Коровы. Дар богов

, Мифы  •  214
Как-то раз взбрела в голову Яги некая блажь. Удумала она завести у себя коров небесных, которые в Арийском саду пасутся. А уж коли придёт такой бабе, чего на ум, то не успокоится она до тех пор, пока своего не добьётся. Начала Яга мужа своего Велеса с утра до ночи поедом пилить, да подначивать, чтобы тот прихоть Виевны утолил. Говорит, мол, кто ещё как не ты, сын коровы Земун, с такой загадкой справишься. Никто не справится. Только Велес может разгадать хитрую загадку о том, как коров с неба на Землю угнать.
Долго Велес не сдавался, всё говаривал про то, что глядя на богов, и человеки решат, что воровство грехом не является, и через то большой переполох в мире явном приключится. Но сколь ни отпирался он, всё же подобрала коварная Яга ключик к замочку от гордыни мужниной. И по прошествии некоего срока, сдался Велес. Сам уверовал в то, что дело это доброе, и о коровушках он на земле куда лучше заботиться будет всех прочих, ибо и сам он рогат как тур, и все коровы ему сородичи.
Велел тогда Велес волосатый жене своей воздух закрутить. Яга Виевна закрутила воздух воронкой, Велес встал внутрь смерча, и в небеса поднялся. Стражи Сварги Синей даже глазом моргнуть не успели, как нарушитель забрал стадо коров и на манер появления, назад на Землю воротился.
Воротился, и коров небесных в пещеру, что в Кавказских горах, поместил. Стал их там холить и лелеять, пахучими травами кормить, чистой водой из горных родников поить, да шёрстку гладкую расчёсывать. Очень Велес коровушек любит, и позабыл он в заботах, что за порядком на земле должен присматривать.
А на Земле тем временем, вышло всё по слову Велеса. Дурной пример заразил диких зверей. Как увидели они, что скотину воровать позволено, стали у человеков коз и овец волки красть, а кур и уток лисы таскать. Обедневшие человеки, принялись добро друг у друга красть. Взмолились тогда волхвы, отправили с Агуней весточку в Сваргу Синюю, дабы боги наказали Велеса, коров своих взяли, да порядок на Землю вернули. Чтобы звери перестали живность таскать, а люди добро татьствовать (в старину похитителей татями называли, а их промысел – татьством).
Как донёс Агуня весть до Перуна, так тот немедленно дал человекам ответ, полыхнув огнём в небе. Позвал Даждьбога с Огненным Волхом, и все трое на конях полетели от Рипейских гор к горам Кавказским. Огненный Волх впереди петляет, дорогу разследует. Как увидела Яга Волха Огненного, тут же в пещеру к Велесу полетела. Встала пред его очами волоокими, и молвит:
- Боги ирийские на нас с тобой войною идут, но знаю я хитрость одну, против них. Обернусь яблонькою, отведав с которой враги забудут, куда и для чего шли. А коли не захотят они яблочек, я речкой горной оборочусь. Боги водицы из той речки испьют, головы их закружатся, от того в пропасть они попадают. Ну а если и пить не станут, могу я периной пуховой прикинуться. Коль заснут они на перине, то уже нескоро проснутся потом.
Не знала Яга о том, что Волх Огненный за нею по пятам летел, и у входа в пещеру её разговор с мужем подслушал. Всё с тщанием разведал, и к богам вернулся, чтобы их о заговоре уведомить. Перун с Даждьбогом поклонились в знак благодарности, и к цели уверенно направились, отпустив с миром Огненного Волха, дабы ему со своим наставником и учителем Велесом биться не случилось.
Вот стоит на их пути яблонька со спелыми яблочками на ветвях. Спешились. Перун взмахнул кладенцом, да срубил яблоню наполовину. Из среза кровь Виевны так и брызнула. Проехали несколько вёрст, и видят, речка хрустальная из-под камня струится. Ударил Даждьбог тот камень, и наглухо исток запечатал. Задрожал камень, затрясся, от него по земле волны кругами вздыбились. Проехали ещё версту, и видят перину чудесную. Изрубили её в клочья, а вместо пуха чёрное вороньё из перины, каркая разлетелося. Вот лишился Велес помощи Яги Виевны, потому как она уползла раны свои зализывать.
Приехали боги к речке Огненной, которая из чрева горы изрыгается, путникам дорогу перегораживает. А на берегу дуб стоит, в корнях которого Велес прячется.
Тут разгневанный Громовик достал перуны свои серебряные, и метнул целый пучок в могучий ствол. Задрожал тогда дуб, да так, что Сыра Земля зябью подёрнулась. От той зяби высокие валы земляные к небу вздыбились. Тогда вмешался Даждьбог, на гнев Перунов сетуя. Говорит, негоже разум гневом омрачать. Тот, кто серчает или пугается, тот до начала битвы её проигрывает. Ярость в таком деле не на пользу, а токмо во вред.
Тогда Перун Велеса на брань честную вызвал, а Даждьбог, тем временем отправился коров вызволять. Приказал двум деревам по краям Огненной реки согнуться, чтобы мост дугой над огнём встал. По нему и проехал на коне в золотых доспехах, жар и смрад отражающих. Речка тот час окаменела, и навредить с тех пор никому уже не в силах. А солнечный Даждьбог у пещеры спешился, и отправился искать коров, освещая путь себе мечом огненным.
А Перун крикнул бывшему другу своему Велесу, чтоб промеж корней не прятался, а выходил на честный бой в чистом поле. Иди, говорит, крадун бессовестный, пора ответить и за поползновение к жене моей Додолушке, и за кражу коров небесных. Слишком много зла от тебя и богам и человекам!
Разъярился тут Велес от речей Перуновых. Свистнул коня своего, вскочил ему на спину, и помчался во весь опор на Перуна громовержца. Пришпорил тогда Громовик своего коня, и тот помчался, искрами из под копыт Землю опаляя. Полетели огни по небу, а дым из ноздрей коня перунова, Солнце затмил пеленою.
Как сошлись противники палицами, гром прогремел на весь мир и горы затряслися. Как ударились щитами, моря из берегов расплескалися. И качнулся купол небесный так, что звёзды посыпались. Бросили наземь поломанные палицы с копьями Перун и Велес, и от их падения зе́мли к полярной звезде сдвинулись, и Юша-Змей проснулся под землёй, заворочался.
Тогда боги слезли со своих коней, и в рукопашной сцепилися. От усилий великих вошли в землю по колено оба соперника. Но ударил Перун рогатого кулаком по темени, и по самую шею в землю загнал. Силён Перун, но и Велес не промах. Хитрость его и ловкость недостаток сил с лихвой восполняют. Оборотился он ящеркой, да из земли выскочил. Помчался по лесам и равнинам, то медведем, то волком, а то куницей прикидываясь.
Начал Перун ему во след молнии метать, да только Мать Сыру Землю всю ямами изранил. Видя то, Стрибог на помощь Сырой Земле кинулся, да Перуну подсобить чтобы. Задул ветрами могучими, да так, что весь жар с пеплом в небо поднялся. Так что человекам казалось, будто небо огонь и земля вместе смешалися.
Тогда крикнул громовым голосом Даждьбог, чтобы ярость Перунову утихомирить, что надобно в гору ударить, чтобы воды земные на поверхность коров вынесли. Оставили Перун со Стрибогом Велеса в покое, и начали коров вызволять. Первый молниями в каменную гору метал, а второй жар раздувал. Не выдержал камень, на пять гор раскололся, и из-под них воды горячие бить начали. Вместе с водами и часть коров повсплывало. Те, что на небесах урождённые были, крылами замахали, и домой полетели. А те, которые на Земле появились, крыл не имели, и человекам на вечные времена досталися.
Даждьбог обошёл все заповедные уголки пещеры, в которых пленники Горынычей томились, всех на свободу отпустил, а в награду за мучения, злато, серебро и каменья подземные, простым человекам раздарил. Чтобы было в мире столько злата, что его ни продать, ни купить не можно было бы.
Выходили человеки целыми родами и племенами из царства подземного, Даждьбога славили. Да указали на дорогу к чертогу глубинному, где ни один из смертных не бывал, а коли бывал, живым оттуда не возвращался.
Нашёл Даждьбог тот чертог. Отыскал потайную дверь, ржавыми железными кирпичами заваленную. Ослобонил дверь от навала железного, входит внутрь и видит: Кто-то висит на двенадцати цепах под самым сводом, а внизу в котле жаркий огонь горит. Разрубил Даждьбог цепы, пленника удерживающие, и к его ногам упал обессиленный, на смерда похожий. Упал, и воды свежей просит. Напился живой воды из баклаги даждьбоговой, встал на ноги, плечи расправил, и захохотал так, что стены чертога содрогнулись.
То был сам Кощей Чернобогович. Ну что, говорит, признал меня, Даждьбог? Да, да! Это я, твой заклятый враг. И ты меня собственными руками вновь могучим сделал. Заковала меня Мара-Морена коварно. Коварно, но толково! Эх… Ненавижу я эту девку, но за богатство ума уважаю. Тебя, Даждьбог тоже ненавижу, но в благодарность за моё освобождение, три вины в будущем прощу. А сейчас не стану с тобой силами меряться. Ступай к себе домой, да не стой на моём пути.
Пожалел Даждьбог о том, что случилось, да делать нечего. То, что уже случилось, то не поправить. Править можно только то, что ещё не произошло, чему только быть предстоит в будущем. Потому, прежде чем совершать что-либо, нужно хорошенько подумать, чтобы не пришлось потом жалеть о сделанном.
Продолжение следует...

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров