Мегалиты говорят. Часть 4

, Наука  •  311
Продолжение. Читать с самого начала…

Ты какого года, Мегалит?

Большинство из нас привыкли безотчётно доверять информации, исходящей из уст мужей, наделённых учёными степенями и званиями. Особенное доверие внушают пожилые мужчины с седой бородкой, в круглых очках, и в странной шапочке. Такое же магическое воздействие имеют на аудиторию респектабельные господа с лоснящимися лицами, пышущие успехом и уверенностью в себе, облачённые в дорогие костюмы, с безупречными галстуками на шеях.
Никому даже в голову не приходит ставить под сомнение их слова. Особенную гипнотическую силу имеют непонятные термины, витиеватые обороты речи, и колоссальное количество слов, которые обычный человек не употребляет в обиходе. Человек, излагающий мысли так, чтобы его никто не понял, автоматически ставит себя на место Бога. И толпа готова ему поклоняться безоговорочно.
Но если не поддаваться гипнозу, и попытаться вникнуть в суть излагаемого «богами», то мы с удивлением обнаруживаем, что очень часто пространственные речи призваны сбить с толку слушателей, обескуражить, заставить принимать на веру всё сказанное, даже откровенную глупость. Чего стоит, например, заявление профессора какого-то там университета, сделанное перед дюжиной камер с умным лицом, о том, что учёные установили возраст обнаруженной статуи из мрамора, который составляет 1800 лет.
Римская мраморная копия древнегреческой статуи Мирона, около 120—140 года, дворец Массимо в Риме
Как правило, экскурсоводы «забывают» сказать, что перед вами «копия с копии с копии» древней античной скульптуры, и туристы принимают всё за чистую монету.
Возьмём для примера другой факт. Когда то давно, в середине восьмидесятых годов прошлого века, в одной из газет мне попалась статья, в которой говорилось о протестах общественности, возмущённой сокращением финансирования на реставрацию исторического наследия древнего Рима. Тогда я подумал, а почему это «вечный город» тысячелетиями стоял, и был как новенький, а в двадцатом веке вдруг начал осыпаться. Выяснилось, что учёные объясняли это явление появлением кислотных дождей. Мол, раньше атмосфера была чистая, и город стоял. А с появлением котельных, промышленности и автомобилей, дождевая вода стала наносить ощутимый ущерб сооружениям из гранита, песчаника, и особенно стал страдать мрамор.
Так вот, для справки: — Срок службы природного мрамора составляет от 150 до 200 лет, в зависимости от того, где именно добыт конкретный образец. Ведь что такое мрамор? Да просто мел, по сути. Особым образом сформировавшийся известняк Ca(CO)3. К тому же, он ещё  горит! Да, да! в случае невольного обжига мрамор меняет свою формулу: —  CaO + 2HF = CaF2 + H2O. А CaF2 это фторид кальция (флюорит), и он ГОРЮЧ. Мало того, при нагреве он еще и светится — именно как горящий уголь. По названию этого минерала и создан термин «флюоресценция».
Поэтому все «античные» статуи из мрамора сделаны в девятнадцатом веке, самое раннее. Но учёный профессор прекрасно знает, что никто не полезет в справочники, для того, чтобы проверить достоверность им сказанного.
Тут же неизбежно встаёт следующий неудобный вопрос к профессору: — А как определили возраст статуи? Если он начнёт говорить что-то о радиоуглеродном методе, сразу же ставьте ему «неуд», и требуйте от руководства университета лишения звания профессора, этого самозванца. И вот почему:
Краткие сведения о существующих методах датировки.
Те методы, которые на самом деле в состоянии дать довольно точный ответ на вопрос о возрасте найденного объекта исследования, мы рассматривать не станем. Например, дендрохронологический метод датировки достаточно точен, однако не применим в нашем случае  потому, что мы ведём разговор о камнях. Точнее о минералах, горных и осадочных породах. А дендрохронологический метод, что понятно уже из самого названия, предназначен для определения возраста изделий из древесины, точнее брёвен и элементов конструкций, спил которых позволяет зафиксировать размеры и количество годовых колец, появившихся на дереве при его жизни.
Ровно по этой причине не стану приводить и другие методы датировки, не касающиеся мегалитов. Итак, вот то, что нас интересует:
  1. Радиоуглеродный метод — разновидность радиоизотопной датировки, применяемая для определения возраста биологических останков, предметов и материалов биологического происхождения путём измерения содержания в материале радиоактивного изотопа углерода-14 по отношению к стабильным изотопам углерода.
Отбрасываем сразу же, как непригодный, при датировке неорганических материалов.
  1. Термолюминесцентный метод — основан на способности некоторых материалов (стекло, глина, керамика, полевой шпат, алмазы, кальциты и др.) с течением времени накапливать энергию ионизирующего излучения, а затем, при нагреве, отдавать её в виде светового излучения (вспышек света). Чем старше образец, тем больше вспышек будет зафиксировано.
Бракуем и этот метод, по той же причине, что и предыдущий. Нас интересуют камни, а не черепки и стекляшки. Кроме того, погрешность этого метода даже по официальным данным превышает 10%, как и в случае с РУМ.
  1. Гидратация стекла — один из вспомогательных методов датирования геологических объектов и археологических артефактов. Применяется к предметам, изготовленным из естественного вулканического (обсидиан) или искусственного стекла. Метод основан на том, что поверхность стекла абсорбирует воду из атмосферы с постепенным образованием корки гидратации.
И снова мимо. Не интересуют нас сегодня стёкла и обсидиан.
  1. Дефекты кристалла — всякое устойчивое нарушение трансляционной симметрии кристалла — идеальной периодичности кристаллической решётки. По числу измерений, в которых размеры дефекта существенно превышают межатомное расстояние, дефекты делят на нульмерные (точечные), одномерные (линейные), двумерные (плоские) и трёхмерные (объёмные) дефекты.
Вполне может быть, что этот метод и хорош, однако он позволяет датировать примерный  период возникновения самого материала, а не изделия из него. Поэтому и этот метод мы никак не можем считать достоверным при датировке изделий из природного камня.
  1. Относительные методы:
— Стратиграфия, позволяющая датировать артефакты из геологических отложений, преимущественно речь идёт о так называемом «культурном слое»;
— Типология, которая подразумевает производство сравнительного анализа аналогичных вновь найденных артефактов, с обнаруженными ранее. По сути, это более похоже на детскую игру в «угадай на что похоже облако».
Достоверность этих методов более чем сомнительна и опять же не применима к датировки изделий из природного камня.
  1. Абсолютные методы — основаны на явлении радиоактивности химических элементов: за определённый период времени один изотоп элемента превращается в другой. Поскольку период полураспада у разных элементов разный, то имеется возможность достаточно точно датировать время происхождения исследуемых горных пород. Это такие методы как калий-аргоновый, аргон-аргоновый, цезий-40 и пр.
Снова мимо. Эти продвинутые технологии так же не позволяют определить время создания изделия из камня, только возраст самого камня.
  1. Оптическое датирование — физический метод датировки, основанный на определении момента времени, когда минерал в последний раз находился на свету.
Без комментариев. Чтобы не разрыдаться.
Ну и что нам остаётся, кроме голословных утверждений учёных? А ничего, ровным счётом! И вот тут то следует вспомнить о таких объектах, например, как Попов остров на Урале. Ярчайший образец, который наглядно показывает как важно знать время происхождение именно изделия из камня, а не самого камня:

Попов Остров.

Не́йво-Рудя́нка — посёлок в Кировградском городском округе Свердловской области. Вокруг него раскинулись топкие болота. И на одном из этих болот стоит гора со странным названием Попов остров. Казалось бы, как может гора называться островом? Однако всё становится простым и понятным, если понимать, что любое болото «в детстве» было водоёмом:
Свердловская область (координаты — 57°18’32″N   60°11’23″E). Близлежащие города: Екатеринбург, Нижний Тагил, Каменск-Уральский. Ближайшие посёлки — Верх-Нейвинск и Нейво — Рудянка. Там протекает река Нейва, ясно где расположен первый посёлок, а вот почему название второго связано с рудой? Урал же!
Выясняю, что посёлок основан в 1762г., когда Прокофий Демидов, сын Акинфия и внук Никиты, запустил здесь вододействуемый железоделательный и чугунолитейный завод. Правда через 7 лет продал его Савве Яковлеву, как и многие другие свои предприятия. С железом всё ясно. Как с остальным? Сохранились сведения, что действовал тут и гранитный карьер на горе… Попова остров. Стоп!!!
Так гора или остров всё-таки? Смотрим старые карты.
Карта 1914г.
Чертёж совсем свеженький, но и на нём мы видим существенные различия! Тут гора не просто посреди болот, но и озёра присутствуют, которых нет уже ныне. Озеро Глухое 2, кто о нём знает? Никто из старожилов не помнит о таком! Очевидно, что процесс заболачивания озёр и естественная мелиорация не прекратились и по сей день. Значит, лет 300 назад здесь было так много воды, что это было, по сути внутреннее море, а гора — на самом деле была островом! Вот и разгадка несовместимого на первый взгляд, названия «ГОРА попов ОСТРОВ».
Скалы — останцы на горе Попов остров.
Очевидно, что сначала до острова можно было добираться исключительно вплавь, а теперь только пешком, или на спецтранспорте, на велосипеде, в том числе. Т.е. место крайне не удобное для того, чтоб в наше время, как и 250-300 лет назад совершать рейсы туда и обратно за рудой или камнем. А кто говорит, что там что-то добывали?
Вроде бы просто причудливые камни, очень похожи на искусственные сооружения, но на Урале таких образований, превеликое множество.
Может и вправду каменоломня? Местные краеведы всем рассказывают, что вплоть «до изобретения бетона в ХХ веке» тут рубили гранитные блоки для строительства. Первый камень пошёл в 18 веке на строительство плотины Верхне-Нейвинского пруда. Что тут не так? Ну, во первых я уже говорил, что возить камень отсюда очень неблагодарное, трудоёмкое и затратное предприятие. Во вторых: жили, значит, в избах, а плотину для пруда делали из гранитных блоков? Разве это логично? Всегда плотину бутили простыми необработанными валунами, перемежая осколками камней, щебнем и глиной, зачастую просто грунтом, укрепляя подручной древесиной. И тем не менее, камень здесь на самом деле добывали:
Какая же надобность была тогда рубить блоки на плотину! Ну не Тадж-Махал же строили, просто запруду, резервуар для воды. Вы будете на гвоздях для строительства домика, под садовый инструмент на своих 6 сотках, делать лазерную гравировку? А почему тогда не возникает сомнений в верности того, что наши «пра-пра» вырубали блоки в сотни пудов на острове, откуда его нужно ещё умудриться доставить на сушу, для хозяйственного гидротехнического сооружения? На чём, на телегах? А какой грузоподъёмности у нас были телеги? Да  что толку от них, если они по болоту даже пустые не пройдут!
Но ведь явно камень тут добывали, вопреки здравому смыслу. По такой технологии и до сих пор добывают гранит. Бурят шпуры и откалывают. А раньше деревянные клинья вбивали. Возникает несколько вопросов:
Это клинья, или уже шпуры?
Мой ответ — шпуры. У клиньев плоские прямоугольные углубления.
Вопрос второй: Зачем, на далёком острове посреди болот?
Ответа нет.
Третий вопрос: Когда добывали камень, в наше ли время, или всё-таки до нас?
Ответа нет.
По крайней мере, мы точно выяснили, что камень там всё же добывали! Этот факт не подвергается сомнению. Встаёт только острый вопрос о датировке.
Может быть, тут и рубили камень в указанный период для местных нужд, тратили массу усилий и средств, то не в таких масштабах как могло бы показаться. Но… Как наши современники поступают с постройками, утратившими своих владельцев? Бесхозные постройки разбираются на кирпич, и из них вырастают новые дачи и сараи! Точно так же поступали и наши предки. Посмотрите на эти ступеньки:
И какой вывод можно сделать из увиденного? А вывод, на мой взгляд, тут только один: — Скалы останцы, которые считаются природного происхождения, чудесным образом запрыгнули на безупречно исполненную, словно вырезанную механическим инструментом конструкцию – лестничный марш. Часть его осталась не покрытой блинчиковыми слоями «природного» останца. Это о чём говорит? Только о том, что останцы гораздо моложе конструкций рукотворного происхождения.
Увеличенный фрагмент лестницы, оказавшейся под останцом.
Строго говоря, это конечно не лестничный марш, а следы промышленной добычи гранита, о которой мы говорили немногим ранее.
Пастообразный гранит слой за слоем выливался на ступени карьера, поглощая их в свои недра, и застывал. Те фрагменты более древнего сооружения, которые остались не накрытыми слоями «пасты», пригодились жителям Нейво-Рудянки в недалёком прошлом. Вывезли почти всё, что было можно без особого труда погрузить. А то, что было слишком крупным и тяжелым для перевозки, раскалывалось на более мелкие фрагменты прямо на месте. Но вывезли не всё. Вот обломок с очевидными следами его высокотехнологичной обработки:
Ну и что мы имеем? А вот что:
  1. Камень тут добывали.
  2. Добывали во все времена.
  3. Добывали с применением технологий различного уровня. Как при помощи современных нам, так и теми, которые уже утрачены.
Допустим, третий пункт спорный, хотя для меня почти ясный, но речь об этом пойдёт ещё впереди. А пока давайте осмотримся на местности. Что это!
А это не что иное, как шурф, оставленный старателями. Поиски информации об этих ямах, привели меня к вполне ожидаемому результату: —
«Золота в окрестностях всегда было много. Ведь и первый уральский золотой самородок нашли именно здесь. Но на добычу золота тогда была государственная монополия и земли, даденные заводчикам по посессионному праву, могли отобрать в казну. Поэтому нашедшую самородок 13-летнюю Катю Богданову, не отблагодарили, а жестко высекли, да так, что девочка после этого сошла с ума.
Но вскоре, в 1812 году правительство разрешило заводчикам поиски золота в их собственных дачах. После этого и начался «золотой» век Невьянского края. За какие то 10-15 лет в даче Верх-Нейвинского завода было открыто 45 приисков.
Рудянские жители утверждают, что в их посёлке золото есть везде и якобы в своё время местные старатели перемыли грунт на всей территории, исключая землю под церковью.
Немало ям было выкопано и по периметру Светлого болота. Золото с гранитом дружит (ведь наши болота всегда лежат на гранитной подушке), а следы старателей обнаруживаются по ямам в логах, на краях болот и в самих болотах, как правило заполненных водой, и наличию в непосредственной близости от этих ям отвалов пустой породы». (Из информационного листка местного краеведческого музея)
И этот факт ставит нас перед очевидным обстоятельством: — И в обеих Америках, и на Колыме, и в Находке, и в Красноярске, и в Перми практически любое из мест расположения мегалитических сооружений совпадает с действующими, или выработанными месторождениями драгоценных и ценных металлов. Это в первую очередь платина, золото, серебро и медь. Причём не важно, признаны ли мегалиты официальной наукой рукотворными, или природного происхождения. А это уже не просто совпадение!
Так или иначе, всё, рассматриваемое нами связано с добычей полезных ископаемых. И тут приходит на ум попробовать отделить сооружения от «отходов производства» — отвалов, которые неизбежно сопутствуют каждому горнодобывающему предприятию. Так же возникает потребность в том, чтобы разобраться какими именно методами производилась добыча. Тогда очень многие вопросы отпадут сами по себе. Но, об этом речь пойдёт немного впереди.
Читать продолжение…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров