Исследования Сифилиса в Таскиги

, Прошлое  •  237



Если вы очень ленивый человек или же человек, который больше любит смотреть видео, то мотайте вниз, там есть видеоролик :)

Обожаю двадцатый век!
Для кого-то это век электричества, для кого-то мирного и не совсем атома, а для кого-то это век страшных экспериментов над людьми. Так вот для меня двадцатый век связан скорее с последним. Ужаснейшие эксперименты доктора Менгеля, японские эксперименты над китайцами во времена второй мировой и печально известный отряд 731.

Эксперименты над людьми почему-то принято считать достижением злостных диктатур, нацистских фанатиков и стран, где мягко говоря, не совсем все хорошо было с правами человека.

А если я вам скажу, что исследования, о которых сегодня пойдет речь, не являются достижением кровавых нацистов, целью которых было уничтожение людей? И что, если эти исследования возглавляли те, кто вполне разделяет нормальные гуманистические ценности?

Перенесемся, пожалуй, в маленький неприметный городок под названием Таскиги, что в графстве Макон, в Алабаме. Сейчас в нем проживает всего десять тысяч человек, и люди оттуда понемножку съезжают. Именно здесь в 1932 году, пока в Европе полным ходом судили врачей за их кровавые эксперименты над людьми, американская служба общественного здравоохранения начала долгий 40-летний эксперимент по исследованию сифилиса у чернокожего сельского населения.

Целью эксперимента было наблюдение развития болезни и всех её симптомов, протекающих естественным путем.

Изначально исследователи планировали набрать группу испытуемых из черного населения и провести наблюдения за развитием болезни в течении 6-9 месяцев, после чего вылечить испытуемых. Была сформирована врачебная группа, во главе которой стоял Кларк Талиаферро. А первоначальная цель помочь бедному чернокожему населению со временем изменилась.

До конца не ясно, то ли это великая депрессия заставила радикально изменить ход исследований, то ли они с самого начала хотели сделать все так, как планировали, - по прошествии стольких лет сказать трудно. Но одно известно точно: после начала великой депрессии финансирование сократили, а сам проект чуть не свернули, но потом все же решили продолжить. Поменялось руководство, и уже под предводительством Доктора Раймонда Вондерлера ученые Юджин Диббл и Оливер Венгер разработали долгоидущие планы исследований.

Они отобрали чуть более шестисот испытуемых. При этом только около четырехсот из них были заражены сифилисом, а около двухсот человек взяли, как контрольную группу здоровых людей.

Больным говорили, что их будут лечить от "плохой крови".

Плохая кровь - это собирательное название очень многих болезней, которыми чаще в то время болели чернокожие (из-за бедности и невозможности позволить себе медицинскую помощь и жильё, которое отвечало бы нормальным санитарным условиям). На плохую кровь списывали всё: сифилис, гонорею, да и просто упадок сил.

В начале 20 века ученые евгенисты на полном серьезе пытались доказывать, что анемия - это болезнь, свойственная исключительно черным. Странно, что никому и в голову тогда не пришло проверить корреляцию неполноценного питания с проявлениями этого недуга.

На самом деле, кое-кто все же думал об этом, но в те времена научный мейнстрим был таков, что неудобные наблюдения старались не учитывать, отдавая предпочтение каким-нибудь приятным стереотипным заблуждениям. Так что плохая кровь - это вполне определенный диагноз, который мог означать всё что угодно.

Испытуемых зазывали на исследования неплохими условиями: им оказывали бесплатную медицинскую помощь от легких болезней (непозволительная роскошь по тем временам для бедного чернокожего испольщика), бесплатно кормили во время всех необходимых для исследования процедур, оплачивали проезд и даже в случае чего обещали похоронить чернокожего в гробу на кладбище за счет государства.

Напомню, в то время бедному чернокожему крестьянину на гроб нужно было ещё заработать, так что условия были вполне неплохими. Сыграл ещё тот факт, что чернокожие американцы в силу недавней отмены рабства были крайне невежественными: они не умели читать газет и порой даже не знали, как выглядят врачи, чтобы понять что их обманывают. И если для зараженных испытуемых это было сродни смертному приговору, то для здоровых эти исследования были как санаторий(не говоря конечно о спинномозговой пункции, которую брали почти у всех).

Дело в том, что эту довольно болезненную процедуру делали им без наркоза и с большим риском оставить испытуемого инвалидом, т.к тогда эта процедура была ещё очень рискованным предприятием. Но и здесь у докторов был свой козырь, чернокожая медсестра Юнис Риверс, которую наняли специально для того, чтобы наладить контакт с испытуемыми (по вполне понятным причинам - это недоверие к белым людям чернокожих крестьян). Она единственная, кто оттрубил в этих исследованиях все 40 лет, в зазывных брошюрах даже писали "присоединяйтесь к приюту мисс Риверс". В итоге она стала неотъемлемой частью этого исследования, в первую очередь из-за её ценнейшего опыта и доверительных отношений, которые она выстроила с испытуемыми за годы исследований.

Вам, наверное, покажется, что она просто дьявол во плоти. Она знала, что их обманывают, знала, что пичкают плацебо и врут насчет плохой крови, но все равно втиралась в доверие и создавала впечатление человека, на которого можно надеяться, который скажет, если вдруг что-то пойдет не по плану. Но она не сказала. Все сорок лет она молчала.

На самом же деле она была обычной чернокожей медсестрой, которой посчастливилось работать у именитых докторов. Да и в те времена медсестры (тем более чернокожие медсестры) были своеобразными заложниками врачей. Она действительно думала, что так для пациентов будет лучше, "уж лучше хоть что-то, чем ничего", ведь в те времена, как я уже сказал, чернокожие и гроб себе не могли купить.

Справедливости ради замечу, что какую-никакую медицинскую помощь подопытные все же получали. Но в большинстве случаев это были крайне устаревшие методы. Их лечили препаратами на основе мышьяка и ртути, что по вполне понятным причинам, вызывало лишь отравление, т. к дозы, которые могли повлиять на бледную трепонему очень близко граничили со смертельным отравлением, приводили к выпадению волос и другим неприятным последствиям.

И действительно, ведь к моменту начала исследований не было рабочего метода лечения сифилиса и эти исследования можно считать неэтичными лишь из-за обмана и молчаливого наблюдения за "естественным" ходом болезни!

Вы наверное подумаете. - "А что, собственно, тут плохого? Лекарства от сифилиса тогда ещё не существовало; какую-никакую помощь они получали; все равно у этих людей шансов на медицинскую помощь было немного, потому лучше уж так!"

Но поворотным моментом в этом исследовании стало открытие пенициллина. Именно с этой точки исследования стали полностью бесчеловечными. С середины сороковых годов лечение сифилиса пенициллином стало обычной практикой в медицине. Но не для испытуемых в Таскиги.

40 лет людей обманом не допускали до реального лечения, попутно изучая естественное протекание болезни, в то время как во всем остальном мире сифилис лечили и лечили довольно успешно. Люди болели десятилетиями, проходили все стадии развития болезни от начальной до позднего нейросифилиса, когда у больных наблюдается спутанность сознания и провалы в памяти вплоть до самой смерти.

В итоге на момент окончания исследований в живых осталось лишь 74 человека, 28 умерли от сифилиса, еще 100 от всевозможных осложнений. Было заражено 40 их жён, и 19 детей родились с врождённым сифилисом.

Вообще, цифры по выжившим и погибшим немного разнятся. Возможно это из-за того, что к 1963 году большинство испытуемых получали медицинскую помощь в других медучреждениях. Осложняет оценку еще и тот факт, что исследования длились 40 лет - за такой срок люди могут умереть и по другим причинам.

Начиная с 1965 года на исследования в Таскиги начали обращать внимание другие, более гуманно настроенные, сотрудники общественного здравоохранения. Сначала на неэтичность исследований обратил внимание молодой врач Ирвин Шац. Он написал письмо непосредственно авторам исследований, но был проигнорирован. Затем в 1966 году уже другой врач - Питер Бакстун - направил письмо директору национального венерического отделения, выразив свою озабоченность по поводу этичности проведения таких экспериментов.

Но центр по контролю заболеваний (ЦКЗ), который к тому времени курировал исследования, не принял возражений Бакстуна и постановил, что прекращать исследования до их "полного завершения" не имеет смысла и "все, мол, у нас с этической стороной вопроса хорошо, отвалите от нас, это нужно для науки".

Под "полным завершением эксперимента" предполагалась смерть всех его участников и последующее вскрытие и изучение. Более того, на сторону ЦКЗ в том числе встала американская медицинская ассоциация, что позволило еще целых шесть лет игнорировать данную проблему. И лишь в 1972 году Питеру Бакстуну все же удалось попасть в крупные газеты и придать огласке неэтичность данных исследований. 25 июля 1972 года об эксперименте была опубликована статья в "Вашингтон Стар", а следом и в "Нью-Йорк таймс". После такой общественной огласки и шумихи, которую подняли СМИ, было решено прекратить исследования. Также в рамках судебных разбирательств жертвам исследований и их семьям было выплачено 10 миллионов долларов.

В 1974 году в конгрессе приняли закон о национальных исследованиях, была создана комиссия по изучению и написанию правил, регулирующих исследования с участием людей. В министерстве здравоохранения и социальных служб США было создано управление по защите прав человека, целью которых было наблюдение за клиническими испытаниями. Сегодня исследования с участием людей требуют соблюдения очень многих правил, в том числе информированное согласие, сообщение диагноза и полное информирование о результатах исследования.

Этот прецедент полностью изменил в США подход к исследованиям и перевернул морально-этические представления ученых, заставив пересмотреть целую кучу правил и разработать более гуманные условия проведения экспериментов над людьми. Это был такой своеобразный "бум" медицинской отрасли, своеобразная революция в медицинской этике и, конечно же, в борьбе чернокожих с расовой дискриминацией, т.к одной из причин проведения таких исследований были и расистские воззрения, которые на момент начала исследований были очень популярны в США.

Как говорил глава отдела венерических заболеваний Департамента общественного здравоохранения США доктор Джон Хеллер:

«Статус этих людей не должен вызывать этические дебаты. Они были предметами, а не больными, клиническим материалом, а не пациентами».

Эти исследования сыграли огромную роль в формировании предрассудков и недоверия у чернокожего населения к врачам и официальной медицине. Также они значительно повлияли на формирование мифа о ВИЧ-инфекции, ведь этот миф зародился именно среди чернокожих, они верили, что государство специально заражает их СПИДом, чтобы сократить численность их населения.

Вот так в США, в стране, которая боролась с фашизмом, стали возможны такие неприятные и неэтичные исследования. А вот как и почему они стали возможны именно в США? Об этом я расскажу в следующем ролике(статье). Выйдет он(она) через пару дней. А пока вторая часть видео доступна только на патреоне.

Вот так в США, в стране, которая боролась с фашизмом, стали возможны такие неприятные и неэтичные исследования.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров