Как в старину соль добывали

, Прошлое  •  259



- Соликамск далеко, на Каме. Жить там, хоть ссыльным, хоть конвойным – пытка. Кругом соляные прииски и больше ничего, степи... Н. Соротокина "Трое из Навигацкой школы"

Насчет степей, конечно, Василий Федорыч хватил. Кругом Соликамска примерно вот так:

А про соляные прииски я вам обещал рассказать в прошлый раз, если доберусь до соответствующего музея. Вот, добрался.

Это здание конторы солеваренного завода Рязанцевых, основанного в 1883 году в селе Усть-Боровое, ныне находящемся в черте современного Соликамска. Рязанцевы были последней династией местных купцов-соледобытчиков; Соликамск к тому времени уже приходил в упадок, на внедрение новых технологий у владельцев не было средств (с середины XVIII в. началась добыча более дешевой соли на астраханских озерах), и благодаря этому бывший завод, а ныне музей нам сейчас и интересен – производство было построено по средневековым технологиям, особо не менявшимся с XV века. Причем проработать в таком виде эти солеварни умудрилось аж до 1971 года: лошадей под конец заменили на электромоторы, полые стволы лиственниц – на стальные трубы, и только людской труд здесь оставался таким же, что и полтыщи лет назад.

Итак, первым делом скважина (вы ее уже видели). При Калинниковых ее "бурили" следующим образом: с маху опускали в яму окованное заостренное бревно, потом вынимали со дна шлам – разрыхленный этим бревном грунт – при помощи этакого ведра с откидывающимся дном. На одну скважину уходили месяцы, иногда годы. Позже бревно с ведром совместили: стали использовать желонку – полую трубу с обратным клапаном, что несколько ускоряло дело.

Для укрепления стенок скважины в нее вставляли цельнодеревянную трубу и продолжали тартать дальше. Скважина углублялась – труба проваливалась – поверх нее вставляли новую – и так, пока не добирались до соленосного слоя. Что получалось в итоге – вы уже видели в позапрошлом посте про Соликамск.

Затем над скважиной ставили "насосную станцию" – рассолоподъемную башню:

Архитектурным прообразом этих башен – кстати, чисто уральская конструкция – послужили сторожевые башни крепостей: плотники работали по знакомому "проекту". Если зайти в нэту башню сейчас, то мы увидим посредь первого этажа пень аутентичной лиственничной колоды, из которого торчит обрубок трубы советского периода:

Глубина скважин в Усть-Боровске – от 79 до 88 саженей (168,5-177м). Рассол из скважины выкачивали так же, как сейчас нефь – "качалкой". Само коромысло расположено в прорези в полу между первым и вторым этажом:

При советах к качалке был приспособлен электродвигатель:

Ой... массивная железяка – это редуктор. Сам мотор располагался на левее и был попячен во времена перестройки. До электрификации двигателем служила паровая машина, а до нее – ходящая по кругу лошадка, запряженная в подобный механизм:

Снова ой. Имитация механизма вполне рабочая – всё крутится, а до нас тут была детская экскурсия, и любознательная ребятня оторвала у чудо-машины шатун. Ну, щас поправим...

Новодел на соплях держится... потом поговорим об этом...

Вот так. Гайку, правда, в траве мы так и не нашли. Так оно примерно было, только сверху шатун не вхолостую ходил, а опять же качал качалку. Вернемся в башню.

Качаемый рассол поступал на третий этаж

И оттуда тек при генсеке Никите – по гофре в дыру в стене, при царе Николае – по деревянному желобку туда же, а между ними – вон в ту круглую шайбу с отверстием слева в полу:

"Шайба" – это срез опять-таки деревянной трубы, вот такой:

Она проходила внутри башни:

и вела в сеть подземных трубопроводов:

из которой рассол поступал в соляной ларь – этакую деревянную ванну под крышей:

По воздуху в него же ведет труба советского периода – которая от гофры через стену. Подземная сеть рассолоотводов из деревянных труб в коробах из бревен, появилась на заводе в советское время, а до этого рассол поступал в лари на расстояние от 50 до 300 метров воздушным же путем – самотеком по желобам, установленным на столбах уменьшающейся высоты от 6 до 4 метров.

Чтобы стены ларя не повело под давлением рассола – в него вмещалось больше 200 кубометров – они подпирались вертикальными бревнами и стягивались деревянной обжимной рамой, позволявшей посредством установки специальных клиньев на ее углах регулировать степень сжатия стен в зависимости от заполненности ларя. Была предусмотрена и система аварийного сброса рассола при перезаполнении – обратно в подземный рассолопровод по деревянной трубе, состыкованной патрубком с отверстием в верхней части ларя:

В трубах были технологические отверстия, они при необходимости глушились вот такими чопиками:

В ларе рассол отстаивался несколько дней – оседали грязь и песок – и частично выпаривался, превращаясь в рапу. Рапа поступала в варницу:
Таких варниц к началу ХХ века здесь было 12 штук. Начиная с 1895 г. к ним сзади еще были пристроены кирпичные трубы – варницы стали топиться "по белому", а до этого огонь разводился непосредственно под ними в квадратной печи-яме глубиной до 3,5 метров, выложенной камнями и глиной. Вот топка:

Аутентичные дверцы, правда, были пошире. Сверху располагалось собственно помещение варницы, центральную часть которого занимал здоровенный железный противень – чрен:

Под чреном проходили жаровые ходы, завершавшиеся (а в старину – не завершавшиеся) дымовыми трубами:

В 1940 г. здесь установили сварные чрены, а до этого они были клепаные из 12-мм стали:

Процесс выварки соли начинался с подготовки чрена. Мастер нагревал его первой партией дров, после чего подмастерья, бегая по горячим листам в котурнах, замазывали щели обычным хлебным тестом. Рассол из соляного ларя на чрен доставлялся до начала XIX в. ведрами, а позже - по желобам или подземным трубам непосредственно во время варки. Выварка соли происходила при поддерживании равномерного тихого жара в печах. В результате медленного кипения рассола образовывалась откристаллизовавшаяся соль. Ее собирали специальными скребками в углы чрена, откуда перегружали деревянными лопатами на деревянные полати, расположенные над чреном.

На них соль продолжала сушиться. Выварка одной партии соли продолжалась непрерывно около суток. Подряд вываривалось 20-25 партий соли, после чего чрен чистился от соляного осадка и вновь загружался рассолом, а соль собиралась в рогожные мешки и доставлялась специальными рабочими-соленосами в амбар – наверх, по деревянной эстакаде.

Для мужчин-соленосов мешки были весом 5-5,5 пудов (80-90 кг), для женщин - 3 пуда (50 кг). За рабочий день каждый перетаскивал по нескольку сотен таких мешков. Пот пропитывал мешок, растворял соль, та разъедала кожу грузчиков... в варнице, в постоянной жаре и влажности, работа, впрочем, была не легче. В 1907-1908 гг. были построены солекатные дорожки от шести варниц, по которым вагонетки с солью откатывались к соляным амбарам вручную или конной тягой:

Кстати, обратите внимание – на фото с вагонеткой мужчин в варнице сменили женщины. К тому времени архаичные заводы приносили все меньше и меньше прибыли, платили рабочим соответственно, мужчин с охотой принимали на более современных заводах, и сюда шли те, кому было совсем уж некуда податься...

Ну и наконкц амбар. Они и есть амбар – склад. Здоровенный сарай, внутри, как и обычный крестьянский амбар, разделенный на секции-закрома. Вон та горелая часть – аутентичная, негорелая – новодел, ей пара лет. Уже просела:

Внутреннюю структуру с закромами восстанавливать даже не пытались, плотники сразу предупредили: завалится. Вообще сейчас на Руси, по крайней мере на Урале (в лесном краю!) наблюдается явный упадок плотницкого искусства, хорошего плотника днем с огнем не сыскать за любые деньги. Не, чего-то там "продают срубы" и "рубят дома в лапу и в чашу" (при этом пресловутую чашу могут забабахать вверх ногами), но чтобы качественно и на века, чтобы, как рассолоподъемная башня, триста лет без фундамента (а они без фундамента!) да без шконтов простояло... Каждой эпохе, конечно, свои технологии, к примеру, выпрямителя мамонтовых бивней сегодня не сыскать даже плохонького, и никто не плачет, но сохранить бы традиции деревянного зодчества пусть не как ремесло, раз уж никому не нужно, но хотя бы как искусство. Аутентичная стена варницы, соединение бревен "в замок":

Противоположная стена, новодел:

В Хохловке, и даже, говорят, в Кижах та же беда...

Время от начала до окончания солеварения называлось варничным годом и длилось от половины июня до половины апреля - начала мая следующего календарного года, когда половодье Камы заливало варничные дворы. Амбары специально ставили на берегу, чтобы удобно было перегружать продукцию прямо в деревянные барки через проемы в их нижней части, когда вода подходила к ним вплотную. Чтобы вода не попадала в сами амбары, они строились на ряжевом основании - бревенчатых клетках с ячейкой в 1,5 метра, возвышавшихся над землей в соответствии с уровнем подъема воды в период половодья. Древесина фундаментов была хорошо просмолена. Вдоль амбаров была построена разгрузочная эстакада, являвшаяся одновременно и пристанью, к которой швартовались баржи.

И начинался сплав. Перевозилась соль исключительно водным путем по Каме и Волге, жизненный ритм Соликамска был подчинен циклу Великой реки.

Напоследок вот вам церковь Иоанна Предтечи (она же на КДПВ) в форме корабля:

А на ее стене – барельеф Григория Демидова с ананасом:

Где еще такое увидишь? Приезжайте к нам на Урал!

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги