Как Волх Кривде поддался, но потом Правде стал служить

, Мифы  •  237
О победе Волха над Огненным Змеем быстро разлетелись вести по всему белу свету. Боги стали на юного витязя с уважением смотреть, и тот решил, что он сам теперь ровня им. Уверовал в своё могущество и неуязвимость. Забыл он о том, что все его способности не его заслуга, а дар божий. Запамятовал о том, что его учили пользоваться даром во благо других. Божий дар это богатство, которое даётся одному, для блага всех. И беда ждёт того, кто решит пользоваться богатством единолично, подобно крысе стащившей корку хлеба со стола и поедающей украденное, в глухой тёмной норе.
И как только подумал Волх о том, что сможет получить власть над миром, так сразу услышал скрипучий голос за спиной. Обернулся, и видит старика в чёрной одежде до пят, прячущего глаза под капюшоном. То сам Чернобог пожаловал.
- Хочешь, Огненный Волх стать князем мира сего? Я тебе сына своего, Вия, в помощники назначу. Будешь всеми его подданными владеть. Даже Велес тебе поклонится.
- Велес мой друг и учитель. Он никому не кланялся, и ученику своему не поклонится.
- На то хитрость и дана, чтобы без боя войну выиграть. Не будь честным глупцом, как твои боги. Возьми в жёны Змею Параскею, и она тебе всякий раз нужные советы будет нашёптывать. Со всеми моими подданными и с хитростью завоюешь ты всю вселенную.
Смутился Волх от речей Чернобоговых, да позарился стать повелителем всех Чернобоговичей, Виевичей и Змеевичей. Спустился он в тёмное царство, и сыграл свадьбу с Параскеей. После начал обдумывать, как ещё свою силу приумножить. Созвал с Вием и Параскеей совет.
А те и не думали Волха князем мира делать. Задумали они силу его в своих целях употребить, и добиться того, чего поверженный витязем Огненный Змей не смог сделать – похитить золотые яблоки из сада Ирийского, а потом избавиться от него. И говорит Параскея:
- Велика сила твоя, Огненный Волх, но для того, чтоб покорить миры, надобно тебе золотыми яблочками завладеть. Только тогда получишь вечную молодость, силу несокрушимую, и власть над всеми царствами. Боем тебе яблоки не добыть. Стережёт крону древ жизни белая рать с Белым драконом во главе. Только хитростью можно яблоки с древа жизни добыть. И я тебе эту хитрость дам. Возьми с собой Индрика – Зверя, и смело в Ирий отправляйся. А мы с Вием будем готовить пир, чтобы отпраздновать твою победу по возвращении из сада небесного.
Огненный Волх уверился тогда в успехе задуманного, и поплыл по подземной реке к озеру, в котором живёт Индрик – Зверь повелитель всех вод подземных. Тот, увидев, кто к нему пожаловал, перестал нырять и плескаться, а замер посреди озера, опустив хвост в глубину, и вытянув из воды шею. Почесал задней лапой прозрачную чешую на брюхе, и говорит:
- Ой, неразумен ты ещё Огненный Волх. Молод, неопытен. Ну да не мне тебе советы давать, коли ты науку Матери Сырой Земли позабыл, и ученья Макоши и Велеса запамятовал. Оборотись рыбой прозрачной, плыви за мною, да не отставай!
Помчались они словно серебряные стрелы по подземным ручьям и протокам. Волх едва поспевал за Индриком, и совсем из сил выбился, когда вышли они на сушу. Тогда Индрик оборотил юношу в горностая, и велел на спину к себе забраться.
Побежал Индрик мокрым ветром, не касаясь земли так быстро, что Волх на его спине зажмурился, и только за скользкую чешую сильнее ухватился, чтобы не свалиться на ходу. Насилу удержался, и так и не разглядел, по какой дороге Индрик его в Ирий доставил. Остались позади и реки с ручьями и горы с холмами, которые путь к Ирию преграждают. Как миновали они василисков, стерегущих подходы к саду небесному, превращающих всех путников в камень, Волх так и не понял. Даже боги прихода Волха не заметили.
А Индрик сбросил горностая наземь со спины, да и был таков. Умчался туда, откуда появился, словно в воздухе растворился. Тут у Огненного Волха в голове зашевелились первые сомнения. Оборотился он в волка серого, и побежал, виляя хвостом, наклоняя морду к траве, все запахи разведывая.
Добежал до Рипейских гор и в тура оборотился. Поскакал вверх по круче, и на самую высокую вершину забрался. Там оборотился соколом, и взмыл к самым звёздам, чтобы отыскать крону древа жизни.
Увидел он крону древа, на которой яблочки золотые соком наливаются, питаясь от корней, уходящих в мир мёртвых. Хотел уже камнем упасть вниз, чтобы в когтях яблочко с собой унести, да загудели трубы небесные. Проснулся, зашевелился Белый Дракон. Сбежались его ратники в белых доспехах. А над листвою кроны синие шары закружились, искры трескучие начали во все стороны метать. Одна искра в Волха – сокола угодила, и упал он единым пёрышком прямо на берег сметанного озера.
А по озеру лебёдушка плавает, дивные песни волшебным голосом поёт. Подплыла к берегу, обратилась в девицу невиданной красы в белом сарафане, с луком в руке и колчаном стрел за спиной, и пошла прямо к пёрышку, опустившемуся в траву. Понял тут Огненный Волх, что это богиня Девана, которая помогает всем охотникам, которые добывают лесного зверя с разрешения лешего. Слышал он много о ней, но впервые собственными очами узрел перед собою.
И зажглась в душе юноши ярая любовь к девице. Забыл он обо всём на свете. И про Чернобога с Вием, и про жену свою Змею Параскею. Даже зачем пришёл сюда, позабыл. А Девана наклонилась, подняла с травы пёрышко соколиное, да в свою горницу отнесла во дворце батюшки своего Перуна и матушки Додолы – Перуницы.
Там пёрышко обронила, а то, опустившись на пол, оборотилось добрым молодцем. Встал Огненный Волх перед Деваною, расправил плечи могучие, выпятил грудь колесом начал речи сладостные молвить. От тех речей Девана зарделась вся, очи светлые в пол опустила, и стала ярого витязя осаживать, мол, не сладить никому в свете с её непокорным норовом.
Тут за дверью горницы шум послышался. То батюшка Деваны Перун с её сёстрами Лелей, Марой и Живой пожаловали. Обеспокоились, с кем там Девана беседу ведёт, не с тем ли злоумышленником, который на золотые яблочки позарился. Волх тут же пёрышком соколиным оборотился, Девана его в окошко выпустила, и дверь в горницу отворила.
Батюшке и сестрицам сказала, что сама с собой разговаривала, новые стихи сочиняла, да вслух читала. Вечером вернулся Волх в горницу Деваны, обратился в своё обличие, и стали они с Деваной в ладушки играть, весёлые разговоры вести, да громко смеяться. Шум из горницы сёстры услыхали, и прознали, что на самом деле там происходит.
Тогда мудрая колдунья Мара-Морена на следующий день отправилась к окошку Деваны, и понатыкала снаружи, длинные острые иголки. Волх - Сокол прилетел снова к Деване, но в окошко попасть, как прежде ему случилось. Бился – бился, всё впустую. Никак ему через иголки не пройти. А когда Перун подле оказался, понял Волх, что в западне. Упал наземь, Обернулся Огненным Волхом, и поклонился в пояс Перуну.
Начал каяться за все грехи свои. За гордыню и за любовь к дочери Громовика, которая нечаянно вспыхнула с невиданной силой. Говорит, что любовь эта его к жизни вернула, и разум, похищенный Чернобогом поправила. Повинился, попросил милости, чтобы Перун позволил делом доказать любовь и преданность богам светлым. Поклялся, что не желает он быть ни князем, ни повелителем, а желает он светлый Ирий защищать от тёмных сил, и всегда видеть рядом его возлюбленную Девану помощницей и соратницей.
Усмехнулся тогда Перун в бороду, говорит, мол, предавший однажды, непременно предаст снова. Смолоду прореха – к старости дыра, отвечает. Смел ты, да хитёр и коварен. Вот испепелю я тебя своей огненной стрелой – перуной, да и развею прах над окияном.
- Что же, отвечает Огненный Волх, - будь по твоему, всё равно мне без Деваны жизни нет.
- Так и сделал бы, да дочку сою я люблю и её выбор уважаю. Как она скажет, так пусть и будет. Пусть сама свой путь выбирает.
Вышла тут Девана пред очами батюшки, поклонилась ему в пояс, затем матушке поклонилась, сёстрам, и всем богам ирийским, которые уже на совет собрались. А затем звонким, как булат властным голосом молвит:
- Красив ты Огненный Волх, смел и смекалист. Купилась я на твои речи сладкие, каких мне ранее ни один молодец не говорил. Мудр ты и могуч, но чиста ли душа твоя, как ты баешь? Стану я твоей женой, но только если сумеешь меня победить. А коли не одолеешь, сгинешь в навьем царстве, куда тебя пустыми посулами заманили, а ты и не понял, что стал куклой на руке Чернобоговой, которая нужна на один раз, и от которой затем избавляются.
Ударилась Девана оземь, и обратилась в серую волчицу. Тут же рядом появились её верные воины - сотня лютых волков с огненными очами. И понеслись они прочь из Ирия. Туда где подопечные Деваны лесного зверя промышляют.
Тут же и Волх в серого волка оборотился. Кинулся в погоню, от стаи ни на шаг не отстаёт. Понял он, что от исхода  этой погони завит жить ему счастливо или сгинуть с позором на вечные времена. Догнал Девану, набросился на неё, начал зубами рвать. Расшвырял всех её слуг, бросил кровью истекать.
Тогда Девана оборотилась медведицею разъярённою. Тут же и Волх страшным медведем оборотился. Завязалась между ними такая битва, что от рёва медвежьего с деревьев лесных листья опадать начали. Но почуяла Девана, что не совладать ей с Медведем, и обратилась утицей. Взмыла в облака, но Волх настиг её соколом. Нырнула в окиян рыбою, а Волх нагнал её щукою.
Долго Огненный Волх гонялся за Деваною по белу свету. И его настойчивость и усердие так стали по нраву многим богам, что начали они тайком подыгрывать. Велес в лесу на след Деваны – куницы укажет, Яга Волху поможет угадать среди белок ту, за которой он гонится, длилась бы эта погоня вечно, если бы не мудрая Макошь.
Сплела она из волшебных нитей прочную сетку, и поставила её в глубине окияна на пути Деваны, обратившейся быстрой рыбой. Девица в сети запуталась, заметалась, а Макошь ей молвит, что от судьбы не уйти никому. Что завязано – не развяжется.
Волх достал сеть из окияна, освободил златопёрую рыбу, и склонил перед ней голову:
- Воля твоя, девица. Суди меня, как считаешь правильным. Коли станешь ты моей подругой навеки и матерью для наших деток, получишь взамен мои разум и сердце. Будет у тебя защитник и радетель для семьи и всех наших потомков. Ну а ответишь отказом, смирюсь воле батюшки Перуна, сгорю и упаду пеплом в волны морские.
Обратилась Девана из рыбы в девицу, и горько расплакалась, прощаясь с девичьей жизнью. Решила отдать себя в руки отважного витязя. Пришли вместе к Перуну с Перуницей, где и Мать Сыра Земля их уже поджидала. Упали на колени перед родителями, и испросили благословления. Перун по очереди коснулся перстами их макушек, и изрёк:
- Не познавший зла, не познает добра. Не согрешивший ни разу, не способен познать истинную добродетель. Раскаявшийся, всё равно, что битый, который ценней семерых небитых. Принимаю тебя Огненный Волх в свою семью, и вручаю тебе самое ценное, что у меня есть, - мою доченьку Девану.
А потом был пир горой. Гремела свадьбы на весь мир. Боги пили квас и сурицу, текшие реками. Пели и кружили хороводы. Тот пир таким зычным эхом раздавался, что проникло они ив царство подземное. Узнал Чернобог, что в ирийской рати непобедимым витязем прибавилось, и зашипел от бессильной злобы. Бил хвостом о каменные своды так, что земля дрожала. А Белобог ухмылялся, поглаживая бороду, и тихо радовался, что Правда опять Кривду одолела. Богиня Лада укрывает мир своими волшебными крылами любви и защищает от напастей надёжнее, чем копьё Даждьбога или стрелы Перуновы.
Когда в сердце поселяется любовь, она делает человека подобным богам, и заставляет творить чудеса. Перед этими чудесами бессильны любые происки тёмной рати чернобоговой. Правда, без разума, - любовь, что дерево без плодов. Вот и бродит меж людей Чернобог, отыскивая тех, кто без разума в голове и без любви в сердце. Таких проще всего на свою сторону переманить. А Белобог напротив, ищет тех, у кого есть разум, чтобы любовью его наградить, или влюблённого, но глупого уму разуму научить.
В Синей Сварге нет места тьме, а свет не проникает в подземное царство. Поэтому местом битвы добра со злом определено царство яви, в котором человеки обитают. В яви всё так перемешано, что подчас трудно отличить Правду от Кривды. И когда больше человеков склоняются к Кривде, зло побеждает, а когда тех, кто за Правду больше, добро торжествует. И каждому из нас решать, кому служить, Белобогу, или Чернобогу. В душе каждого живут и зло и добро одновременно, но у всех есть воля выбора, чью сторону принять. Тем человеки от зверей, у которых не существует воли выбора, и отличаются.
Продолжение следует…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров