Куда исчезают кавказские минеральные воды

, Наука  •  172


Глава Росприроднадзора Светлана Радионова на коллегии ведомства предупредила о возможном уничтожении кавказских минеральных источников. По ее словам, эксплуатация скважин происходит с огромными нарушениями, а охраняемая территория застраивается. Эксперты считают, что оснований для паники нет, но следить за ситуацией и выполнять все охранные мероприятия просто необходимо. Насколько серьезна угроза, разбирались «Известия».

РОСПРИРОДНАДЗОР ВОДОЕМЫ КАВКАЗ ЭКОЛОГИЯ

На коллегии Росприроднадзора Радионова заявила, что добыча минеральной воды на Кавказе ведется «без комплексного плана».

— Если в советские годы это была комплексная разработка месторождения, то сейчас это нарезанные кусочки, что не позволяет качественно добывать эту воду, приводит к многочисленным жалобам граждан, — заявила она. — Фактически мы теряем источники уникальной минеральной воды. Наш уникальный курорт, нам кажется, нуждается в большей охране.

Она указала: специалисты Росприроднадзора при проведении внеплановых проверок обнаружили, что 24 недропользователя, которые имеют 33 лицензии на право пользования источниками минеральной воды, допустили 699 нарушений. Они не соблюдали требования о зонах санитарной охраны 66 скважин на 16 месторождениях, в том числе Ессентукском, Кисловодском, Пятигорском. Всего Росприроднадзор обследовал 225 скважин, половину из них используют для добычи минеральной воды, остальные имеют статус наблюдательных или законсервированы.

При этом Радионова сообщила о загрязнениях в районе месторождений.

— У нас первый горизонт минеральной воды уже не пригоден для питья. Он пригоден только для купания и для каких-то ванн, — сказала она.

Глава ведомства добавила, что многие из скважин имеют уже скорее историческую ценность, а не практическую, причем из 22 скважин, построенных до войны, половину эксплуатируют, но не модернизируют, что снижает качество воды. Восемь из обследованных скважин созданы в период между 1861 и 1894 годами, с тех пор они не модернизировались.

Радионова заявила, что причиной проблем на Кавказских Минеральных Водах является серьезный рост антропогенной нагрузки на грунт, в частности с массовой застройкой, из-за которой вода уходит в другие горизонты и загрязняется.

Сейчас ведомство готовит доклад по ситуации в Ессентуках, Пятигорске, Кисловодске, Минеральных Водах.

Чем опасна застройка для минеральных источников

О проблеме непродуманной застройки в Кисловодске, Ессентуках, Пятигорске и других курортах Ставропольского края говорят уже не первый год. Так, в 2019 году архитекторы обращались к спикеру Совфеда Валентине Матвиенко, правда указывая на вероятность уничтожения исторического облика городов.

Среди прочего архитекторы указывали на такие факты, как создание гостиничного комплекса и объектов развлечения с общепитом в первой зоне горно-санитарной охраны на горе Машук. По их данным, на горе Горячей тогда сняли верхний слой породы, что «привело к обнажению зон формирования минеральных источников и нанесло серьезный удар по санитарно-эпидемиологическому состоянию минеральной воды».

Сенатор Сергей Меликов тогда же рассказывал о нацпарке «Кисловодский», который хаотично застроили сооружениями, не относящимися к лечебно-оздоровительному статусу территории. Говорили тогда и об отдельном плане по сохранению и сбережению минеральных источников Кавминвод.

— Загрязнение связано с тем, что там ведется хозяйственная деятельность, живут люди, хотя по идее в горно-санитарной охранной зоне люди жить не должны, — сказал «Известиям» доцент кафедры гидроэкологии геологического факультета МГУ им. Ломоносова, кандидат геолого-минералогических наук Алексей Маслов. — Тут есть противоречие: это же город, и там есть санаторий. Это уровень вопросов, который должен обсуждаться на уровне правительства — как здесь вести хозяйственную деятельность? Какую цель преследует государство — заселить район или сохранить его как экологическую жемчужину?

О застройке как об одном из главных факторов загрязнения говорят все эксперты, опрошенные «Известиями». Кандидат геолого-минералогических наук Евгений Потапов замечает: постепенно сокращается площадь, на которой происходит инфильтрация атмосферных осадков в подземные воды.

— Здесь реальная городская агломерация со всеми своими проблемами — дороги, канализация, застройка, — рассказал он «Известиям». — Есть реальная угроза, что в конце концов мы можем ресурсы наших источников очень существенно подорвать. Чем больше мы застраиваем территорию, тем меньше остается путей для проникновения атмосферной влаги в подземные горизонты, где и формируются минеральные воды.

По его словам, именно попадание атмосферных осадков в почву является ключевым условием для формирования минеральных вод. Наибольшей угрозой с этой точки зрения он считает постоянное увеличение численности населения в регионе.

— На Западе на подобных курортах численность населения что в XVIII, что в XXI веке была примерно одинаковой, а у нас стремительно растет, — замечает Потапов. — Раньше государство регулировало этот вопрос, ограничивая прописку в городах-курортах. Многие возмущались, но руководители городов понимали, что чем больше людей, тем больше проблем для курортов, и основное внимание уделялось курортникам, развитию курортной инфраструктуры, сохранению богатства минеральных вод и лечебной грязи. Не будет этого, люди перестанут сюда ездить.

Он считает, что в целом неправильно рекламировать Ставрополье как туристическое направление: человек должен сюда ехать не ради отдыха и красивого времяпрепровождения, а ради оздоровления. По словам Потапова, гидроминеральная база здесь достаточна для лечения порядка 1,5 млн человек.

— Застройка влияет на грунтовые воды, — согласен с коллегами старший научный сотрудник лаборатории гидрогеологических проблем охраны окружающей среды Института водных проблем РАН, кандидат геолого-минералогических наук Юрий Медовар. — Она нарушает верхний горизонт, возможно, и взаимосвязь между горизонтами тоже будет нарушаться.

В Роснедрах также указывают на проблему массовой застройки, негативно влияющей на минеральные воды.

— Необходимо отметить влияние на качество минеральных вод типа «Кисловодский Нарзан» неблагополучной экологической обстановки, вызванной застройкой в зонах формирования и транзита подземных вод, — заявили в ведомстве «Известиям». — Также проблемой является отсутствие проекта округов горно-санитарной охраны и нарушение режима округа горно-санитарной охраны.

Что можно найти в минеральной воде

В Роснедрах подтвердили, что на протяжении многих десятилетий санитарно-бактериологическое состояние минеральных вод источника «Нарзан» является неблагополучным.

— Воды источника постоянно подвергается обеззараживанию УФО при необходимости сульфатом серебра и используются только для бальнеолечения (ванны), — заявили в ведомстве. — Минеральная вода, которую пьют в знаменитой «нарзанной» и других галереях курорта Кисловодска, поступает не из источника «Нарзан», а из эксплуатационных скважин.

Между тем Алексей Маслов считает, что выводы Росприроднадзора о вероятной потере минеральных вод не совсем верны. Речь идет именно о загрязнении верхнего горизонта, но не минеральных вод: они формируются не там.

— От Эльбруса моноклинально, полого идут водоизмещающие отложения, — объясняет он. — И отложения, из которых разгружается родник «Нарзан» в Кисловодске, лежат на поверхности земли, а в районе Ессентуков — уже на глубине тысячи метров.

По его словам, сами воды не деградировали, загрязнен лишь верхний горизонт, и это не то, что можно считать необратимым процессом.

Роснедра, которые осуществляют постоянный мониторинг состояния подземных вод, также сообщают в целом о хорошем состоянии минеральной воды.

— В пределах основных месторождений наблюдается в основном установившийся гидродинамический режим, истощения и деградации водной составляющей питания месторождений минеральных вод не наблюдается, — заявили в ведомстве «Известиям». — Гидрохимический режим подземных минеральных вод территории Кавминвод за последние годы в целом не претерпел существенных изменений. На большинстве участков недропользования качество минеральных подземных вод существенно не изменилось.

Другое дело, замечает Маслов, что контролировать происходящее в регионе необходимо, недаром здесь созданы федеральная эколого-курортная зона, а также очень большая зона санитарной охраны. И там необходимо четко контролировать всю хозяйственную деятельность.

— Чтобы все это сохранить, надо выполнять элементарные законодательные и природоохранные мероприятия, — заявил Потапов. — Есть зоны санитарной охраны, есть режимы их функционирования. И законодателям, жителям, природоохранным органам нужно понимать, что это непростой регион, это место, где формируются и выходят на поверхность минеральные воды. И есть очень много оформленных в виде законов и постановлений запретов и ограничений, которые, казалось бы, должны защищать наши месторождения, но очень часто они не работают.

По его словам, Росприроднадзор в этом смысле должен работать активнее — не обнаружить единовременно 700 нарушений, а каждодневно следить за происходящим.

Когда иссякнут минеральные источники

Юрий Медовар полагает, что проблемы все же куда серьезнее. Он считает, что из-за слишком активного использования источников они начинают иссякать.

— Мы уже потеряли «Ессентуки 20» — такой воды больше нет, — заявил он. — А сейчас теряем «Ессентуки 17», потому что слишком много набурили несанкционированных скважин, воду качали бесконтрольно, что привело к образованию воронки депрессии, к увеличению скорости фильтрации. Когда скорость фильтрации увеличивается, то вода как бы проскакивает через те породы, которые давали ей соленость. И на выходе сейчас «Ессентуки 17» вместо 14 граммов на кубический дециметр имеют 10. Минерализация упала на 4 грамма.

Он заявил, что надо четко контролировать использование скважин и лишние закрыть, чтобы не потерять все месторождение, рационально используя минеральные воды.

Другие эксперты версию о нелицензированной добыче воды не поддерживают: за недропользователями и лицензированием этой работы сейчас очень внимательно следят.

— Тут система работает, — считает Потапов. — Без лицензии на недропользование и на добычу минеральной воды ничего нельзя сделать, несанкционированная добыча вряд ли возможна. К нелегальным недропользователям сразу придет прокуратура. Да и скважин, которые можно было подхватить и что-то там втихомолку добывать, сейчас нет. Все-таки у нас густонаселенный район, и видно, что и где происходит.

Алексей Маслов допустил, что незаконные врезки где-то могут быть, но рассказал, что опыт работы на одном из месторождений показал отсутствие таких фактов.

— Мы делали большую работу по переоценке запасов одного из месторождений, конкретно ессентукского, — рассказал он. — На нем семь участков, четыре недропользователя, мы работали с тремя крупнейшими. И там с подобными случаями мы не столкнулись, даже никаких признаков этого не обнаружили.

Маслов заметил, что учет минеральной воды очень строг, его легко осуществить вплоть до кубометра и невозможно спрятать.

— Допускаю, что на отдельных участках ситуация хуже, — сказал он. — Но это ведь уголовная ответственность — самостоятельное проникновение в недра. Вряд ли кто-то этим будет заниматься. И куда сбыт наладить? Не думаю, что идет бесконтрольная добыча. Может, она и ведется, но это не главная из проблем.

В Роснедрах заявили, что в 2021 году добыча по месторождениям минеральных подземных вод не превышает утвержденных эксплуатационных запасов, истощения запасов минеральных вод не наблюдается.

Как будут развиваться Кавминводы

На днях глава Ставропольского края Владимир Владимиров доложил президенту Владимиру Путину о завершении разработки перечня мероприятий по комплексному развитию городов-курортов до 2030 года, который подготовлен совместно с Минэкономразвития. Мероприятия нацелены в том числе на решение существующих проблем с коммунальной и инженерной инфраструктурой, в рамках плана должны модернизировать и построить сети водо- и энергоснабжения, объекты транспортной инфраструктуры. До 2026 года предполагается выполнить 26 таких проектов с общим объемом финансирования около 48 млрд рублей из федерального и регионального бюджетов. Запланированы также мероприятия для повышения экологической безопасности, защиты объектов культурного наследия и другие.

Владимиров также заявил, что с 2015-го по 2020 год в Кавминводы вложили уже 25 млрд рублей. Стоит отметить, что коснулась эта работа скорее курортной инфраструктуры: увеличили транспортную доступность, запустив электрички, «Ласточку», занялись благоустройством городов и «создали порядка 70 благоустроенных объектов» внутри Кавказских Минеральных Вод.

В министерстве туризма и оздоровительных курортов Ставропольского края «Известиям» сообщили, что в рамках плана мероприятий до 2030 года предусмотрены также актуализация и установление границ зон округов санитарной (горно-санитарной) охраны курортов.

— Предполагается сделать полный анализ существующей минеральной базы для принятия мер реагирования, подготовить перечень запретительных и санитарно-оздоровительных мероприятий, привести в соответствие с требованиями законодательства о природных лечебных pecypcax, лечебно-оздоровительных местностях и курортах хозяйственную и иную деятельность в границах зон округа горно-санитарной охраны региона Кавказские Минеральные Воды, — сообщила «Известиям» замминистра туризма и оздоровительных курортов Елена Шконда.

Сергей Гурьянов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров