, сына Чаготай-Хана, вернул поколению Чагатая все утраченные земли. И так было всего 16 ханов от Чагатай-Хана, которые непрерывно правили землёй Ма-Уреннерской. Последующие ханы, имели только имя правителей провинций Ма-Уреннерских, при том, не имея никакой власти над ними.
Качан-Султан был принц весьма жестокий. Начал успешно войну против Амир-Качагана, разбил его войско, и принудил спасаться бегством. Однако зима застигла его, и вынужден он был встать на зимовку. И такие жестоки стужи в ту зиму были, что почти все лошади полегли, и осталась кавалерия пешей. Прознав о том, Амир-Качаган ударил по войску Качан-Султана быстрой конницей, разбил его, и отнял у него жизнь и скипетр. Было это в лето 749 (1349).
Так Качан-Султан стал последним правителем поколения Чагатай-Ханова, правившим Ма-Уреннерскими провинциями 109 лет.
Далее автор очень долго и подробно перечисляет прочих принцев, которые формально имели титул Хана, но реальной властью не обладали. По сути, это запутанное перечисление имён и титулов, а так же степени родства указанных принцев тому или иному из именитых предков, Чагатай-Хану, Угадай-Хану, Тамурбек-Хану и пр.
В то время, пока власти единой в земле Ма-Уреннерсой не было, а принцы враждовали, и непрестанно воевали друг с другом, Амир-Тимур, сын Тарагая из поколения Бурлассов (он же Тамурбек, он же Тамерлан) был сильнее прочих, но война его шла то счастливо, то несчастливо.
Тогда Тогалак-Тимур-Хан  вторгся с великим войском в земли Ма-Уреннерские, и взял под защиту всех кто пожелал стать его подданными, и порубил всех, кто противился. Оставшиеся ушли с Амир-Тимуром и Амир-Гуссаином в Харассмскую землю.
Тогалак-Тимур-Хан, пробыв целое лето в землях Ма-Уреннерских, отдал правление над ними сыну своему Илы-Асу-Ходже. (вероятно, современное татарское имя Ильяс, это искажённое Илы-Ас), а сам вернулся в Кашгар, где и умер спустя лето.
Как только Амир-Тимур и Амир – Гуссаин уведомились о кончине своего противника, вернулись в Ма-Уриннер, и прогнали в Кашгар Илы-Асу-Ходжу. Разделили землю на две равные части, и правили долго в мире и согласии. Но на последок рассорились, и учинили великую сечу близ города Балка.
В той битве посчастливилось Амир-Тимуру, а Амир-Гуссейну не посчастливилось, и он был убит в бою, оставив Амир-Тимура единовластником в земле Ма-Уреннерской. Правда, Ханом считался тогда Магомет-Султан-Хан, но власти он не имел, а правил Амир-Тимур.
Амир-Тимур, властвовав таким способом 33 лета, вошёл в землю Рум. В той земле учинил Амир-Тимур кровопролитную битву, которая длилась с утра до ночи. Когда войско Рума было порублено, а его предводитель и владелец той земли Султан-Баячет бежал, Амир-Тимур отправил в погоню Магомет-Султан-Хана.
Ранее нам уже встречалось название Рум, которое по смыслу могло было быть применённым к Уралу. В этом же эпизоде совершенно очевидно, что речь идёт о завоевании Тамерланом Малой Азии – Турции, взятие в подданство Константинополя, и пленении Султана Баязета. Соответственно Румом здесь автор называет территорию современной Турции.
Тот догнал малочисленный отряд, порубил всех, а Султана-Баячета запер в клетке, и привёз Амир-Тимуру. Пробыв год в землях Рум, Амир-Тимур вернулся в свои земли, и там умертвил Султана-Баячета, а вместе с ним и названного Магомет-Султан-Хана, после чего сам и принял ханский титул.
Спустя немного времени отправился в Катай, однако токмо до града Отрар и дошёл, а там умер, государствовав 36 лет, и прожив 63 лета. Сие случилось в лето 807 (1405).
Между тем, жители земель Алатах и Уйгуров, городов Кашгар и Еркеен (ныне посёлок Эркен-Шахар в Карачаево-Черкессии), не видя наследников Чагатай-Хана среди своих, вынуждены были позвать Амулл-Ходжу, который государствовал тогда в земле Ма-Уреннерской, и назывался Илсаном Бога-Ханом.
Был он сын Доичи-Хана, сына Барак-Хана, сына Ясунтуя, сына Мутугана, сына Чаготай-Хана. Женой ему была Сатил-Тамиш, которая была бесплодна.
Обременил он рабу свою Манлаги, а Сатил-Тамиш весьма ревновала мужа, и когда тот был на охоте, выдала чреватую рабу за одного могулла именем Ширагола, и приказала ему её увезти в свою землю.
Вернулся с охоты Хан, и уведомился о случившемся, но виду не подал, а так и умер бездетным. Настали напастные времена междоусобиц, в землях Илсан Бога-Хановых. Тогда один из вельмож кашгарских именем Амир-Иолаучи, который был осведомлён об истории с рабой Манлаги, выданной за могулла, будучи чреватой от законного Хана, нанял человека по имени Таш-Тимур. Дал ему скота всяческого, и отправил отыскать Манлаги.
Долго Таш-Тимур искал могулла по имени Ширагола. Объездил многие городы и земли. И когда уже совсем потерял надежду на счастье в исполнении поручения, нашёл одно место, где жили могуллы. Нашёл и жену по имени Манлаги, и мальчика, сына Хана Кашгарского, по имени Тогалак, который играл во дворе с младшим своим братом. Тайно похитил Тогалака, и привёз к Амиру-Иолаучи.
Тот немедля объявил мальчика Ханом, и назвал его Тогалак-Тимур-Ханом. Был большой пир, с исполнением всех обычаев, положенных в таких случаях.
Ставши сильным, сей хан сначала избавился от заговорщиков и смутьянов, положил конец распрям и усобицам, подчинил Земли Алатах и Уйгурскую, а так же город Еркеен. Затем покорил всю землю Ма-Уреннерскую, которую оставил во владение сыну своему Илыаса-Ходже. Сам же правил в Кашгаре до самой смерти. (Современные историки считают, что здесь речь о Кашгаре, который ныне находится в Китае. О нахождении земли Ма-Уреннер, вообще нет единого мнения, несмотря на то, что переводчик в XIX в. Ещё точно знал её местонахождение. Однако руководствуясь косвенными признаками, а так же мнением переводчика рукописи, я осмелюсь предположить, что Кашгар находился не далеко от Еркеена, на территории нынешней Калмыкии.)
Земля Ма-Уреннер на карте Даниеля Келлера.
Тогалак-Тимур-Хан был первым из Принцев поколения Чингис-Ханова, государствовавший в Кашгаре, который принял магометанство. А случилось это так:
Довелось ему встретить на охоте некоторых заморских людей, которые оказались в том месте, где зверь должен был находиться. И вельми прогневался он, ибо строго приказал никому не охотиться там, где он охотится, и никому не ходить, там, где он на охоте ходит, дабы через то не пужать дичины.
Путников положили связанными перед ногами Хана, и тот начал допрос чинить, почто не исполняют они запрет ханский. Лучший из путников именем Самалудин Шейх ответствовал, что идут они из земли Катак, и не знали о наличии запрета, на что Хан ещё пуще осердился. Вы, говорит, таджики, оказывается, а для меня таджик хуже собаки.
Шейх Самалудин ответствовал, что были бы они хуже псов, коли не были бы правоверными. Сей ответ лёг на сердце Хану, и он приказал развязать путников. Уединившись с Самалудином, хан спрошал сего о том, что есть закон магометанский, а Шейх всё подробно рассказывал. Та беседа так Хана впечатлила, что он вознамерился было немедля магометанский закон принять, однако мудр был, и знал, что во его государстве есть обстоятельства, которые противствуют на сей день исполнению решения.
Тогда сказал Хан, чтобы Шей возвратился к нему по прошествии времени, пока он готовит обстоятельстсва благоприятствия. Шейх Самалудин убыл тогда, но прибывши на место заболел, и умирая, передал сой разговор с Ханом сыну своему Шейху Рашидудину, с наказом исполнить обещание вместо себя.
Шейх Рашидудин тотчас после похорон отца отправился в Кашгар ко двору Тогалак-Тимур-Хана. Долго он не мог с Ханом свидится, потому, как не пускали его в замок. Тогда рано утром он встал на высокой горке, и обратил молитву громким пением. Тогалак от сна встрепенулся, и повелел привести к нему, того кто молитву пел.
После беседы с Шейхом, хан порешил принять закон магометанский, и вельможам своим велел. Но один из них, по имени Амир-Секуабис, усомнился в законе, и сказал, что тот час примет правоверный закон, когда шейх Рашидудин пошибёт одного из его силачей из могуллов.
Шейх приблизился к могуллу, и махнул дважды. Одной рукой по лицу, другой в грудь, и тем сшиб воина на землю. Тот кинулся шейху в ноги, и попросил привести его к закону правоверному. Видя это, Амир-Секуабис, и все могуллы, что были с ним, числом в 160000 душ, приняли Закон Магометанский.
Амир-Иолаучи, который помогал взойти на престол Тогалак-Тимур-Хану, меж тем умер, и оставил наследником сына, именем Амир-Худаидат, которому в то время было только сем лет. Тогда младший из дядей с отцовой Амир-Худаидата стороны, именем Камарудин, просил Хана, что понеже Амир-Худаидат в рассуждении своего младенчества не может ещё долго исполнять должностей, каковых требует его важное достоинство, то благоволил бы Хан поручить оное ему, Камарудину.
Хан выслушал тщательно, но не рассудил за благо исполнить прошение. Камарудин был человеком сильным и гордым, и весьма прогневался на решение Хана. Затаил обиду, и по смерти Тогалак-Тимур-Хана, восстал против сына его Илыаса-Ходжи, а убивши его и всю семью из восемнадцати человек, похитил правление, и повелел развесить по всем углам его указ о том, что ежели кто найдёт ещё кого из потомства Тогалак-Тимур-Хана, то пусть убьёт его без всякого опасения. (т.е. владение грамотой в Великой Тартарии было всеобщим. Это весомый аргумент в адрес адептов «Теории варварской Руси до её крещения», а так же тех, кто утверждает, что бумага на Руси появилась только во второй половине ХVI века)
Тогалак-Тимур-Хан родился в лето 730(1330), восприял корону в лето 18 от рождения, магометанский Закон принял в лето 24, а умер в лето 34.
Между прочими детьми, оставленными после смерти, и убитыми в восстании Камарудина, был совсем младенец, сосущий молоко у матери именем Амир-Агахатун. Сия мать не ведала, куда спрятать младенца от побития, и поверила его Амир-Худаидату. И тот хранил его, несмотря на просьбы Камарудина о выдаче младенца (Вот и библейский сюжет о побитии младенцев Царём иродом проявился).
А когда началась война между Амир-Тимуром и Камарудином, то Амир-Худаидат послал молодого Принца именем Шиссер-Ходжа в сопровождении верных людей и престарелых женщин к Бадагшанским горам, откуда берут камень Иаспис (яшму), чтобы его там хранить.
Потом было пять великих битв, после которых так и не ясно было, кто станет победителем. Но вскоре Камарудин тяжело заболел, и уведомившись о сием Амир-Тимур пришёл с великим войском, а армия Камарудина оставшись без командира вся разбежалась. Сам Камарудин, пока находился в бреду, был перевезён в степь к востоку от Кашгара, чтобы не попался он в руки неприятеля.
Многия время спустя, прослышал Амир-Тимур о том, что в отдалённом месте, называемом Малик-Адджан (вероятно, это современный Андижан, в Узбекистане) появился некий человек, который мог быть Камарудином, но в точности этого подтвердить так и не удалось.
После, Кашгаром правил Шиссер-Ходжа-Хан, который ранее спасал последнего потомка Тогалак-Тимур-Хана в горах Бадагшанских. А после него, все его потомки правили в Кашгаре, и всех землях Кашгарских.
Когда Таулай-Хан умер в землей Катайской во время похода брата своего Угадай-Хана, то больший сын его Мангу-Хан получил империю над могулами, по смерти сына Угадай-Ханова Каюк-Хана.
Читать продолжение...
Читать с самого начала...
Автор: kadykchanskiy, источник: tart-aria.info
При использовании материаллов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
  • TAGS
  • Тартария

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров