История ваучера или как продавали госсобственность

, Прошлое  •  284



14 августа 1992 года президент России Борис Ельцин подписал указ «О введении в действие системы приватизационных чеков в РФ». Каждому россиянину полагался ваучер номиналом в 10 тыс. руб. В то время правительство РФ оценило национальное достояние страны — в 4 трл.старых рублей. Из них 1.5 тр. рублей предназначалось к бесплатной раздаче населению.

Таким образом, двадцать пять лет назад, 1 октября, в РФ начался передел собственности с помощью системы ваучеров. Ваучеризация стала первой частью спектакля по масштабному переводу госсобственности в частные руки. После второй части, залоговых аукционов, основным лейтмотивом части номенклатуры стало желание «тихо отползти от точки хапка на расстояние срока давности».

Ключевую роль в процессе безболезненной трансформации статуса собственности из условно общенародной, в частную, сыграло государство. Его возможности позволили только обеспечивать информационное и организационное сопровождение процесса и стать основным источником экономических потрясений для масс населения, в результате которых ваучер в глазах совершенно дезориентированного населения потерял всякую ценность. В ноябре 1992-го ваучер зачастую продавали по цене 4 — 5 бутылок водки, что характеризует не только время, но и образ мышления значительной части населения.

Каковы же были цели ваучерной (1992 — 1994 годы) и денежной приватизации (1995 — 1997 годы) в России? Каковы их последствия? И как они находят отражение на состоянии современной экономики, рассмотрим в последующем.

Бывали хуже времена, но не было подлей

Н.А.Некрасов

Знать прошлое необходимо, чтобы не повторять ошибок в будущем. К тому же страна должна знать своих «героев», в результате действий которых мы имеем то, что имеем.

Ваучерная приватизация (перевод государственного имущества в частные руки), проводилась в России в 1992—1994 годы. Какова же была её цель?

Прежде чем рассмотрим суть ваучерной приватизации, необходимо остановиться на некоторых аспектах социально-экономической политики государства, предшествующих ваучеризации.

СУТЬ ПОДГОТОВИТЕЛЬНОГО ЭТАПА ПРИВАТИЗАЦИИ

В современной России первый раздел «элитами» государственной собственности начался 24 декабря 1990 года, после принятия закона РФ N 443-1 «О собственности в РСФСР». Далее начался подготовительный этап, на котором регламентировался порядок приватизации. В рамках подготовительного этапа 22 января 1991 года была проведена денежная реформа. Формальной причиной для проведения реформы была объявлена борьба с фальшивыми рублями, якобы завозимыми в СССР из-за рубежа. Но очевидно, что этим шагом от участия в приватизации отсекались возможные претенденты на государственное имущество. К тому времени денежные запасы имелись у значительной части населения, и они представляли опасность. Дело в том, что главным инструментом приватизации были выбраны анонимизированные приватизационные чеки, которые раздавались населению, начиная с 1 октября 1992 года. Как показала история, эти чеки через выкуп за наличный расчёт концентрировались под контролем инициаторов приватизации и впоследствии использовались ими для выкупа государственного имущества.

Но цели денежной реформы были достигнуты лишь частично. Вместо запланированных 51 млрд. наличных рублей у населения изъяли лишь 14 млрд. и с 1 апреля 1991 года стартует новый этап конфискации накоплений — повышение цен, а со 2 января 1992 года было упразднено государственное регулирование цен. С января 1991 года до октября 1992 года (момент выдачи ваучеров населению) рост цен составил 2595% (https://smart-lab.ru/blog/97253.php).

Рост цен был необходим для обесценения средств на вкладах, которые были не изъяты в ходе денежной реформы, а заморожены, и для дальнейшего исчерпания запасов наличных рублей у населения. Кроме того, в ходе масштабного повышения цен возник значительный спрос на наличные деньги у нижнего и базового социальных слоев населения, т.е. к 1 октября 1992 года, значительная часть населения было готово сразу же продать только что полученные ваучеры кому угодно.

Но для выкупа приватизационных чеков у населения требовалась значительная масса наличных рублей и в 1992 — 1993 годах начинаются дополнительные эмиссии новых рублей. В течение 1992 года объём денежной массы в обращении возрос в 13,3 раза, в течение 1993 года в 5,2 раза. Причем следует отметить, что значительный удельный вес в денежной массе составили наличные деньги в обращении.

Таблица 1. Прогноз инфляции в СССР, сделанный в 1985 году на 6 лет вперёд

 

Таблица была построена по данным различных ежегодников ЦСУ (Госкомстата) в 1985 году. В ней был дан прогноз роста инфляции. Прогноз практически полностью подтвердился событиями начала 90-х годов, когда 27 февраля 1992 года был подписан Указ № 196 «О снятии ограничений на использование средств населения на специальных счетах в Сберегательном банке Российской Федерации», в котором по сути речь шла о «размораживании» советских вкладов. И вот тогда скрытая инфляция, накопленная в виде вкладов на сберегательных книжках, хлынула в экономику, по сути, уничтожив её (http://inance.ru/2014/08/centrobank/).

Таблица 2. Структура денежной массы (%)

 

Рост денежной массы происходил в основном за счёт кредитов ЦБ Правительству РФ, коммерческим банкам, странам СНГ и в результате накоплений международных резервов, что говорит об адресности распределения эмитируемых рублей. Именно эти рубли использовались для выкупа у населения ваучеров, а значит и права на долю государственной собственности.

В ходе этих действий у «элитарного» слоя России появились крупные промышленные и торговые предприятия в частной собственности, которые могли передаваться по наследству.

ВОПРОС О СОБСТВЕННОСТИ — ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ ВАУЧЕРИЗАЦИИ

 

В результате целой серии операций, выполнявшихся непосредственно под руководством американцев, были проведены кардинальные преобразования: расчленён СССР, дезорганизовано народное хозяйство, большинство народа лишено всех своих сбережений, разрушены основы существовавшего государственного управления, дезориентировано сознание людей, ликвидированы возможности сопротивления, принята новая конституция, узаконившая авторитарный режим.

Вместе с тем народное хозяйство, заводы и фабрики продолжали оставаться в основной своей части в руках государства.

В повестку дня встал вопрос о собственности. В новой обстановке можно было приступать к его решению. Была поставлена задача изменения социального устройства страны, установления власти олигархии, для чего намечалось создание прослойки собственников-олигархов, которые должны стать опорой власти, а подавляющее большинство населения отбросить в нищету и бесправие, фактическое рабство. С этой целью была выдвинута идея ваучерной приватизации.

В декабре 1993 года Ельцин в выступлении по телевидению заявил:

«Нам нужны миллионы собственников, а не горстка миллионеров. В этой новой экономике у каждого будут равные возможности, остальное зависит от нас. Каждый гражданин России, каждая семья получат свободу выбора. Приватизационный ваучер — это для каждого из нас билет в мир свободной экономики».


Видео: https://www.youtube.com/watch?v=PI5EDupKOPk

Глашатаем ваучерной кампании стал А.Б. Чубайс, который неоднократно заявлял по телевидению о лучезарных перспективах, о том, что каждый может за свою долю собственности страны (ваучер) получить в будущем две автомашины «Волга».

На деле же осуществлялся чётко спланированный удар по российской экономике, подобный тому, как парализуют гусеницу, вводя яд в узловые нервные окончания.

Уже в то время последствия планируемых мероприятий были достаточно прозрачны. Однако, несмотря на серьёзные возражения, протесты, отрицательные заключения экспертов и негативное отношение депутатов Государственной Думы РФ, президент РФ Указом от 24.12.93 г. утвердил новую Программу приватизации, составленную Госкомимуществом, по указке иностранных советников.

«ТЕОРИЯ» ПРИВАТИЗАЦИИ

Сначала рассмотрим исторические и экономические «корни» приватизации в России, различные её варианты и критерии выбора между ними. Нижеследующие вопросы объективно должны были возникнуть перед советским (российским) правительством на начальном этапе экономических реформ.

Существовали две центральные проблемы — законодательное обеспечение передачи принадлежащих государству прав собственности на средства производства гражданам и негосударственным юридическим лицам, а также разработка детальных процедур приобретения покупателями единых имущественных комплексов производственных и иных ценностей. Введение порядка, устанавливающего неотъемлемое право каждого гражданина на приобретение любых видов имущества, кроме тех, передача которых в собственность граждан запрещена Законом, и на использование этого имущества как средств производства позволяет создать основу для беспрепятственного осуществления процесса приватизации при переходе к капиталистической модели хозяйствования. Важнейший вопрос — почему нужно продавать государственную собственность, а не раздавать её гражданам бесплатно?

Идея бесплатной раздачи средств производства, выдвинутая рядом известных экономистов, политических деятелей и поддержанная некоторыми средствами массовой информации, получила широкий общественный резонанс. От бесплатной раздачи ожидаются: создание равных «стартовых условий» рыночной деятельности для всех граждан, нейтрализация «теневого капитала», возврат народу ранее недоплаченных ему средств и т.п. Внешняя простота и кажущаяся социальная справедливость подобного метода приватизации снискали ему определённую популярность.

Действительно, государственная собственность создавалась всем народом, причём многими поколениями. Но это вовсе не означает, что её надо бесплатно вернуть всему «народу». Более глубокий экономический и правовой анализ показывает, что эмоциональная привлекательность бесплатной раздачи государственной собственности не соответствует тем непривлекательным результатам, которые наиболее вероятны при попытках осуществления подобного способа приватизации:

Во-первых, бесплатная раздача несправедлива и именно потому, что государственная собственность имеет ярко выраженное общественное происхождение. Прямая передача этой собственности отдельным лицам или группам не ликвидирует, а усилит неравенство вследствие того, что различные объекты государственной собственности несопоставимы ни по стоимости, ни по качеству, ни по потенциальному доходу, который можно получить от них. Иначе и быть не может, поскольку заниматься «делёжкой» будет ограниченный круг лиц, а наша обширная практика показала всю бесплодность иллюзий о государственном аппарате как людях не могущих иметь никаких личных экономических интересов.

Во-вторых, бесплатная раздача государственной собственности (в равной мере между всеми гражданами), невозможна, так как не существует единого критерия такой процедуры. Кроме уже упоминавшейся несопоставимости объектов государственной собственности (при одной и той же балансовой стоимости реальная их ценность может существенно различаться), несопоставимы и различные категории граждан: у одних больше трудовой стаж, у других — выше зарплата или должность, у третьих — больше детей и т.д. Поэтому попытки раздать всем поровну обязательно приведут к бесконечным и бесплодным спорам о том, у кого больше прав на собственность.

В-третьих, бесплатная раздача неэффективна, так как обладать собственностью это значит не только получать доходы, но и нести убытки, оплачиваемые в конечном счёте из имущества собственника. Поэтому собственниками средств производства все граждане быть не смогут, да и не захотят. В лучшем случае полученный «кусок» государственной собственности значительная часть граждан перепродаст, причём по крайне низким ценам, тем, кто действительно готов нести всю имущественную ответственность за использование средств производства и рисковать своей собственность во имя получения прибыли.

ВАУЧЕРИЗАЦИЯ ПО-РУССКИ

 

Её официально провозглашенной целью являлось создание в России мощного класса собственников. Для этого значительную часть государственного имущества: заводы, фабрики, магазины, аптеки, кинотеатры и т. д. было решено передать всем гражданам страны безвозмездно.

Обеспечить эту передачу и должен был специально созданный для этого «ваучерный механизм» на основе проекта закона «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР».

Согласно этому закону на каждого гражданина России в государственном банке должен быть открыт именной приватизационный счёт, который будет гарантировать своему владельцу право на долю в безвозмездно распределяемой государственной и муниципальной собственности.

Закон не разрешал какую-либо передачу приватизационных счетов другим лицам (во избежание обмана граждан со стороны мошенников).

Изначально Гайдар и Чубайс (в памяти народа остались главными «идеологами» приватизации) были против «именной» ваучерной приватизации, однако вскоре был найден способ обхода этого механизма.

В дальнейшем изначально правильный справедливый механизм личных счетов был упразднен.

 

В 1992 году для работы в Госкомимуществе правительством России были приглашены более 200 иностранных специалистов. Среди приглашенных оказались кадровые сотрудники ЦРУ и военные разведчики США — Бойл, Христофер, Шаробель, Аккерман, Фишер, Уаймен, Камински, Шлейфер, Уилсон и другие. Чубайс приказом № 141 по Госкомимуществу назначил начальником отдела иностранной помощи и экспертизы гражданина США Джонатана Хея, по данным российских спецслужб — кадрового сотрудника ЦРУ. Некоторых из них затем судили в США, что они, будучи действующими офицерами разведки, незаконно обогащались в период приватизации в России.

Об этом, кстати, заявил Президент РФ Путин В.В. 25.04.2013 во время проведения «прямой линии» (правда, не называя конкретных имен).

Вот такая «бригада ух» и приступила к ускоренной приватизации государственного имущества России.

По настоянию Чубайса Ельцин (президент РФ 1991 — 1999 годы) отменил именную приватизацию, обезличив ваучеры своим Указом. Эти бумаги именными уже не являлись.

Замена закона указом Президента была сделана во время отпуска тогдашнего Верховного Совета (кстати, не отменить ли «каникулы» и депутатам Государственной Думы РФ на всякий случай? А то расслабляются и летом и зимой, понимаешь — мало ли...).

В силу чрезвычайных полномочий, дарованных в те времена парламентом, президентский указ, не опротестованный парламентом в десятидневный срок, приобретал силу закона. Когда депутаты вернулись с «каникул», сделать было уже ничего нельзя. По крайней мере, так говорят депутаты...

КАК ПРОХОДИЛА ВАУЧЕРИЗАЦИЯ

 

По декларациям реформаторов (в памяти народной они остались как триада Ельцин — Гайдар — Чубайс) ваучеры должны были превратить нас из советских неимущих пролетариев в российских собственников. Шутка ли, всем жителям России раздавали (бесплатно!) так называемые производственные фонды.

Активы всех предприятий оценили тогда в 4 триллиона рублей (ещё советских). Из них 1,5 триллиона (35 процентов национального богатства) отдавалось россиянам в виде 150 миллионов ваучеров. Хочешь — продавай, хочешь — обменивай на акции моментально возникших чековых инвестиционных фондов (ЧИФ) и получай ежегодный доход, а хочешь — вкладывай в акции какого-нибудь предприятия на чековом аукционе.

Многие пытались стать акционерами своих же заводов и фабрик, других предприятий в родном городе. Но их старались не подпускать, говорили, что завод ещё не готов к аукциону, всячески затягивали аукционы. Должны были закончить приватизацию к концу 1993 года, а затянули ещё на полгода. Как теперь понимаем, был в том особый, главный смысл. Рабочие ведь имели (формально) льготные права на акции. Но когда тебе год не платят зарплату, ты или плюнешь на родной завод и уволишься, или продашь по дешёвке ваучеры загадочным скупщикам.

А учителя, врачи, учёные, канцелярские работники не имели никаких льгот ни на что. Только на то, чтобы вложить ваучер куда-нибудь. (На эту тему появились десятки скабрезных анекдотов.) В итоге 24 миллиона россиян не использовали ваучеры — оставили как домашний исторический документ. 25 миллионов отдали в ЧИФы (они закрылись, лопнули, исчезли без следа), 40 миллионов купили акции каких-либо предприятий, но дивидендами даже не интересуются. По причине бессмысленности.

13 копеек стал батоном за 12 рублей. Деньги печатали километрами. Всё, что накопили люди за десятилетия трудов, превратилось в нуль, пошло прахом. Мы жили в постоянном шоке. Вот в каких условиях дали нам ваучеры

Уже тогда это было издевательством и обманом.

В газетах бесплатных объявлений сразу же появились соответствующие предложения: «меняю приватизационный чек на одну «Волгу». Реально же за ваучер давали сначала 40 долларов, затем — 10, потом — 5. Только к весне 1994 года цена стабилизировалась на уровне 20 долларов за штуку.

Высокой прибыли ваучеры не могли принести, так как вся постсоветская экономика оценивалась всего лишь в 100 млрд долларов. На момент приватизации в РФ насчитывалось 250 тысяч госпредприятий. От этой суммы взяли 35% — именно такую долю собственности государство решило передать народу в виде ваучеров. Эти 35% поделили на все население страны. Так и получили номинал ваучера в 10 тысяч.

Но почему-то упустили из виду один нюанс: стоимость предприятий, в том числе металлургических комбинатов, трубопроводов, крупнейших портов, шахт и многого другого, была взята из последней масштабной переоценки балансовой стоимости советской экономики, которая прошла еще в 1984 году.

Что касается самого ваучера, то либерализация цен и последовавшая за ней инфляция быстро обесценили его: к концу 1993 года на 10 тысяч рублей можно было купить всего пять пачек стирального порошка. Цена ваучера не достигла и стоимости велосипеда, не говоря уже о «Волгах».

То есть народ не знал, что делать с этими ваучерами, за которые, кстати, каждый заплатил 25 рублей. Кроме избранных, ТЕХ, КТО ЗНАЛ, ЧТО И КАК ДЕЛАТЬ. Для кого и подготовлена, проведена была беспрецедентная в истории мира акция. Беспрецедентная по масштабам и по бескровности отъёма собственности. Итак, повторим: 22,6 миллиона россиян не использовали ваучеры — оставили как домашний исторический документ, 25 миллионов ваучеров растворились в лопнувших фондах, 40 миллионов — в акциях предприятий, или обанкротившихся, или не платящих дивиденды. Но ведь остался ещё 61 миллион чеков! Проданных кому-то. Не лично, разумеется, а через посредников. По цене 2 — 3 бутылок водки.

На ваучеры приходилось три четверти оборота Российской товарно-сырьевой биржи.

Эти КТО-ТО, скупив чеки у безработных россиян, и завладели 35 процентами государственных предприятий России. Михаил Фридман, Герман Хан, Петр Авен, Олег Дерипаска, Борис Березовский, Владимир Богданов («Сургутнефтегаз»), Владимир Потанин, Каха Бендукидзе и многие другие. Средняя цена ваучера составляла тогда 20 долларов. Значит, треть промышленных предприятий России купили за 1,2 миллиарда долларов!

С января по июль 1994 год Чубайс приватизировал 284 крупнейших предприятия, в то время как Маргарет Тэтчер за несколько лет приватизировала пару десятков компаний.

 

В 1992—1994 годах приватизировали 135,6 тыс. госпредприятий. Да, тогда у нас были предприятия. Самолёты делали, станки... Да, даже не верится. Но зато долларовых миллионеров было маловато (а по рублям-то мы тогда все были миллионерами. Проезд в метро, и тот больше 1000 стоил). Зато теперь 2,5% богачей контролируют более 70% всей собственности в РФ. 10% самых богатых получают 33,5% всех доходов. 200 граждан, 62 из которых долларовые миллиардеры, владеют в общей сложности 12,5 трлн. рублей (сравним со стоимостью, оценённой при приватизации!). Это больше годового дохода федерального бюджета.

Разве не благодать кому-то?

Цены оборонных предприятий по настоянию американских советников Чубайса были специально занижены. К примеру, эксперт ГКИ американец Д.Хей, связанный с ЦРУ, через подставную российскую фирму «Граникс» купил опытный завод НИИ «Графит» и 30% акций Московского электродного завода и стал хозяином уникального оборонного комплекса, производящего стратегический графит для военного ракетостроения. Как фактический хозяин этих предприятий Д.Хей настоял на том, чтобы НИИ «Графит» отказался от оборонного заказа Военно-Космических сил России, но принял американский заказ.

Приватизация по Чубайсу нанесла колоссальный ущерб обороноспособности страны. Реальная стоимость проданных предприятий, если оценивать по самым минимальным оценкам рыночную стоимость аналогичных предприятий США и Западной Европы — более 1 триллиона долларов США. А шокотерапевты продали по указанию заокеанских хозяев всего за 7,2 млрд. долларов, что, как минимум, в сто пятьдесят (150!) раз дешевле. Нажились и местные дельцы путем искусственного занижения цен предприятий. К примеру. Останкинский мясокомбинат в 1990-1992 годы закупил новейшее импортное оборудование на сумму более 35 млн. долл., а весь комбинат, включая это оборудование, приватизирован за 3,1 млн. долл. Сводная картина представлена в таблице.

Таблица. Группировка проданных предприятий по стоимости.

Налицо грабеж России, но это только начало. За годы перестройки, реформ и приватизации экономика России, ещё недавно занимавшая по основным экономическим показателям второе (после США) место в мире и первое место в Европе, отброшена на десятилетия в разряд слаборазвитых стран.

За период 1992 — 1994 годов от приватизации Федеральный бюджет получил издевательскую сумму в 5,5 миллиардов долларов. Акционерами стали около 40 миллионов российских граждан, однако только 2,5 процента приезжали на чековые аукционы и предъявляли бумажки организаторам торгов.

При этом среди сельских жителей распространялись «земельные ваучеры», то есть паи. Около 11,9 млн. сельских жителей получили в качестве земельных паев 108 миллионов гектаров или 49% всей площади сельхозугодий России. И значительное число крестьян сохранили за собой свидетельства прав собственности — около 95%.

При этом значительное число паёв сдано в аренду, зачастую условия договоров не соблюдаются.

Трехлетняя чековая приватизация сопровождалась гиперинфляцией. 1 октября 92-го года официальный обменный курс был 309 рублей за доллар. А в октябре 94-го, после знаменитого «черного вторника» — 3 926 рублей за доллар. До этого страна пережила путч августа 1991 года, распад СССР и отпуск цен с 1 января 1992 года. Люди лишились накоплений, не хватало на самое необходимое.

Народного акционирования предприятий не получилось, да и не для этого их раздавали. Ваучер можно было продать, расплатиться им за акции предприятия или обменять ваучер на акции чекового инвестиционного фонда (ЧИФ). Разрешение на свободную покупку и продажу ваучеров по договорной цене, несмотря на всю свою рыночность, поставило окончательный крест на народной приватизации. Всё это на фоне беззарплатного полуголодного существования.

Распродажа века закончилась 30 июня 1994 года. Меньше чем за два года граждане вложили, продали или обменяли 148,6 млн приватизационных чеков. Более 70% российской экономики перешло в частные руки.

КРИМИНАЛИЗАЦИЯ ПРИВАТИЗАЦИИ

Рядовые акционеры почти не имели возможности управлять делами акционерного общества, даже несмотря на то, что формально собственность распределялась равномерно. Кроме того, в 1992 году была проведена переоценка капитала всех приватизируемых предприятий. Изъян был в том, что она осуществлялась без учёта инфляции.

Таким образом собственность получила заниженную оценку, что только облегчило её переход в руки «красных директоров» и других менеджеров, вовремя осознавших собственное привилегированное положение. Фактически из-за непродуманности механизма обращения и выпуска ваучеров разные группы населения оказались на неравных стартовых позициях в гонке за приватизированным имуществом. Очень быстро это привело к криминализации экономических отношений. Например, частыми стали негласные и нелегальные передачи пакетов акций различным влиятельным чиновникам, хотя они не имели права участвовать в покупке ценных бумаг.

Ваучерная приватизация в России приобрела множество недостатков, самый весомый из которых — уязвимость к коррупции. У сотрудников предприятий были преимущественные права на выкуп акций. Как показал опыт, «красные директора» часто давили на работников, перекупая у них чеки и захватывая контроль над крупным имуществом. Также они могли добиться необходимых для себя результатов голосования во время собрания акционеров трудового коллектива.

При повальном масштабе приватизации государство почти не извлекло из неё выгоды. В 1993 году доход от коммерческого использования муниципальных предприятий составил меньше процента от всех доходов казны. Ожидаемые иностранные инвестиции так и не приходили. Зарубежные бизнесмены опасались нести деньги на рынок, где царил «дикий капитализм», царствовала преступность, а закон был бессилен.

Срок действия приватизационного чека не мог быть более двух лет, по истечении которых он считался погашенными и изымался из обращения. В этих условиях ваучеры просто продавали по дешёвке таинственным скупщикам, несли в так называемые чековые инвестиционные фонды, подавляющее большинство которых потом тихо растворилось.

Из 732 чековых инвестфондов 328 с сотнями миллионов рублей просто «пропали», а 205 ликвидированы по решению судов или собраний самих акционеров. Купленные этими фондами акции приватизированных предприятий по балансовой стоимости перемещались с баланса ЧИФов на баланс иных структур, оставляя номинальные активы в фонде для последующей фактической ликвидации. Самые «честные» 136 ЧИФов заплатили своим акционерам за каждую акцию от нескольких копеек до пары рублей.

В период приватизации применялось много хитрых (и одновременно грубых) схем.

Суть одной из схем была такова.

Стране жутко не хватает бюджетных средств. И здоровые частники решают помочь молодой республике.

Минфин размещает на счетах банков «Империал», «Инкомбанк», «Онэксимбанк»,«Столичный банк сбережений», «Менатеп» и АКБ «Международная финансовая компания» «временно свободные» валютные средства федерального бюджета(!).

В свою очередь, эти коммерческие банки прокредитовали Правительство РФ(!) примерно на эту же сумму в целях временного замещения поступлений от приватизации, получив взамен в залог/доверительное управление пакеты акций ряда крупнейших и наиболее рентабельных российских предприятий.

Красивая и одновременно примитивная схема, ничего не скажешь...

Таким образом, частники прокредитовали государство за государственный же счёт, бесплатно получив в обмен на это самые лакомые куски российской промышленности.

РЕЗУЛЬТАТЫ ВАУЧЕРИЗАЦИИ

Всего за период приватизации за приватизационные чеки было продано около 16 тысяч промышленных предприятий. К середине 1994 года в результате ваучерных сделок в частной собственности оказалось 70% промышленности страны. Также была передана большая часть объектов малой приватизации. В эту категорию входило 85 тысяч магазинов, кафе, ресторанов и т. д. Малая приватизация в большинстве регионов России завершилась к концу 1994 года. К тому же сроку на базе крупных и средних предприятий было создано около 20 тысяч акционерных обществ. Государство предоставляло трудовым коллективам несколько вариантов льгот. Большая их часть (75%) предпочла выбрать контрольный пакет акций. Считалось, что эта форма собственности поможет избежать установления внешнего постороннего контроля над предприятиями. Тем не менее преимущества данного варианта очень быстро свелись на нет, из-за того, что акции скупались администрацией. Около трети всех ваучеров было перепродано за бесценок с помощью чековых инвестиционных фондов (ЧИФ). Они заключили сделки с 22 миллионами граждан (около 15% населения России).

Телевизор пестрел рекламой фирм и ЧИФов, обещавших 500% и более процентов годовых в результате приобретения акций.

Кто вложился в ЧИФы — потерял всё. Кто-то вложился в «Альфа-капитал», «Первый ваучерный фонд», «Московская недвижимость», «Олби», «МММ-инвест», «АВВА», «Гермес», «Хопер-инвест», «Нефть-Алмаз-Инвест», «ЛУКойл-фонд»...

Правительство изначально знало о преступных целях создания ЧИФов и финансовых пирамид вроде «МММ», однако эти конторы впитывали миллиарды народных средств. Таким способом правительство боролось с гиперинфляцией, уменьшая объём денежной наличности в стране у потребителей.

Между прочим, практика борьбы с инфляцией способом уменьшения денежной массы из 90-х годов применяется и сейчас, в XXI веке... Отказ от индексации пенсий, зарплат — из той же самой серии. Нынешние экономисты, находящиеся у руля, не могут больше ничего придумать просто.

Внесённые в ЧИФы ваучеры практически не дали никаких дивидендов из-за того, что эти краткосрочные организации быстро прекращали своё существование. Поэтому, как правило, работники становились акционерами лишь на короткий период. Кроме того, владение одной-единственной бумагой нигде и никогда не делало человека реальным совладельцем предприятия.

Главным итогом ваучерной приватизации для младореформаторов был переход от «командно-административной экономики» к «рыночной модели» (берем в кавычки поскольку в любой экономике есть крупная часть, которая занимается долгосрочным планированием — её Дж.Гелбрайт, советник двух президентов США назвал планирующей экономикой, и есть рынок дораспределяющий то, что не успела планирующая экономика), перераспределение общенародного богатства в пользу небольшой кучки олигархов. Государство утратило монополию в большинстве сфер народного хозяйства. Широкомасштабный процесс продлился всего два года. Такая внезапность не могла обойтись без потрясений. Недаром реформы начала 90-х до сих пор называют «шоковой терапией». Ваучеры оказались эффективным средством уничтожения прежде существовавшей экономико-социальной системы. Разрушение прежних основ не могло сопровождаться ростом экономики. Когда ваучерный этап приватизации закончился, в стране появились частные собственники, однако почти никого из них нельзя было отнести к ответственным и эффективным предпринимателям. Новые владельцы, скупившие предприятия за бесценок, могли прийти «со стороны», не имея ни малейшего представления о реалиях отрасли. Часто предприниматели заботились только о получении прибыли, в то время как качество услуг и производства их вообще не беспокоило. Конечно, были и исключения, но принципиально нового и весомого класса собственников в России не появилось и не могло появиться в столь короткие сроки. Летом 1994 года начался новый этап приватизации — денежный. Он должен был сгладить недостатки и исправить ошибки, которые были совершены при выпуске и продаже ваучеров. В правительстве надеялись, что платная приватизация приведёт к управлению предприятиями эффективных и ответственных предпринимателей. Затем последовали залоговые аукционы, которые, ко всему прочему, закрепили появление новой прослойки олигархии, которую ныне приходится выгораживать нынешнему Президенту РФ Владимиру Путину, призывая не пересматривать итоги приватизации, а смотреть в будущее.

ОСОБЕННОСТИ ВАУЧЕРНОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ 90-Х ГОДОВ

Особенностью приватизации 90-х годов являлось:

  • Государственные предприятия в целях продажи оценивались по остаточной балансовой стоимости, которая в сотни и тысячи раз была ниже рыночных цен.
  • Помимо этого, разницу между балансовой и рыночной стоимостью усилила инфляция. Имущество, подлежащее приватизации, оценивалось исходя из его балансовой стоимости по состоянию на 1 января 1992 года, то есть без учёта переоценки, проведенной по состоянию на 1 июля 1992 года в связи с резким инфляционным скачком (цены тогда выросли в десятки раз).Таким образом, заявленная стоимость госимущества, подготовленного к продаже в частные руки, не соответствовала реальности, иногда — в тысячи и более раз.
  • Многие государственные предприятия были приватизированы за счёт льготных государственных кредитов, т.е. без копейки собственных вложенных средств новыми собственниками.
  • До приватизации допускались только «свои».
  • Приватизация проводилась в условиях полной финансовой безграмотности подавляющего большинства населения страны. Люди, которые за десятилетия привыкли верить своему государству и руководству страны, оказались жестоко обманутыми.
  • В дальнейшем многих мелких держателей небольшого количества акций в дальнейшем «кинули», проведя реорганизацию юридического лица. Либо была проведена дополнительная эмиссия акций, в результате чего голоса акционеров оказались «размыты» и не влияли уже ни на что.

Как пример заниженной оценки —- «стоимость» одного рабочего места на «Автовазе» была оценена в 81 доллар США; на ГАЗе — 244 долл., на «Уралмаше» — 109 долл., на Челябинском металлургическом заводе — 105 долл.

Всё было поставлено с ног на голову — в целях приватизации производящие реальные товары предприятия с огромной машино- и энергооснащенностью имели грошовую стоимость рабочих мест, а предприятия сферы обслуживания с офисным оснащением имели стоимость рабочих мест в десятки тысяч долларов.

Из 500 крупнейших предприятий России около 80% продано на аукционах по цене менее 8 млн. долларов каждое. Из них — цена 324 заводов (из 500) составила менее 4 млн. долларов США в среднем за одно предприятие.

«Уралмаш» (34 тыс. рабочих) продан за 3,72 млн. долларов, Челябинский металлургический комбинат (35 тыс. рабочих) — за 3,73 млн. долларов, Ковровский механический завод, обеспечивающий стрелковым оружием всю армию, МВД и спецслужбы (10,6 тыс. рабочих), — за 2,7 млн. долларов, Челябинский тракторный завод (54,3 тыс. рабочих) — за 2,2 млн. долларов.

Для сравнения — средняя хлебопекарня в Европе стоит около 2 млн. долларов, средний колбасный завод швейцарского производства — 3,5 млн. долларов.

Команда Ельцина продала Челябинский тракторный завод по стоимости хлебопекарни.

ПОСЛЕДСТВИЯ ВАУЧЕРНОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ

Кратко их можно охарактеризовать так:

  • В России произошёл переход от социализма (или согласно терминологии К.Маркса государственного капитализма) к капитализму.
  • В России появилась группа так называемых «олигархов», владеющих собственностью, которая досталась им за сравнительно небольшие деньги; в ряде случаев — бесплатно за государственный же счёт.
  • Произошло сращивание организованной преступности, крупного капитала и органов власти в единый «синдикат».
  • Приватизация скомпрометировала себя в глазах многих россиян. Около 80% граждан России продолжают считать приватизацию нечестной и готовы в той или иной степени к пересмотру её итогов.
  • Приватизация способствовала деиндустриализации страны, значительному сокращению объёмов производства в лёгкой и обрабатывающей промышленностях.

Таким образом, массовая приватизация в России была проведена в фантастически короткие сроки и не в интересах подавляющей части населения страны.

Было продано порядка 80% всех государственных предприятий. В обмен на это страна получила в бюджет (по различным оценкам) сумму в районе от 1/20 до 1/100 годового бюджета страны (!).

Как более доступный для понимания пример — от продажи всех предприятий в 1993 году («основной» год приватизации) бюджет страны получил всего около 90 млн долларов США.

Джеффри Сакс (один из разработчиков политики «шоковой терапии» в Боливии, Польше и России; с осени 1991 года по январь 1994-го был руководителем группы экономических советников президента России Бориса Ельцина. «Нью-Йорк Таймс» назвала его «возможно самым важным экономистом в мире», а «Тайм» — самым известным экономистом в мире) так высказался о результатах приватизации в России:

«... И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».

Это ж как надо было перестараться, чтобы услышать такое от вдохновителя идеи... Стахановцы, одно слово . ...

Люди, которые в 90-е годы были директорами заводов, за заводские же деньги скупали у рабочих акции... Сначала не платили зарплату по три месяца, по полгода, удерживая эти деньги, вынуждая рабочих приходить и за копейки продавать акции. Скупали эти акции и становились собственниками заводов.

Чему они сейчас нас могут научить, вещая из телевизора из мягких чиновничьих кресел? И из кресел Госдумы, кстати... Как развивать экономику? Как развивать человека как такового? Конечно, нет. Чему они научили своих детей?

Зато они могут сказать, как правильно в нужное время в нужном месте что-нибудь хапнуть, что-нибудь урвать. Эти люди умеют урвать, украсть, отжать — но они не умеют управлять экономикой.

А они, к сожалению, у власти.

И дело сейчас даже не в пересмотре итогов приватизации и в восстановлении социальной справедливости.

Речь о том, чтобы избежать подобного в будущем.

Возможно, эта публикация некоторым хоть немного откроет глаза на то, что было в недавнем прошлом, и на то, что происходит сейчас.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Художественным аналогом ваучеризации и её последствий может служить сеанс черной магии Воланда и его помощников Фагота — Коровьева и кота Бегемота на сцене театра «Варьете», описанный М. Булгаковым в «Мастере и Маргарите». На сцене было объявлено, что совершенно бесплатно производится обмен старых дамских платьев и обуви на парижские модели и парижскую же обувь. В ажиотаже все зрительницы переоделись. Но сеанс окончился, люди вышли из театра на улицу, и тут раздались крики и ревущий хохот — платья и обувь, полученные у магов, исчезли, а дамы оказались в одном нижнем белье.

Точно так же чудотворцы ваучеризации, давшие каждому «билет в мир свободной экономики», оставили основную массу населения, образно говоря, в нижнем белье. В ходе приватизации Россия за гроши распродала свои лучшие предприятия, которые стали источником невероятной наживы для демократических властителей, зарубежных инвесторов и российского криминала. Состояния делались за неделю. Деньги и ценности перекачивались на Запад.

В следующей статье сравним развитие экономики в СССР и России и остановимся на последствиях приватизации, которые мы до сих пор ощущаем — самостоятельны ли мы или колониально зависимы.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров