К 75-летию битвы под Москвой: замерзшие трупы немцев ставили у дороги с плакатами «На Берлин»

, Прошлое  •  480



Ижевчанин Георгий Людков рассказал, как он пережил самую страшную зиму в своей жизни.

В Удмуртии осталось всего 11 участников битвы под Москвой, которая переломила ход Великой Отечественной войны. Один из участников ижевчанин Георгий Людков рассказал, что происходило 75 лет назад.

Мертвые немцы вдоль дороги

Георгию Михайловичу сейчас 95 лет, но он помнит ту зиму 1941-1942 годов в мельчайших подробностях. Одно из самых жутких воспоминаний Георгия – это мертвые немцы вдоль дороги. Но говорит он об этом... спокойно.

– Видел, как они замерзшие вдоль дороги стояли, а в руках держали плакаты с надписью «На Берлин!».

На вопрос – немцы пленные? Он отвечает:

– Почему пленные? Убитые. Наши солдаты ставили замерзшие трупы немцев в снег, а в руки вставляли им таблички, задающие направление советской армии, – спокойно поясняет мой собеседник. – Да, злобы в нас много было. А как иначе?

Георгий Михайлович рассказывает, что по всему было видно, что Германия готовилась к войне тщательно.

– Техника у немцев была сильная. Отступая, они ее побросали, так что мы могли ее изучить. Однажды в танке нашли маленькую таблетку. Лизнули – горько. Потом узнали, что это хлорка. Ее выдавали солдатам для того, чтобы обеззараживать воду. Вот только о том, что в Советском Союзе зимы холодные, немцы не подумали. Как они мерзли! У нас такой проблемы не было, мы были тепло одеты.


Фото: Сергей Грачев

«Тяжело видеть сгоревшие деревни»

Война для нашего героя началась в сентябре 41 года, когда его вместе с другими курсантами-добровольцами отправили под Москву. В подмосковный город Красногорск он прибыл только в ноябре. Там они сходили в баню, получили белье, теплую одежду. А дальше шли пешком...

- Ночью 5 декабря (день контрнаступления советских войск, – Прим. ред.) нас всех подняли по тревоге. Приказали не смыкать глаз, поскольку противник может дать о себе знать в любую минуту. Мы с товарищами окопались, сидим, ждем. Тут приходит политрук и говорит: «Ребята, не спать! На Волоколамское шоссе Сталин должен приехать!». Ну, как после такого уснешь. Сталин, конечно, не приехал, а мы потом поняли, что это была хитрая уловка политрука...


Георгий Людков в июне 1941 года. Фото: Сергей Грачев

Георгий Людков рассказал, как, отступая, немцы сжигали целые деревни.

– Мы ехали в поезде, ночью вышли из вагона, смотрим на горизонте то тут, то там зарево. Спрашиваем: «Что это такое?». Оказалось, это деревни горят. Утром дошли до первой сожженной деревни, а в ней только печки остались. Идем дальше – везде такая же картина. Тяжело было это все видеть.

Пулеметчиков убили, встал за оружие сам

Первый бой, в котором участвовал ижевчанин, был под городом Торопец, который наши бойцы освободили в конце января 1942 года.

– Я был подносчиком патронов у пулеметчиков. Когда их убило, пришлось самому встать за оружие. После этого боя мы не досчитались половины ребят...

Вскоре сам Георгий тоже получил ранение - осколком мины его ранило в левое предплечье. До военного госпиталя в Торопце он шел пешком несколько дней, раненый.

– Люди разные по пути встречались. Кто-то последней картошкой был готов накормить, а кто-то говорил: «Много вас тут таких шатается», – вспоминает ветеран.


Фото: Сергей Грачев

Неравный бой

После ранения Георгий Людков попал в полк выздоравливающих. Оттуда его отправили на учебу в Ленинградское военно-политическое училище, где он получил звание лейтенанта, а потом в Горьковское танковое училище. Так Георгий Людков стал комсоргом самоходного артиллерийского полка.

«Панфиловцы, Зоя Космодемьянская и другие герои войны вдохновляли нас на победу. Поэтому мы не знали страху. Шли вперед и все»

– Самоходные артиллерийские пушки считались эффективным орудием в танковом бою. В 1944 году их стали приспосабливать на танки Т-34. Но только если у танка башня вращается во все стороны, у самоходной установки – нет, – объясняет участник войны. – Поэтому в наступлении они ничего не давали. Лучшим вариантом было вести прицельный огонь из хорошо замаскированного орудия.

Именно тогда в 1944 году Георгий Михайлович Людков получил свою первую и самую важную медаль «За отвагу» (медаль «За оборону Москвы» ему вручили только в 1981 году).


Фото: Сергей Грачев

Из наградного листа: «В боях 17-22 декабря 1944 года в районе Залдату Мазмаяс (Латвийская ССР), находясь на поле боя, на самоходной установке, принял удар 4 фашистских танков «Тигр». В неравном бою один из них подбил. Умелым маневром прикрывал отход 180-го стрелкового полка... Заменил в бою раненого командира взвода автоматчиков. Два раза водил бойцов в атаку. Лично истребил четырех гитлеровцев».

«Жить хочется!»

Георгий Михайлович Людков воевал до февраля 1945 года. В марте вернулся ненадолго в Ижевск, чтобы встретиться с девушкой, с которой учился в техникуме, с которой переписывался все военные годы.


Фото: Сергей Грачев

– Мы не стали дожидаться окончания войны и поженились 8 марта 1945 года. Потом я снова уехал. После войны еще два года служил в Польше, домой вернулся только в 1947 году. Десять лет работал в штабе противовоздушной обороны, а в 1961 устроился на завод «Ижсталь», в Управление капитального строительства – я же на строителя до войны выучился, оттуда на пенсию и ушел, – рассказывает о своей послевоенной жизни ветеран. – С женой прожили вместе 50 лет. Воспитали сына и дочь. Супруги уже нет, сына тоже, а я вот живу. И, знаете, жить хочется!

Памятный знак к 75-летию битвы под Москвой. Фото: Сергей Грачев


Фото: Сергей Грачев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги