Мегалиты говорят. Часть 36

, Артефакты  •  207
Скальный комплекс Борай не уникален для Бахчисарайского района. Геология Горнокрымской и Лозовской зон, образованная в периоды верхнего триаса и нижней юры, естественным образом внесла некую унификацию в архитектуру самых известных сооружений древности, находящихся в данном районе Крымского полуострова:
– Мангуп-Кале, бывшая столица царства Феодоро;
– Чуфут-Кале, самый известный пещерный город Крыма;
– Тепе-Кермен, наименее изученный и лучше всего сохранившийся комплекс;
– Эски-Кермен;
– Качи-Кальон;
– Пещерный город Бакла;
– Сюйреньская крепость;
– Крепость Каламита.
Вероятно, именно этот фактор стал определяющим для геодезистов КГБ СССР, которые объединили все эти сооружения под единым кодовым обозначением «Объект № 23». Скорее всего, это просто одна из городских легенд, родившаяся для обоснования другой легенды, которая повествует о том, что якобы все эти сооружения связаны между собой подземными коммуникациями, позволяющими людям скрытно перемещаться между ними. Однако никто до сих пор так и не обнаружил ни тоннелей, ни хотя бы копии  карты КГБ, на которой числился бы «Объект № 23».
Но нас этот вопрос мало интересует в данном контексте. Обратимся к особенностям, которые отличают Чуфут-Кале от прочих объектов, которые по чьей-то воле в народе оказались частями одного целого.

Чуфут-Кале

Чуфу́т-Кале́ известен как средневековый город-крепость в Крыму, который расположен на горном плато в 2,5 км к востоку от Бахчисарая. Скалистые склоны достаточно круты, лишь с одной стороны к плоской вершине проложена пешеходная тропа. Наивысшая точка — 581 м.
В переводе с крымско-татарского языка название места (Джуфт-Кале) переводится на русский как «Еврейская крепость». Но еврейская ли? Да, еврейское кладбище здесь действительно есть, и многие из покоящихся здесь были жителями Чуфут-Кале. Только вот были они не этническими евреями, а караимами, исповедующими иудаизм. А караимы имеют могуллские корни. Их предки были выходцами с Алтая и имели близкое родство с многими известными родами, в том числе и с династией Чингис-Хана. Кстати, мать Петра I, Наталья Кирилловна Нарышкина, по слухам, была из рода крещёных караимов.
Возможно, именно по этой причине её подлинное происхождение тщательно скрывалось. Ну не хотелось Романовым иметь среди предков представителей иудейской веры. Ещё говорят, что караимы в Чуфут-Кале жили совсем недолго. Якобы Екатерина II пожаловала их общине крепость с прилегающими землями, а те вскоре быстро распродали свои наделы и дружно перебрались в Москву.
А крепостью ли вообще было это место? Рассмотрим этот вопрос подробнее. Как вы думаете, что роднит советских чекистов и средневековых картографов? А общим у них является отношение к так называемым «крепостям».
На карте Даниэля Келлера 1590 года «Объект № 23» не указан как единое целое. Однако из всех «крепостей» внимания картографа удостоились только две: Calamita и Gunholo. Нет никаких сомнений в том, что «Джунхоло» — это и есть Джуфт-Кале (Чуфут-Кале). Но и здесь не всё так однозначно. Дело в том, что на старинных картах, как и на современных, обозначения географических объектов уже имели стандарты, позволяющие различать населённые пункты в зависимости от количества их жителей и статуса поселения. Для крепостей использовались одни символы, для городов другие, а для отдельно стоящих замков — третьи.
Тут необходимо понимать, что замок не есть крепость. В точности как сегодня дача богатого человека с шестиметровым забором по периметру вовсе не является воинской частью и тем более фортификационным сооружением. Поэтому Каламиту и Чуфут-Кале нельзя ставить в один ряд с Таманью, например, которая на карте Келлера обозначена как Matriga. Они были именно замками, являющимися, по сути, средневековыми частными особняками, в которых могли на непродолжительное время укрыться крестьяне и ремесленники с семьями, работавшие на хозяина замка, а также торговцы и странники.
Так называемая «крепость» находится вовсе не на господствующей высоте, а ниже прилегающей вершины более чем на пятьдесят метров. На снимке я обозначил синим маркером территорию «крепости», а красным — действительно господствующую высоту, единственно возможное место, на которой неприятель неизбежно оказывается при подъёме на гору. Других путей просто не существует, если, конечно, у нападавших не были в то время на вооружении многоцелевые вертолёты.
Спутниковый снимок Чуфут–Кале и его окрестностей
А какими были стены изначально, нам теперь уже вовек не узнать. Бесспорно только то, что нынешние стены собрали из камней различных эпох совсем недавно и крайне небрежно, даже не утруждаясь сверкой с сохранившимися изображениями девятнадцатого века.
Вид Дчуфут Кале от кладбища. Худ. А. де Палдо, грав. А. Я. Колпашников, СПб., 1805. Гравюра на меди в паспарту.
А ведь совсем недавно стена была совершенно другой. Она была ступенчатой, с галереей для обхода караульными и с бойницами. Противостоять армии такая стена, конечно же, не могла, но для воров и прочих недобросовестных элементов являлась непреодолимой преградой. Поселение могло спать спокойно, имея всего одну стену, потому что с других сторон имеется естественная защита в виде отвесных скал столовой горы.
Но это всё история обозримого будущего. А что же было здесь ранее? Вне всяких сомнений эпоха античности также оставила здесь свои следы, как и в Керчи, Севастополе, Феодосии, Симферополе и других городах Крыма. Ещё совсем недавно, накануне Крымской войны, «античные» руины встречались повсюду.
Перекоп. Литография. Карло Боссоли
Феодосия. Акварель. Карло Боссоли
Время не столь безжалостно к руинам, как человек. Именно людям принадлежит заслуга в том, что мы не видим сегодня того, что было создано нашими предками. Какие-то осколки античности дожили до наших дней только благодаря тому, что их использовали в качестве строительного материала.
Чуфут-Кале. Фрагмент элемента конструкции из ракушечника, имеющий следы выскотехнологичной инструментальной обработки
Античный карниз на современных блоках
Фрагмент античной кладки с дренажным отверстием прямоугольного сечения
Античный гусёк на более поздней примитивной кладке
Под толщей природного ракушечника в гроте обустроены помещения со стенами из античных блоков
Фрагмент античной колонны
Фрагмент элемента конструкции с пазами под бронзовый или железный замок типа «ласточкин хвост»
Колодец и ванна из современного железобетона, который туристы охотно принимают за «древнюю древность»
Действительно древний саркофаг, приспособленный как накопитель дождевой воды
Как вы сами можете видеть, здесь в одном месте оказались осколки различных эпох и разного уровня развития технологий. От самых примитивных до тех, которыми мы ещё только овладеваем. Самый интересный, на мой взгляд, пласт остатков культуры относится к первоначальному периоду, в который человек начал обживаться на послепотопных отвалах грязевых наносов, состоящих из ракушек и белой глины.
Вероятно, именно те, кто выжил после потопа, вынуждены были спасаться на безжизненных плоских вершинах куч грязи, торчащих из воды, словно гигантские острова. Понятно, что на них не было ничего, что необходимо человеку для выживания. Поэтому-то и пришлось копать в толще твердеющей грязи норы и соединять их ходами сообщения и лестницами, ступени которых также вырезались простыми обломками веток деревьев, которые удавалось выловить из воды, окружавшей острова.
Вот они, острова. Отвесные стены возвышались над водой, а нижняя часть грязевой кучи размывалась водой, и так образовались пологие склоны, которые, по сути, являлись некогда шельфом острова. После ухода воды с вершин гор продолжали осыпаться вниз отколовшиеся камни, тем самым выравнивая перепад высот между подножьем и вершинами плоских гор. А жители «муравейников», вырытых в отвесных стенах, постепенно стали обживать пространства, которые для них освободила сошедшая после потопа вода.
Судя по всему, жители этой норы когда-то могли выбираться из неё только на плоту или лодке, выдолбленной в целиковом стволе принесённого водой дерева. А в более позднее время норы допотопных жителей начали обживать уже те, кто ничего не знал о потопе и происхождении нор, которые на тот момент успели затвердеть и превратиться в скалы. Ну не пропадать же добру! Так началась реконструкция, когда проёмы расширялись, и в них вставлялись рамы и косяки для оборудования помещений закрывающимися ставнями и дверьми.
Но есть на Чуфут-Кале и совершенно удивительной конструкции сооружение. Для того чтобы осознать его функциональное предназначение, для начала необходимо осознать, без чего человек на голом, лишённом всякой растительности и живности пятачке грязи посреди моря, в котором плавает множество мусора и разлагающихся трупов людей и животных, выжить не мог.
Положим, укрытие от непогоды выжившие свидетели потопа решили просто: единственное решение в такой ситуации — копать. И они копали себе норы. Далее вопрос встаёт о провианте. Долго питаться мертвечиной они не могли, но ведь посреди моря можно ловить рыбу, морских животных и птиц. Но что делать с водой? Даже при условии, что моря ещё были пресные, вода наверняка не была пригодна для питья. Множество грязи и трупный яд убили бы островитян рано или поздно. Дождей было недостаточно, ибо собирать эту воду было ещё некуда, да и храниться она долго не могла. Кроме того, постоянное употребление дождевой воды также губительно для человека. Поэтому пресную, но при этом насыщенную минералами и солями воду необходимо было создать.
На первом этапе, конечно же, нужно было собирать дождевую воду, чтобы не умереть от жажды до тех пор, пока не заработает установка, производящая питьевую воду. И система сбора дождевой воды сохранилась по сей день. Вот её главные части:
Резервуар находится за пределами поселения и расположен выше центральных ворот, но ниже зоны, которую я выделил красным маркером на спутниковом снимке выше. В него вода собиралась по каналам, которые, словно лучи, сходились со всей водосборной площадки в центр с резервуаром. И в этом-то как раз кроется разгадка того, что замок строили не на высшей точке горы. Там специально было обустроено устройство для сбора осадков, их сепарации, отстаивания и транспортировки далее вниз, к жилищам людей.
Некоторые каналы имеют промежуточные резервуары — каскадные отстойники в виде сообщающихся сосудов.
Сливная горловина, по которой собранная вода сливается в главный резервуар
Далее начинается самое интересное. Из главного резервуара отстоявшаяся, очищенная и вполне, вероятно, уже минерализованная вода подавалась в город. Как? Очень просто. Если нет труб, значит, нужно сделать каналы. И самый простой способ — это всё тот же проверенный при строительстве жилья метод использования в своих целях медленно затвердевающей грязи. Вот эти каналы:
Но вода подавалась не только из главного резервуара. На всём протяжении водовода к нему справа и слева примыкает ещё множество каналов, по которым дождевая вода поступала в примитивный акведук.
Здесь очень хорошо видно, что строители туристического новодела не понимали смысла этих «колей» и замуровали боковые подводные каналы, установив на них кладку из камней, образующих абсолютно бессмысленные с точки зрения здравого смысла стены. Раньше их, конечно же, не было. И вот ещё одна примечательная особенность:
Обратите внимание на неровности «колей». Скорее всего, они неслучайно «гуляют» по высоте. Это не колёса телег тысячелетиями выбивали в скале борозды. В противном случае посередине неизбежно осталась бы третья борозда. Не такая глубокая и не такая ровная, но она не могла бы не остаться, если бы телеги передвигали запряжённые в них животные или люди. Нет, совсем нет. Эти каналы были созданы в один момент и до того, как грязь успела затвердеть. А неровности были нужны для того, чтобы текущая в них вода завихрялась и бурлила, при этом насыщаясь кислородом, превращаясь в структурированную, или, как её ещё называют, — живую.
А далее она собиралась в изолированном подземном резервуаре, находящемся под городом. Сам резервуар мне отыскать не удалось, и неудивительно, ведь под Чуфут-Кале масса подземелий, попасть в которые посторонним просто невозможно.
В какой то момент мне показалось, что нам удалось отыскать ту самую цистерну для хранения большого количества собранной питьевой воды, когда взору участников экспедиции открылись несколько подземных полостей. Их не показывают туристам и открылись они внешнему миру только благодаря обрушению части внешних стен.
Осмотр полостей показал, что подвод воды к ним извне полностью отсутствует. Наполнение их за счёт водоносных горизонтов — исключено. На вершинах гор отсутствует даже ничтожная вероятность скопления грунтовых вод. А ёмкость существует… Для чего?! Ответ на эту загадку очень спорный, но он родился в обсуждении, вспыхнувшем между участниками экспедиции. Дело в том, что мы уже не раз и не два пытались разгадать секрет появления большого количества воды в местах, где её, по всем параметрам, не должно было бы быть, но она там есть. Ни один из учёных не в состоянии дать простой и убедительный ответ на элементарный вопрос о том, откуда берётся вода, вытекающая из гротов и расселин, находящихся на вершинах монолитных скал.
Во время предыдущей экспедиции на Северный Кавказ подобный спор разгорелся между участниками при осмотре пещеры Исиченко, в окрестностях посёлка Мезмай в Краснодарском крае.
Водопад пещеры Исиченко
В данном случае какое-то объяснение можно отыскать. Эта пещера находится не так уж и высоко, поэтому вода в ней может оказываться как поднимаясь под давлением вверх по трещинам из под земли, так и просачиваясь сверху через огромный горный массив, изобилующий ручьями и родниками.
Другое дело водопад, падающий с вершины скалы в Гуамском ущелье в Адыгее. Он является естественной «занавеской» для входа в Монахову пещеру. Объяснения данному феномену нет до сих пор. Хотя называть это явление феноменом было бы не совсем корректно. Подобных водопадов, вытекающих «из ниоткуда», в одном только Гуамском ущелье более десятка, а по всему миру их вообще не счесть.
Все эти водопады роднит одно существенное отличие от прочих: объём истекающей из них воды является константой. На него никак не влияют время года, климат и погодные условия. Неважно, засуха была или долгое время выпадали обильные осадки, из горных пещер всегда вытекает одинаковое количество воды за один и тот же промежуток времени.
Водопад у Монаховой пещеры
И именно потому, что при обычных условиях вода из камня не вытекает, в одном популярном кафе в Бахчисарае владелец создал искусственный водопад для привлечения посетителей. Вода на вершину скалы подаётся по трубопроводу с помощью электронасоса, который находится в бассейне, куда она затем и падает.
«Потешный» водопад в кафе
Скажу более. И среди учёных, обременённых научными степенями и званиями, также нет единого мнения по поводу происхождения воды в целом и по поводу круговорота воды в природе, в частности. Тема воды, падающей с вершин скал, также остаётся горячей, если не сказать, взрывной. Мне лично представляется, что ближе всех к разгадке подошли русские учёные: отец и сын Ларины и Ю. С. Рыбников. Согласно их исследованиям, главным источником воды в природе является водород, синтезируемый в недрах Земли. Рыбников пошёл дальше. Он обосновал взаимодействие эфира (всерода, как он его называет) с атомами водорода для транспортировки их сквозь твёрдые горные породы, непроницаемые для обычных газов, во внутренние карстовые полости, в которых при определённых условиях водород, соединяясь с кислородом, превращается в воду.
Если гипотеза Рыбникова верна, то вполне вероятно, что когда-то человек мог позаимствовать у природы конструкцию реактора воды. А если это так, то находка нашей экспедиции может оказаться подтверждением безумной, на первый взгляд, гипотезы. А если так, то это настоящая сенсация.
Координатор сообщества AISPIK Олег Павлюченко у одной из камер «реактора»
То, что мы обнаружили, состоит из нескольких камер, бывших некогда изолированными от внешней среды и сообщавшихся между собой вертикальными шахтами, горизонтальными и наклонными тоннелями. Вот как это выглядит на месте по отдельности:
Олег Павлюченко высказал предположение о том, что в нишах могло располагаться какое-то оборудование, но я, скорее, склоняюсь к мнению о том, что у тех, кто это всё строил, не было под рукой ничего, кроме знаний, накопленных поколениями допотопной цивилизации, и понимания механизма возникновения воды в природе. Именно интеллектуальный багаж помог им в экстремальных условиях без каких-либо инструментов и материалов, буквально «на коленке» создать примитивный реактор для синтеза Н2О.
Примерная схема «реактора Н2О»
Ну а для чего ещё может служить данное сооружение? Для хранения собранной воды? А как его тогда наполняли, если колодец выполнен в виде заливной горловины? Вёдрами носили тысячи кубометров воды? Это физически невыполнимая задача для жителей крохотного поселения. Поэтому строили его, скорее всего, ещё те жители, которые пережили потоп.
И максимум, что у них могло в такой ситуации оказаться, это некий запас какого-то вещества, которое могло служить катализатором реакции соединения атомов водорода и кислорода. И это вещество действительно могло располагаться в нишах.
Да, я, конечно, осознаю, что версия антинаучна с точки зрения академической науки. Но ведь совсем недавно считалось, что идея взлететь в небо на аппарате из металла может придти в голову только сумасшедшему. Поэтому не спешите критиковать, дабы не было стыдно впоследствии. Как показывает история, в этом мире возможно всё. Даже самое невероятное.
И за примерами далеко ходить нет необходимости. Буквально в нескольких сотнях метров от входа в замок Чуфут-Кале находится старое еврейское кладбище, где хоронили, скорее всего, людей небогатых. Те из иудеев, которые при жизни занимали высокую ступень в социальной иерархии, удостаивались почётного места в одной из нор, выкопанных в далёком прошлом. Так пещерный город превратился в город мёртвых — огромное кладбище с семейными склепами. Остальных хоронили в сторонке. И вот там-то мы сделали ещё одно открытие.
Заброшенное иудейское кладбище
Одна из надгробных плит, отломившаяся от постамента, отличается от всего окружающего так же, как эскимос от жителей эфиопской деревни. Никому из участников нашей экспедиции не доводилось ранее встречать ничего подобного. На фото этого, к сожалению, незаметно, но на самом деле материал, из которого сделан постамент и отломившаяся от него плита, просто шокируют.
Здесь покоится прах Бугуш Шабетаевны Казасъ, урождённой Санакъ. Скон. в 1906 г. в возрасте 70 лет.
Это явно искусственный материал, который, вероятнее всего, является одним из видов геополимерного бетона. Главная его особенность заключается в том, что среди наполнителя имеются включения довольно крупной фракции, от 30 до 80 миллиметров, которые, словно хамелеон, изменяют свой цвет в зависимости от угла зрения. С тёмно-серого они вдруг превращаются в искрящиеся таинственным фиолетовым светом огни.
Возникает иллюзия, при которой камень кажется стеклянным, заполненным изнутри камушками, причём некоторые из них светятся лучистым мягким светом. Впечатление потрясающее. Очень жаль, что фотоаппарат не в состоянии передать это свечение. Оно видно только «живьём», при непосредственном осмотре.
Не стану скрывать, был великий соблазн отколоть часть камня для проведения лабораторного анализа, но совесть не позволила опуститься до такого аморального поступка даже ради науки. Пусть этим занимаются те, кто получает зарплату из бюджета. А мы займёмся своим делом, не вступая в конфликты ни с моралью, ни с нормами права.
Эта статья - часть 36 серии из 36 частей Предыдущая часть

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

 
© 2014 Тайное.info Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам.
Использование материалов сайта приветствуется при обязательном наличии активной обратной ссылки на сайт www.tainoe.info.