История загадочного подвига русского флота

, Прошлое  •  516



17 марта 2016 года специалисты «Черноморского центра подводных исследований» сообщили о том, что у берегов Крыма, в 16 километрах западнее мыса Тарханкут, обнаружен пароход «Веста», который принимал участие в русско-турецкой войне 1877–1878 годов.

Судно находится на дне, на глубине 52 метров. Носовая часть парохода сохранилась, что и позволило его идентифицировать. В апреле специалисты центра планируют осуществить экспедицию для подробного изучения судна. Сам пароход со дна подниматься не будет, а на поверхность собираются извлечь лишь отдельные артефакты. Помощь исследователям пообещал оказать глава Крыма Сергей Аксёнов.

Сегодня имя парохода «Веста» известно лишь специалистам и любителям истории ВМФ, но в своё время об этом корабле говорили с не меньшим восхищением, чем о легендарном крейсере «Варяг».

Пароход «Веста» был построен как торговое судно в 1858 году и вплоть до начала русско-турецкой войны 1877–1878 годов выполнял свои прямые обязанности. Но когда начались боевые действия, на «Весту» установили пять 6-дюймовых мортир, два 9-фунтовых и одно 4-фунтовое орудия, по две скорострельные пушки системы Энгстрема и Гатлинга и приборы автоматической стрельбы, превратив её в «крейсер военного времени». Команду новоявленного «крейсера» возглавил капитан-лейтенант Николай Баранов.

Причина, по которой торговый пароход пришлось переделывать в боевой корабль, крылась в поражении России в Крымской войне. Согласно Парижскому мирному договору 1856 года, Россия утратила право иметь боевые корабли на Чёрном море. Когда началась новая война, «под ружьё» поставили все мирные суда, которые хоть как-то могли сражаться с врагом.

В начале июля 1877 года «Веста», находившаяся в Одессе, получила приказ выйти в море для осуществления боевого патрулирования на коммуникациях противника. Утром 11 июля при приближении к порту Кюстенджи (ныне — Констанца) на «Весте» заметили дым от другого парохода. Командир «Весты» отдал приказ идти на перехват, предполагая, что речь идёт о пассажирском или грузовом колёсном пароходе.
Когда корабли сблизились, то оказалось, что «Веста» встретилась с турецким броненосцем «Фетхи-Буленд». В отличие от русского парохода, «Фетхи-Буленд» был полноценным боевым кораблём, его вооружение существенно превосходило то, которым располагала «Веста», не говоря уж о бронировании.

Согласно донесению капитан-лейтенанта Баранова, несмотря на неблагоприятные условия, команда приняла решение дать бой туркам.
Сражение, которое началось в 8 утра, длилось около пяти часов. Всё это время «Веста», уклоняясь от огня противника, наносила ему повреждения ответными залпами.

Турецким огнём «Веста» была серьёзно повреждена, в её команде было много убитых и раненых, но русские моряки продолжали сражение.
Наконец удачное попадание снаряда в башню турецкого броненосца вызвало пожар и принудило его изменить курс в сторону Кюстенджи.
«Видя два орудия у себя подбитыми, имея в корпусе две пробоины, двух офицеров убитыми и четырёх ранеными и палубу, заваленную осколками и разорванным человеческим мясом, и, что главное, видя, что машинисты и кочегары едва держатся на ногах после пятичасового боя, я не решился энергично преследовать убегавшего быстроходного врага, тем более что он поднял какой-то сигнал и на горизонте стали показываться ещё рангоуты судов», — сообщал капитан-лейтенант Баранов в своём рапорте.

Когда донесение командира «Весты» дошло до Петербурга, оно произвело там фурор. О подвиге экипажа парохода написали российские газеты, а император Александр II принял решение о награждении офицеров и матросов.

Капитан-лейтенант Баранов, лейтенант Владимир Перелешин, лейтенант Рожественский получили за бой орден Святого Георгия 4-й степени, другие офицеры — ордена Святого Владимира 4-й степени. Всем офицерам за отличие присвоили следующий чин.

Знаками отличия военного ордена были награждены боцман Алексей Власов, боцманматы Давид Рубин, Максим Ефимов, Иван Клименко, матросы Михаил Шведков, Егор Тупицын, Влас Коршунов и Михаил Савин, Даниил Якушевич и Капитон Черемисов. Впоследствии всем офицерам и нижним чинам «Весты» был пожалован пожизненный пенсион, гражданским механикам и кочегарам выдали двойные оклады, а волонтёрам и наёмной прислуге — единовременные денежные суммы. Всех нижних чинов наградили Георгиевскими крестами.

На могиле погибших моряков «Весты» в Севастополе установили памятник. Один из минных крейсеров Черноморского флота позднее был назван «Капитан-лейтенант Баранов».

Командир «Весты» получил звание капитана 2-го ранга и был переведён на военный пароход «Россия», с которым также отличился, захватив транспорт «Мерсина», перевозивший 800 турецких солдат.

Целый год в России говорили о героической «Весте» и её бравом капитане, как вдруг подвиг был поставлен под сомнение.
17 июля 1878 года в газете «Биржевые ведомости» появилась статья «Броненосцы и крейсера-купцы». Автор заметки утверждал, что никакого пятичасового боя «Весты» с турками не было, а было бегство без оглядки на всех парах. Русские моряки, конечно, отстреливались, но причинить броненосцу особого вреда не удалось.

Турки же не могли добить «Весту» из-за того, что расположение их главных орудий не позволяло вести из них точный огонь во время преследования. Но даже в этих условиях, ведя огонь только из одного орудия, «Фетхи-Буленд» едва не отправил «Весту» на дно, причинив российскому кораблю тяжёлые повреждения, убив и покалечив значительную часть экипажа.

Можно было бы заявить, что заметку написал некий завистливый человек, пачкающий героев грязью, но дело в том, что автором её был капитан-лейтенант Зиновий Рожественский, который был артиллеристом на «Весте», непосредственно участвовал в бою и даже был награждён за него орденом.
Капитан Баранов был разгневан и обратился в Морское министерство, требуя привлечь Рожественского к суду. Расследование действительно было начато, но затем закрыто. Баранову объявили, что свою оскорблённую Рожественским честь ему надлежит защищать в гражданском суде.
Отчего же Морское министерство так охладело к герою? Возможно, потому, что у чиновников появились причины полагать, что прав Рожественский, а не Баранов.

Во время войны 1877–1878 годов на кораблях турецкого флота в качестве инструкторов служили английские офицеры. Один из них написал материал в «Таймс», в котором описывалось преследование турецким броненосным корветом русского парохода. Картина, нарисованная англичанином, разительно отличалась от рапорта Баранова, но была схожа с рассказом Рожественского. Так, английский инструктор сообщал, что ответным огнём русские причинили броненосцу незначительные повреждения, самым крупным из которых было попадание в дымовую трубу.

Николай Баранов, не получив поддержки, подал в отставку, которая, однако, не была принята. Тогда он написал письмо генерал-адмиралу, великому князю Константину Николаевичу, которое было полно перечисления нанесённых Баранову обид и жалоб на невыплату положенных денег.
Великому князю письмо очень не понравилось, и Баранова отдали под суд «за неприличные и оскорбительные выражения». В итоге командир героической «Весты» был уволен с флота.

Но Николай Михайлович Баранов нашёл себя в новом качестве. Глава МВД Михаил Лорис-Меликов, знавший Баранова как человека деятельного и исполнительного, добился его помилования и принятия на службу в полицию в звании полковника.

Для начала Баранова отправили за границу для организации надзора за русскими революционерами, потом назначили исполняющим должность губернатора Ковенской губернии. После убийства народовольцами Александра II Баранов занял пост петербургского градоначальника, и под его началом были найдены и арестованы все участники заговора.

Впоследствии Баранов также был архангельским и нижегородским губернатором, заседал в Сенате. Репутация у него была неоднозначная — одни считали его человеком, который всю жизнь беззаветно служил России, другие полагали, что Баранов — редкостный интриган, шарлатан и самодур.
Оппонент Баранова капитан-лейтенант Зиновий Рожественский дослужился до звания вице-адмирала. Во время русско-японской войны он командовал 2-й Тихоокеанской эскадрой, потерпевшей страшное поражение при Цусиме. Сам адмирал в битве был тяжело ранен и попал в плен.

В Россию Рожественский вернулся после окончания войны. Власти не предъявляли ему обвинений, но адмирала начала травить пресса. В феврале 1906 года Рожественский ушёл в отставку. Устав от обвинений, он сам потребовал суда над собой, на котором изо всех сил оправдывал своих подчинённых, в особенности матросов, предлагая в качестве главного виновника себя. Рожественский призывал приговорить себя к смертной казни. Суд оправдал флотоводца, приняв во внимание его тяжёлое ранение, полученное при Цусиме. Однако журналисты и после приговора не оставляли Рожественского в покое. Последние годы жизни адмирал прожил затворником в своей квартире.

Пароход «Веста» после окончания русско-турецкой войны снова стал обычным торговым судном и в конце 1887 года, выполняя очередной рейс, затонул у берегов Крыма после столкновения с другим кораблём. В этой катастрофе погибли все 34 моряка, входивших в экипаж «Весты».
А истина в вопросе о том, что же на самом деле произошло в бою, принёсшем известность пароходу, уже, наверное, никогда не будет установлена.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги