Куда течёт «Висла», или Как Польша избавилась от бандеровщины

, Прошлое  •  270



70 лет назад, 28 апреля 1947 года, в Польше началась полицейско-войсковая операция «Висла», целью которой была депортация западно-украинского населения, не пожелавшего переселиться в УССР, из восточной Польши на территории, отрезанные от Германии.

Эта «юбилейная» дата вновь высветила глубинную непримиримость Украины и Польши. Впервые после 2007 года, когда Киев и Варшава совместно осудили операцию «Висла», в нынешнем году польские власти, как сообщил председатель Союза украинцев в Польше (СУвП) Петр Тима, «не выделили никаких средств украинскому и лемковскому меньшинствам в память этого события, хотя прежде это делали регулярно». Одновременно глава Сейма Польши без объявления причин отменил традиционное выездное заседание Комиссии парламента по вопросам национальных и этнических меньшинств в Перемышле – городе, который в 1947 году сильно обезлюдел после выселения из него украинцев и лемков.

Вслед за главой СУвП своё недовольство очередным охлаждением украинско-польских отношений выразил и директор небезызвестного Украинского института национальной памяти (УИНП) Владимир Вятрович, который заявил, что «попытки оправдать акцию "Висла" могут стать прецедентом для переоценки других преступлений коммунизма», не преминув добавить, что «в этом, очевидно, заинтересовано нынешнее руководство России...».

Истоки «Вислы»

Операция «Висла» проводилась послевоенным польским руководством в рамках решения стратегической задачи по созданию мононационального государства. Заметим, «всё ополячить» – это вековечный искус Польши. «Висле» предшествовал «обмен народами», а «обмену народов» – депортация немецкого населения из так называемых возвращённых земель (в просторечии «немецкая Польша»), переданных Польше по условиям Ялтинской и Потсдамской международных конференций. Численность немцев, проживавших на этих территориях, по состоянию на 1946 год оценивалась в 2.3 млн. (41% населения переданных областей).

Операция «Висла» явилась заключительным аккордом в эпопее «обмена народами». Начало было положено в Люблине 9 сентября 1944 года подписанием такого межгосударственного документа, как «Соглашение между Правительством Украинской Советской Социалистической Республикой и Польским Комитетом Национального освобождения об эвакуации украинского населения с территории Польши и польских граждан с территории УССР». Аналогичные соглашения в том же сентябре 1944 года были подписаны с Белорусской ССР и Литовской ССР. Крестьяне переселялись со скотом и инвентарём.

То есть первоначально о принудительном переселении речь не шла. Эшелоны с поляками из СССР в Польшу и встречные эшелоны с «западенцами» из Польши в СССР двинулись поздней осенью 1944 года, после завершения уборочного сезона. Переселение шло вяло, сроки продлевались. Через два года, по состоянию на 31 октября 1946 года, из СССР в Польшу было переселено около 1,1 млн. человек, в том числе 143 тысячи евреев, которые тут же переправлялись в Британскую Палестину. Из Польши в Советский Союз прибыло около 518 тыс. человек, в том числе 483 тысячи – на Украину. На этом «обмен народами», обычно неизбежный при изменении государственных границ, фактически завершился. Правда, правительство Польши было не прочь переправить в Советский Союз ещё 15-20 тысяч непольского населения, которое руководство Советской Украины оценивало как «зараженное бандитизмом» и связанное с Украинской повстанческой армией (УПА). На территории УССР с бандитами практически было покончено в результате крупномасштабной операции 1946 года, в результате чего УПА перешла от «широкой повстанческой борьбы» к «подпольно-конспиративной деятельности». Переселение 15-20 тысяч человек, симпатизирующих УПА, придало бы новые силы бандеровскому подполью. Советское руководство отказалось от предложения Варшавы.

Убийство генерала Сверчевского – последняя капля

Главным смыслом операции «Висла», разработанной Генштабом Войска Польского, была ликвидация остатков УПА и бандеровской организационной сети ОУН, в состав которых входило «много немецкой полиции и персонала СС». Для ОУН-УПА территория восточной Польши являлась материально-экономической и мобилизационной базой. Подразделения УПА, контролируя значительные территории и практикуя террор, всячески препятствовали выполнению соглашения по обмену народами.

Решение проблемы польские военные видели в депортации, идея витала в воздухе. Заместитель начальника Генерального штаба Войска Польского Стефан Моссор 20 февраля 1947 года писал: «При рассмотрении ситуации на территории Краковского округа возникла проблема с остатками украинского населения. Многие лица и даже целые семьи украинцев спрятались в лесах или на приграничных территориях Чехословакии, а затем вернулись в свои дома, создавая базы для банд УПА и опасность ирредентизма на будущее (движения по присоединению к Украине). Поскольку Советский Союз не принимает в настоящее время этих людей, кажется необходимым весной осуществить энергичную акцию переселения этих лиц отдельными семьями, раскидывая их по всем возвращённым землям, где они быстро ассимилируются».

Переселение 140-150 тысяч людей было дорогостоящей операцией и явилось в определённом смысле вынужденной мерой. Последней каплей, прорвавшей «Вислу», вновь перевернувшей судьбы десятков тысяч людей, стало убийство боевиками УПА заместителя министра обороны Польши генерала Сверчевского.

Кароль Сверчевский – фигура легендарная. В Испании 1930-х его звали «генерал Вальтер». Он был генералом трёх армий – советской, испанской и польской. Сталин на банкете в Кремле в честь Парада Победы поднял знаменательный тост за Сверчевского: «За лучшего русского генерала в польской армии!»

С января 1947 года Сверчевский руководил операцией по ликвидации УПА. В ходе операции, попав 28 марта в засаду, он погиб. Бандеровцы ликовали: «Вся коммунистическая Польша заревела от потери этого коммунистического бандита, который даже в Испании проливал кровь, отстаивая большевистские интересы».

Антифашистская Польша «рёвом» не ограничилась. Буквально на следующий день, 29 марта 1947 года, политбюро ЦК Польской рабочей партии (ПРП) приняло решение, в котором указывалось: «В быстром темпе переселить украинцев и смешанные семьи на возвращённые земли (в основном в северную Пруссию). Без создания компактных групп и не ближе чем 100 км от границы». Акция согласовывалась с правительствами Советского Союза и Чехословакии (где также действовала УПА).

Украинцы, потерявшие в результате полонизации своё имя с корнем «рус» – «русичи», «русские» – и проживавшие компактно на своих исконных землях на западе Польши, подлежали, таким образом, переселению в «немецкую Польшу» и последующему «распылению» («раскидыванию»).

16 апреля 1947 года политбюро ЦК ПРП обсудило доклады военных о плане операции (она в тот же день получила название «Висла») и выделило около ста миллионов злотых на её проведение.

Операция началась через месяц после убийства генерала Сверчевского – в 4 часа утра 28 апреля 1947 года. Оперативная группа «Висла» состояла из пяти армейских пехотных дивизий Войска Польского, дивизии Корпуса внутренней безопасности и двух отдельных полков (саперного и автомобильного), были задействованы сотрудники милиции, службы безопасности и добровольного резерва милиции, всего до 20 тысяч человек.

Украинское население выселялось не поголовно: в некоторых сёлах «осталось по десятку семей подальше от леса, более надежных». Операция проходила в три этапа, касалась поочерёдно трёх групп территорий и завершилась в конце октября 1947 г. В разных источниках встречаются разные данные о потерях УПА. В одном из докладов, исходящих из СБУ, читаем: «Из рассекреченных архивов спецслужб Польши и Украины стало известно, что в ходе операции «Висла» было уничтожено 1837 членов УПА, а 2444 — арестовано».

Для содержания подозреваемых в причастности к УПА в Польше был создан фильтрационный лагерь. Через него прошли 3870 человек, в числе последних задержанных в нём содержалось 112 членов УПА, захваченных в Чехословакии.

По украинским данным, депортация сопровождалась массовым насилием с участием и польских крестьян, «которые уничтожали целые деревни, убивая даже детей и женщин».

Завершение операции «Висла» в Польше означало полную ликвидацию в Польше бандеровского подполья (УПА и организационной сети ОУН).

Непримирённые

На Украине не любят вспоминать о том, что жестокости «Вислы» – это во многом мстительный ответ поляков на Волынскую резню, устроенную УПА на Волыни и в Галиции в 1943 году. Число жертв той бойни приближается, по оценкам, к 100 тысячам человек. День 11 июля 1943 года стал пиком трагедии, когда подразделения УПА напали одновременно на 167 польских поселений. Этот день в 2016 году был провозглашён в Польше «Национальным днём памяти жертв совершённого украинскими националистами геноцида граждан II Речи Посполитой Польской».

Несмотря на то, что в год 60-летия Волынской резни, в 2003 году, президентами Украины и Польши было принято Совместное заявление «О примирении в 60-ю годовщину трагических событий на Волыни», примирения не наступило. Не наступило оно и в 2007 году, когда президент Польши Лех Качиньский и президент Украины Виктор Ющенко в совместном заявлении осудили операцию «Висла». Ющенко при этом отделался фразой о том, что «виновником этой операции был тоталитарный коммунистический режим». Однако любая неточность в диагнозе приводит к новым обострениям болезни.

Истинная причина вражды – этнонациональный эгоизм, желание создать «на своих территориях» моноэтнические государства. Сейчас былые споры и обиды, былая ненависть выходят наружу. Замелькали сообщения: «Вандалы осквернили польское военное кладбище в Киеве», «В Луцке из гранатомета обстреляли консульство Польши», «Неизвестные написали на заборе генконсульства Польши во Львове "Наша земля"». Видим и обратное: «Избиение украинских студентов в Польше»...

Эхо Волынской резни и эхо «Вислы» возвращаются. Отчасти это естественно: вся правда не раскрыта, смыслы не усвоены. Отчасти – искусственно: ненависть ко всему «чужому», накопленная на Украине, повсюду ищет для прорыва слабое место.

Олег МИКЛАШЕВСКИЙ

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги