Мегалиты говорят. Часть 37

, Артефакты  •  86
Крепость изнутри берут.
Русская народная поговорка

Крепость Каламита. Объект «Ы»

Как часто мы используем слова, не удосужившись проникнуть мыслью в их содержание, значение, глубинный смысл! Произносим Слово так, СЛОВно это бессмысленный набор звуков, который кто-то случайно, по собственной прихоти присвоил какому-либо понятию, суждению или определению. А ведь это не так. Любое слово имеет свои невероятно стройные, логичные, закономерные элементы, в которых безоговорочно угадывается некий промысел высших сил.
Каждое Слово есть не просто набор звуков и символов, их обозначающих, но является логичной структурой, плодом безусловного проектирования и многофункционального, многоуровневого построения, которое в принципе исключает вероятность случайного происхождения. Оно служит недопущению искажения сути и смысла того, что это Слово обозначает. Даже при том, что на Земле, стараниями недобросовестных управляющих, создана целая линейка искусственных, выдуманных человеком систем передачи информации, таких как латынь, эсперанто или череда «новоязыков» для появившихся на ровном месте, никогда ранее не существовавших государств и наций, подлинный смысл первоначальных и производных Слов изменить невозможно.
Например, слово «крепость». Что это? Понимаем ли мы в полной мере, что именно изначально было названо крепостью? Здесь важно понимать, что свойства чего-либо, например, «крепость духа» - это понятие первичное по отношению к понятию «крепость», а не вторичное, как может показаться на первый взгляд, которое во всех словарях сформулировано примерно одинаково:
«КРЕПОСТЬ - крепости, мн. крепости, крепостей, ж. Укрепленный пункт, представляющий собою круговую систему долговременных оборонительных сооружений. Осада крепости. Происходит от прилагательного крепкий, далее от праслав. , от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. крѣпъ, крѣпъкъ». (Дмитрий Николаевич Ушаков. Толковый словарь русского языка Ушакова)
А что же с первичным понятием «крепкий»? Очевидно, что «крѣпъ» - это и есть базисное обозначение всех Слов с корнем «креп». Это то, что связывает отдельные части чего-либо в единое по функционалу, целое. То есть это конструкция из множества деталей, которая благодаря устойчивым, надёжным связям обрела новое надёжное свойство, в котором так нуждается беззащитный перед внешней средой человек. Это свойство – защита.
Защита -  главный и наиважнейший смысл крепости. Крепость - она бережёт. Как берег (опуская гласные, не являющиеся основой любого Слова, - брг) бережёт человека от моря, читай - смерти (МР – мор, more, morte, muerte). Значит, «брг» в любом языке может означать только одно понятие, связанное с защитой, оберегом – крепость. Она же, крепость, - это и «берг», и «борг», и «бург». И как бы кто ни пытался это слово видоизменить, придать ему иностранный «лоск», Петербург, Свеаборг и Заксенберг означают одно и то же, только с указанием объекта оберега: Петров город, Шведов город и Саксов город.
И выходит, что матрицей для всех этих Слов является первичное понятие, данное в русском языке, – крепость. Она же – город. Потому что определение Словам «крепость» и «город» даны практически идентичные:
"ГОРОД - В старину на Руси: огражденное стеной, валом поселение; крепость". (Сергей Иванович Ожегов. Толковый словарь Ожегова)
Такое длинное отступление я привёл потому, что в данной главе мы часто используем понятия «крепость» и «город». И нужно очень хорошо понимать значение Слов, их обозначающих. Итак, остановимся подробнее на ещё одном из элементов «Объекта № 23».
Охранная табличка сохранилась со времён СССР
Официальная версия, объясняющая, что это такое, гласит следующее:
«КАЛАМИТА - средневековая византийская крепость, остатки которой расположены вблизи устья речки Черной (Инкерман), на плато, в юго-западной части Монастырской скалы. Ныне сохранились только руины отдельных башен и других фортификационных сооружений. Топоним «Каламита» переводится различным образом: на новогреческом языке — это «красивый мыс», древнегреческом — «камышовая», хотя существуют и другие толкования. Крепость является филиалом Национального заповедника «Херсонес Таврический». (Википедия)
Тот, кто это писал, был явно дезинформирован, введён в заблуждение «толкователями», жившими и трудившимися ранее. На мой взгляд, все эти отсылки к «древнегреческому» и «новогреческому» (для справки: шутники от лингвистической науки выделяют ещё и «среднегреческий») не что иное, как иезуитство, призванное запутать и скрыть правдивое назначение реальных объектов и суть событий, явлений и понятий за наслоениями бессмысленных нагромождений звуков и символов. Как говорил один из героев популярной советской кинокомедии, «чтобы никто не догадался».
Вероятно, единственный уцелевший графический символ в крепости
Башню № 3 крепости Каламита называют Надвратной
Здесь в разрушенном участке кладки виднеется потрясающий фрагмент:
Само по себе использование в качестве бута обломков ненужных более из-за прихода в негодность предметов – не новость. Но посмотрите на обломок этого сосуда: он изготовлен не из керамики! Это тот же самый известняк, из которого состоят осадочные породы, сформировавшие все окружающие скалы. А в них уже «вырублены» помещения «подземного города». Если мой восторг не всем понятен, поясню.
Данный артефакт полностью подтверждают мою версию о том, что «пещерный город» не вырубался в скале, а вырезался в наносах мягкой глины, которая впоследствии превратилась в камень. Кувшин также был изготовлен не из терракоты, а из той же грязи – водно-дисперсной пасты, состоящей из жидкости, извести и остатков морских моллюсков.
Прежде всего необходимо уяснить, зачем «древним крымчанам» (Или караимам? Ведь без гласных букв слова «Крым», «Crimea» и «караим» идентичны) понадобилось убежище. От кого они в нём берегли себя и своих близких? Почему выбрали для укрытия высокую скалу на правом краю каньона, в тихом месте, вдали от реки Чёрной, дорог и селений.
Общий вид крепости, рисунок 1783 г.
Крепость, якобы шестого века, состояла из шести башен, соединённых четырьмя куртинами (стенами, соединяющими башни), три из которых не сохранились. Была построена из бутового камня и блоков известнякового раствора. Толщина стен укреплений составляла от 1,2 до 4 метров, а высота башен 12 метров. Общая длина сооружения — 234 метра, а площадь около 1 500 м2.
План крепости Каламита. (Архив НЗХТ.Д 26900). Масштаб 1:250.
1 - 6 – Номера башен,
I – «церковь в Каламите»,
II – осадный колодец,
III – храм в юго-западном углу Каламиты.
Общую конструкцию крепости понять уже невозможно, ибо она совершенно разрушена, а камни, скорее всего, использовали для своих нужд местные жители.
Остатки башен № 1 (справа) и № 2
Остатки башни № 5 и куртины
Башня № 2
Башня № 4 сохранилась лучше всего, поэтому она наиболее интересна. Вынесенная за ров, эта башня выполняла функции барбакана и была фактически самостоятельным сооружением крепости. С основной оградой ее соединяла стена, проложенная поперек рва. По верху этой стены воины могли переходить из башни в крепость и обратно. В XVIII веке в башне № 4 содержалась тюрьма:
Башня № 4
Кое-где встречаются сохранившиеся элементы конструкции из дерева, которое выглядит почти как новое, что свидетельствует о том, что крепость использовалась ещё совсем недавно, возможно, во времена гражданской войны ХХ в.
Башня № 2
Между барбаканом (полукруглым с одной стороны фортификационным сооружением, защищающим вход в крепость) и следующей за ним башней, перед рвом, находится небольшое кладбище. Как и ожидалось, почти все изображения с могильных плит оказались сбиты. Пощада ждала только надгробия с условно-христианской символикой. «Условно», я сказал потому, что не все кресты являются признаком принадлежности к христианству.
Здесь же находятся и относительно современные захоронения:
Одно из них — гранитный обелиск с надписью: «Медведев М. Т., бортмеханик, погиб на славном посту 14 июля 1938 года» и изображением пропеллера.
Второе — бетонное надгробие, на котором имеется надпись: «Пулеметчику Дмитриченко, геройски погибшему 2 мая 1942 года, прикрывая отход раненых, женщин и детей».
Снова мы сталкиваемся с невероятной путаницей. Все эпохи перемешались здесь, словно в шейкере бармена, и теперь даже специалистам представляется весьма затруднительной задачей отделить, что здесь в какое время было построено, как использовалось, когда и кем разрушено. Строительство же приписывают, как вы догадываетесь, вездесущим генуэзцам. Есть даже утверждение о том, что когда-то на территории крепости стоял камень с надписью, сделанной по-гречески:
«Построен этот храм с благословенной крепостью, которая ныне зрится, в дни господина Алексея, владыки города Феодоро и Поморья и ктитора святых славных, боговенчанных, великих царей и равноапостольных Константина и Елены в месяце октябре, индикта шестого, лета 6936».
Представить этот камень публике, судя по всему, историки не могут. В Крыму у них вообще большие трудности с надписями. Ну не подсуетились вовремя, чтобы, по примеру Средиземноморья, приписать всё, что только можно, славным «древним грекам» и мудрым «древним римлянам».
По версии официальной науки, Алексей был князем республики Феодоро со столицей в Мангупе. Не кажется ли вам странным титул Алексея? Мне он представляется довольно необычным для средиземноморской цивилизации. Также удивляют и многие крымские топонимы, не вяжущиеся с «древнеримской» или «византийской» мифологемами. Чего стоят такие названия, как «Газарии» и «Каламира», которые приписывают Каламите историки.
Как мне представляется, никакого Хазарского каганата на самом деле не существовало. Была область на Дону, которую местные торговцы-эллины называли на собственный манер «Кесарией», то есть, дословно, Царством. Хазария – искажённое название, появившееся в результате отсутствия навыков чтения старинных текстов у малограмотных историков девятнадцатого века.
Скорее всего, это именно они выдвинули версию о том, что Cesaria - имя собственное, которое носил некий каганат. А на самом деле речь, вероятно, шла о средневековом военно-политическом образовании, которое эллины называли незамысловато: Царство (Cesaria).
Топоним «Каламира» также вызывает стойкие ассоциации со словом «Коломира», что вполне соответствует принятым у славян традициям. Слова «коло» и «мир» расшифровки не требуют, и аналогом Коломира вполне можно считать современный жаргонизм «Пуп Земли». А если мои мысли имеют хоть малейший смысл, то и «товарищей генуэзцев», которые якобы основали крепость, следует рассматривать не как часть народов, населяющих Римскую империю, а как вполне себе наших славян. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно рассмотреть, как пишется слово «Генуя» на латыни. Смотрите сами: Genova…
Как вообще могло кому-то привидеться в этом написании слово «Генуя»?! «Nova» - это «Newa», т. е «Новая», приставка «ge», или, иначе, «he», вполне могла считаться аналогом приставки «ие», придающей слову, которое находится сразу после неё, статус старшинства. Наглядно это правило демонстрируют такие слова, как иерусалим, иерарх, иеромонах и т. п. Слово «нова» было популярным в те времена, когда русский язык за пределами «железного занавеса» казался загадкой, и западные маркетологи, сами того не ведая, раскрыли умысел фальсификаторов, используя его в качестве экзотического, привлекающего внимание рекламного «маяка». Чего не сделаешь ради покупателя, чтобы одним махом превратить Золушку в принцессу! Так родилось имя одной из моделей Шевроле:
Шеви Нова, 1983 года
Следовательно, «genova», или «иенова», может означать буквально - «новейшая». То есть Генуя в прошлом могла быть именем нарицательным, означающим «новее нового». И если предположение верно, то можно с уверенностью утверждать, что огромный пласт истории можно и нужно переосмысливать буквально с самого начала.
Тогда становится понятным, почему «итальянцы» из Генуи не оставили ни единой надписи на итальянском языке в своих «крымских колониях». Все надписи, которые «чудом сохранились», сделаны были якобы на греческом, но и их подлинность вызывает массу вопросов и сомнений. Очень похоже на то, что создавались такие надписи уже после того, как кто-то сильный и большой объявил Причерноморье «зоной стратегических интересов» античного Средиземноморья. Ну а как иначе! Саки (они же, вероятно, саксы), скифы, сарматы и готы были дикими, по мнению историков, и крепости для них могли построить исключительно «просвещённые древние греки и римляне».
Да и могло ли быть по-другому, если даже гречневую крупу, по убеждению  учёных, «изобрели» греки, потому что это якобы следует из её названия. А ведь мало кто знает, что это историческая байка, которая не имеет ничего общего с действительностью. На самом деле, гречка издавна росла в Туране (Сибири) и на Алтае, и жители нынешней России питались ею ещё 2000 лет назад, а само название стало официальным после 15 века. Данная теория подтверждается тем фактом, что гречиха тартарская, тартарская дикуша, кырлык (Fagopyrum tartaricum) дико растёт в Сибири и встречается в двух формах: обыкновенная и ржаная, или ржевидная (F. tartar. G. var. stenocarpa).
В самой Греции об этом продукте практически не знают, потому что его родиной является Северная Индия и Непал, где её называют «чёрным рисом». На западных отрогах Гималаев сосредоточены дикие формы растения. Гречиха была введена в культуру как минимум 5 тысяч лет назад.
Примерно в то время она проникла в Китай, Корею и Японию, затем в страны Средней Азии, Ближнего Востока, на Кавказ, и только потом в Европу. Возможно, во время западного похода Бату-Хана (1236—1242 гг.), но, может быть, и ещё ранее, во время похода на Рим войск князя Аттилы, в начале пятого века. Потому её ещё называют тартарским растением, тартаркой.
Во Франции, Бельгии, Испании и Португалии её называли «арабским зерном», в Италии — турецким, а в Германии — попросту языческим зерном. Во многих европейских странах её называют «буковой пшеницей» (нем. Buchweizen) из-за сходства семян по форме с орешками бука. Отсюда латинское название рода Fagopyrum — «орешек букоподобный». В Греции её называют μαυροσίταρο - черная пшеница или φαγόπυρο, что явно является изначальной основой для латинского названия.
Анализируя указанные факты, легко придти к выводу о том, что ничего в этом мире не меняется; что было, то и будет, а что наверху, то и внизу. Это значит, что, как и сегодня, в прошедшие времена Крым вынужден был обороняться от «заботы» европейцев о гражданских правах коренного населения Крымского полуострова и от «братской помощи» оттоманов своим единоверцам и кровникам.
Допустим, что всё так и было на самом деле. Тогда представим на минуточку себя на месте древних строителей оборонительного сооружения. Вот приходим мы на выбранное место и обнаруживаем там разветвлённую сеть подземных сооружений и коммуникаций. Станем ли мы строить прямо поверх них примитивные укрепления из необработанных валунов, не используя то, что уже было построено до нас?
Очевидно, что нет. Любой здравомыслящий человек максимально старается использовать особенности рельефа местности для обустройства оборонительного рубежа. Но почему же тогда в крепости имеется всего несколько гротов-склепов, которые ни малейшим образом не способствуют повышению обороноспособности фортификационного объекта?
Гроты на внутренней территории крепости Каламита
Скорее всего, потому, что никакой оборонительной функцией они не обладали изначально и быть приспособлены для неё впоследствии не могли в принципе. Точно так же не могли быть использованы в интересах обороны напрямую и другие «норы», известные как «пещерный город». В лучшем случае, в них могли хранить какие-то припасы, в основном продовольственные.
Пещерный город Каламита
О происхождении этого «муравейника», созданного в толще скалы, речь пойдёт ниже, а вот о его использовании необходимо сказать прямо сейчас. Дело в том, что практически все сооружения, созданные когда-либо человеком или иной формой разумной жизни, использовались в различные времена в самых разнообразных целях. Вот наглядный пример.
После революции 1917 года и последовавшей за ней гражданской войны в России огромное количество культовых сооружений оказалось попросту не у дел. Какая-то часть приходов была физически истреблена, какая-то мигрировала в более спокойные регионы (в Османскую, Германскую, Австро-Венгерскую, Британскую империи, а также во Францию, Италию, Китай и США), а оставшиеся и раньше не особенно-то ходили в церковь.
Тогда огромное количество храмов, церквей и соборов стало приходить в запустение, что явилось, скорее, естественным процессом, нежели стало результатом гонений на церковь. Разве было разумно рушить опустевшие храмы? Нет! Неразумно. Поэтому их использовали в соответствии с требованиями насущной жизни, предъявляемыми человеку в данный момент. Глупо было не воспользоваться готовым помещением для хранения зерна, например. Поэтому-то в ставших невостребованными по прямому назначению культовых помещениях стали появляться клубы, кинотеатры и овощехранилища. Ни о каком умышленном «осквернении обители бога», на мой взгляд, и речи идти не может. Но этот вопрос довольно щепетильный и неоднозначный. Оставим его для культурологов и богословов.
Главное – понимать, что ничего сверхъестественного нет в том, что здания и сооружения в соответствии с потребностями человека периодически меняют своё назначение. Так и с «пещерными городами». Которые, кстати сказать, христиане в своё время сами осквернили, по мнению тех, кто их использовал до появления в пещерах монахов-отшельников. Ведь до появления христиан гроты использовались местным населением в качестве усыпальниц. Каждое помещение в скале было некогда склепом для умершего человека. Или даже семейным склепом. Но вот пришли монахи, собрали в кучу останки и перезахоронили их в вырубленных в скале ямах – костницах.
Костница
А затем, прямо на костях умерших, первые христиане – катакомбники - начали отправлять свои религиозные обряды. Ну и как нам с этим быть? Так называемые «пещерные города» - это что: кладбища или катакомбы христиан, в которых они укрывались от «гонений за веру» безбожными язычниками? Вот в этом-то и заключается одна из самых главных проблем идентификации древних сооружений. Никому не ведомо, сколько раз за время своего существования они меняли предназначение и владельцев.
В случае с многоуровневыми помещениями, связанными между собой коридорами и лестницами, обустроенными на большой высоте в толщах скал из доломитов, мергелей, известняка и ракушечника, мы видим, как минимум, три периода их использования:
- в качестве временного пристанища для их строителей;
- в качестве некрополей;
- в качестве жилья и мест отправления религиозных обрядов христианами-катакомбниками.
Но впоследствии их использовали ещё не раз. Наверняка они пригодились для обитателей гарнизонов более поздних крепостей, таких, как Каламита, для хранения припасов и в качестве жилья. Позже ими пользовались даже партизанские отряды как во время гражданской, так и во время Великой Отечественной войны.
Пещерный город Бакла. Надпись на немецком языке в гроте с предложением партизанам прекратить сопротивление в обмен на помилование
Но даже сегодня существует немало верующих, предпочитающих поститься в уединении, вдали от благ цивилизации.
Грот, обустроенный современным отшельником в пещерном городе Бакла
Это всё касательно «пещерных городов». Но ведь и на месте крепостей мы также наблюдаем несколько исторических слоёв. Один из них, очевидно, античный, который, по моим представлениям, создавался сразу вслед за мегалитическим допотопным. Взгляните на основание центральной части крепости, ныне почти полностью разрушенной:
Блоки, изготовленные очень искусно, обнажились посреди построек, выполненных примитивно, с использованием необработанного камня. Такие элементы характерны для большинства сооружений, отнесённых историками ко временам античности. А вот и более интересная находка:
Фундамент основания цитадели
Часть самой цитадели можно рассмотреть на акварели художника-«руиниста» первой половины девятнадцатого века:
Руины генуэзской крепости в Инкермане. Карло Боссоли
Теперь смотрите, что я обнаружил в обнажившемся из-под глиняного наноса слое:
Это уже не примитивная кладка, а самый настоящий мегалит весом в несколько десятков тонн.
Проломы в мегалитическом фундаменте заложены намного позднее строителями, которые уже не обладали необходимым уровнем технологий.
А вот объект, имеющий массу признаков высокотехнологичного в прошлом агрегата, на котором ныне отсутствуют съёмные детали:
Судя по всему, в том числе и по уровню эрозии, этот артефакт может являться одним из самых древних на территории крепости Каламита. Моложе его только мегалиты, находящиеся в основании цитадели. Ещё более скромный возраст имеет сам «пещерный город» и вот такие элементы, на которые туристы почему-то обращают меньше всего внимания:
«Оплавленная дорога», ведущая из внутренней части крепости в арку башни № 1
Нет никаких сомнений в том, что никто её не плавил на самом деле. Свой вид этот камень получил благодаря обработке его в то время, когда он ещё был неокаменевшей грязью.
Парапет, построенный из блоков, которые вырезаны из камня, являющегося основным строительным материалом в Инкермане. Эти блоки интересны не только своей геометрией и внушительной массой. Главное в них то, что они имеют ярко выраженные следы водной эрозии, характерной для воздействия на ещё мягкий, не закриталлизовавшийся материал, такой, как глина, например. Похожую структуру приобретает, например, снег, становящийся ноздреватым от капающей на него весной капели.
Кроме того, интенсивность пустынного загара также может свидетельствовать о солидном возрасте этих камней.
Площадка у Осадного колодца, с которой начинается лестница, ведущая вниз, к пещерам церкви в Каламите
Лестница, ведущая в подземелья церкви
Опоры античных балясин, отлитых прямо на блок из ракушечника, с остатками полостей, в которых ранее была арматура
Фрагмент монолита с выемками и каналами неизвестного назначения, похожими на места установки каких-то деталей, которые ныне отсутствуют. Вполне возможно, что они были изготовлены из какого-нибудь металла.
Очень интересным представляется устройство Осадного колодца. Здесь также видны следы цивилизаций различного уровня развития. Примерно такие «изыски народного тюнинга» можно видеть после ремонта современного автомобиля в частном гараже силами слесаря-энтузиаста, который наскоро крепит отвалившиеся детали с помощью кувалды, проволоки и крепкого словца.
Ну, а самые поздние следы, оставленные человеком в Инкермане, потрясают своим масштабом приезжих туристов. Известковый карьер у подножья крепости Каламита, конечно, не может сравниться размерами с каньоном реки Чёрной, зато выглядит очень эффектно:
Именно здесь снимались некоторые эпизоды известного фильма режиссёра Фёдора Бондарчука «Обитаемый остров» - российского фантастического фильма, экранизации одноимённого романа братьев Стругацких. Был выпущен в 2009 году в двух частях.
Место съемки базы гвардейцев в фильме "Обитаемый остров"
Не менее известкового карьера впечатляют штольни цементного карьера на противоположной от крепости Каламита стороне каньона:
Эти исполинские сооружения выпилили не великаны и не инопланетяне, как кажется некоторым экзальтированным туристам. На самом деле, всё гораздо проще: это результат деятельности военно-строительного отряда (стройбата), который вел здесь добычу известняка, годного для производства цемента.
Как только запасы серой извести были полностью выбраны из карьера, остановился и цементный завод у подножья горы. Останки его стоят и поныне:
Немного грустно, что эти объекты не принадлежат к мегалитической цивилизации, но нас впереди ожидает ещё множество подлинных сенсаций. Следующим пунктом остановки экспедиции «Крым – 2018» была ещё одна гора, считающаяся частью объекта № 23.
Эта статья - часть 37 серии из 37 частей Предыдущая часть

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

 
© 2014 Тайное.info Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам.
Использование материалов сайта приветствуется при обязательном наличии активной обратной ссылки на сайт www.tainoe.info.