«Испанцы уничтожили великую цивилизацию»: как империя инков пала от рук конкистадоров

, Прошлое  •  299



26 июля 1533 года испанские конкистадоры под руководством Франсиско Писарро казнили правителя инков Атауальпу, несмотря на уплаченный за него выкуп. И хотя инки ещё несколько десятилетий сопротивлялись иноземным захватчикам, преимущество получили испанцы, обладавшие огнестрельным оружием. В результате одна из наиболее развитых цивилизаций своего времени пала под натиском интервентов. Эксперты расценивают агрессивную политику Мадрида в Южной Америке как одно из наиболее масштабных преступлений европейских колонизаторов.

Империя инков

Возникновение производящего хозяйства в Южной Америке пока изучено недостаточно, однако учёные предполагают, что уже около 10 тыс. лет назад жители западной части континента начали осваивать земледелие. Начиная с I тысячелетия до н. э. в Андской области стали одна за другой возникать развитые земледельческие цивилизации. Одна из них — это Наска, прославившаяся на весь мир гигантскими изображениями на земле, которые видны только с воздуха: об их назначении активно спорят учёные и уфологи.

Примерно в XII веке нашей эры на берегах озера Титикака (на границе современных Боливии и Перу) возникло политическое образование во главе с правителем, носившим титул инки. Легендарный первый руководитель этого государства по имени Манко Капак якобы основал город Куско, которому суждено было стать столицей великой империи.

На протяжении двух-трёх веков народ инков, получивший со временем такое название в честь своих правителей, жил на относительно ограниченных горных территориях. Однако примерно в XV веке инки создали регулярную армию, начали масштабную экспансию на земли соседних народов и всего за несколько десятилетий значительно расширили границы своего государства.

Мачу-Пикчу © Harald von Radebrecht/http://imagebroker.com/#/search/ globallookpress.com

Во главе присоединённых племён становились «чиновники» инков, а жителей наиболее непокорных населённых пунктов переселяли на новое место, где они очень быстро теряли повстанческий потенциал. При этом во внутриполитические и особенно религиозные вопросы покорённых народов инки старались не вмешиваться, заставляя вновь прибывших платить налоги и признать общеимперский культ солнца — Инти.

Империя инков в итоге заняла территории современных Боливии, Перу и Эквадора, а также части Аргентины, Колумбии и Чили. Население страны, по некоторым данным, составляло до 12 млн человек. Это было одно из крупнейших государств своего времени. Сами инки называли свою империю Тауантинсуйу — «четыре объединённые провинции».

Всё государство пронизывала сеть прекрасных дорог, общая протяжённость которых составляла от 15 до 25 тыс. километров. Вдоль дорог располагались 5—7 тыс. почтовых станций, между которыми сообщения бегом доставляли более 10 тыс. специальных служащих.

Инки получили в наследство от более ранних цивилизаций и развили сложнейшую систему счёта — так называемое узелковое письмо кипу. Согласно предположениям некоторых учёных, у них могла существовать и своя система идеографической письменности, но на каком-то этапе от неё, судя по всему, отказались. Из всех американских народов у инков была наиболее развита металлургия. Помимо меди, серебра и золота, они имели опыт работы с бронзой. Кроме того, у них существовали сложная система ирригации и водопровод. Были развиты математика, астрономия, архитектура и медицина. При лечении инфекционных заболеваний инки использовали плесень — предшественницу пенициллина.

Кипу инков © Wikimedia Commons

Благодаря тому, что власти строго следили за соблюдением законности, в обществе инков, в отличие от испанских конкистадоров, были сведены к минимуму преступления и посягательства на общественную мораль.

В государстве инков практически не развивалась рыночная модель торгово-экономических отношений. Драгоценные металлы были не столько индикатором богатства, сколько демонстрацией статуса и служили для создания произведений искусства. При этом по всей стране существовала сложная система централизованного распределения материальных благ и исполнения обязанностей перед государством. Некоторые историки называют Тауантинсуйу прообразом модели социалистического общества.

Атауальпа и испанские «гости»

После захвата и разграбления в 1521 году Эрнаном Кортесом империи ацтеков Новый Свет не давал покоя испанским авантюристам. До них доходили слухи, что к югу от Мексики располагаются другие богатые страны. Один из конкистадоров, Франсиско Писарро, совершил ряд экспедиций к берегам Южной Америки и установил, что там находится крупное государство. Однако колониальные власти эта информация не заинтересовала, и Писарро отправился в Испанию, где попал на аудиенцию к королю Карлу V, у которого выторговал себе должности губернатора и наместника, а также звание генерал-капитана. В 1533 году ему было предоставлено официальное право на завоевание новых территорий.

Франсиско Писарро © Mary Evans Picture Library globallookpress.com

В империи инков в этот период было неспокойно.

«В 1525 году неожиданно от какой-то дошедшей до Перу европейской болезни умер правитель Уайна Капак. Он не успел назначить наследника. В результате появились двое претендентов», — рассказал в интервью RT доктор исторических наук, заведующий отделом Америки Музея антропологии и этнографии РАН Юрий Берёзкин.

Судя по дошедшим до наших дней испанским свидетельствам, формально законным наследником считался сын Уайны Капака Уаскар. Однако против него восстал Атауальпа — его брат, пользовавшийся значительной популярностью в войсках. Согласно некоторым свидетельствам, Уайна Капак сам хотел поделить империю между двумя любимыми сыновьями, но не успел.

«Атауальпа отдал приказ убить Уаскара и истребить всех его родственников, что было сделано якобы с использованием самых жутких методов», — отметил Берёзкин.

По словам эксперта, испанцы, которые попали в страну, раздираемую внутренними распрями и страдающую от эпидемий неизвестных болезней, получили шанс на успех, представив себя «борцами с тираном и узурпатором». В своих записях они выставляли Атауальпу в крайне невыгодном свете, что могло быть им на руку.

«Если бы испанцы не появились, Атауальпа сам пришёл бы в Куско, довёл бы резню до логического конца, переписал историю по-своему и стал бы великим правителем великого государства», — полагает Берёзкин.

Атауальпа вполне дружелюбно встретил испанцев в городе Кахамарка. По одной версии, он был уверен в своих силах, а согласно другой, наоборот, опасался пришельцев и стремился не идти с ними на конфликт. В любом случае его воины не ожидали сражения, у некоторых из них даже не было оружия. Однако испанцы встретили индейцев залпом пушек и аркебуз, а потом конница разгромила их ряды. Жертвами бойни стали несколько тысяч индейцев, а сам Атауальпа попал в плен.

По одной из версий, поводом для атаки и захвата правителя в заложники послужило то, что сопровождавший отряд Писарро священник попросил Атауальпу послушать, что говорит книга, находившаяся у него в руках, — Библия или молитвенник. Однако правитель не понял, чего от него хотят, и, убедившись, что книга не издаёт никаких звуков, бросил её на землю.

Испанцы предложили Атауальпе заплатить выкуп, и он согласился заполнить комнату, в которой находился, золотом, а соседнюю — серебром. Индейцы собирали драгоценности три месяца, а испанцы переплавляли их в слитки. Однако Писарро не выполнил своё обещание. Обвинив Атауальпу в измене, испанцы решили его казнить и предложили выбор между костром — в том случае, если он останется язычником, — и удушением гарротой, если он примет христианство. Согласно верованиям инков, тело было необходимо и в загробной жизни, поэтому Атауальпа выбрал крещение и гарроту. 26 июля 1533 года он был казнён. Писарро за такое решение ожесточённо раскритиковали его компаньоны, поскольку по испанским законам судить иностранных правителей мог только король.

Закат империи

После смерти Атауальпы испанцы назначили правителем инков лояльного к ним третьего сына Уайны Капака — Тупака Уальпу. Однако он умер то ли из-за болезни, то ли из-за отравления сподвижниками Атауальпы. Новым правителем стал Манко Инка Юпанки, который сначала поверил в искренность испанцев и выразил готовность сотрудничать с ними, но, столкнувшись с их произволом, грабежами и насилием, разочаровался в заморских гостях. Последней каплей, переполнившей чашу его терпения, стало требование Гонсало Писарро отдать ему в жёны сестру (и, согласно инкским династическим требованиям, одновременно супругу) правителя. Манко попытался сбежать из Куско, но был схвачен, закован в кандалы и подвергнут публичным унижениям. Его избивали и держали на улице на цепи, как собаку. Однако воспользовавшись ссорами между своими надзирателями, он смог освободиться, бежать и поднять восстание. Война шла с переменным успехом, но фортуна чаще оказывалась на стороне испанцев.

© Хуан Лепиани. Тринадцать воспетых славой

В это время часть конкистадоров, разъярённых притеснениями со стороны Франсиско Писарро, закололи своего вождя и бежали к инкам. Они воспользовались гостеприимством индейцев и прожили среди них около трёх лет. А затем решили вернуться к своим соотечественникам и, чтобы выслужиться перед властями, убить Манко. Их подслушала местная девушка, однако Манко Инка Юпанки не поверил в вероломство своих друзей и в конце концов был заколот.

В 1572 году испанцы захватили и казнили последнего официального правителя инков — Тупака Амару. Империя прекратила своё существование. В XVIII веке потомок инкских правителей, известный под именем Тупак Амару II, поднял восстание против испанского владычества, но оно не увенчалось успехом. Бывшая территория империи инков освободилась от власти испанской короны только в XIX столетии — в ходе восстания под руководством Симона Боливара.

«Мы обнаружили эти государства в очень хорошем состоянии, и упомянутые инки управляли ими так мудро, что среди них не было ни воров, ни порочных мужчин, ни неверных жён, ни распутных женщин, ни безнравственных людей. У мужчин были честные и полезные профессии. Земли, леса, шахты, пастбища, дома и все продукты труда были распределены таким образом, что каждый знал свою собственность, — ни один человек не претендовал на неё и не пытался захватить её, местные законы не поощряли это... Причина, которая обязывает меня об этом писать, — очищение моей совести, поскольку я чувствую себя виновным. Мы уничтожили всё это своим плохим примером — народ, который имел такое правительство и был счастливой нацией. Они не знали преступлений или казней — как мужчины, так и женщины. Индеец, имеющий на 100 тыс. песо золота или серебра в своём доме, мог держать его открытым, оставив маленькую палочку напротив двери, которая говорила о том, что он был хозяином этого имущества. Если он сделал это, по их традиции никто ничего не мог взять там. Тогда они увидели, что мы вешаем на двери замки и закрываем их на ключ, — они решили, что мы боимся, что они могут убить нас, но они не верили, что кто-нибудь может украсть имущество другого. Когда они обнаружили воров среди нас и людей, которые пытались соблазнить их дочерей, они стали презирать нас», — писал об империи инков в 1589 году один из последних оставшихся в живых конкистадоров, дон Манцио Серра де Легуисамо.

По словам генерального директора Латиноамериканского культурного центра имени Уго Чавеса Егора Лидовского, государство инков было построено на справедливости и доверии.

«Испанцы захватили и уничтожили великую цивилизацию, о которой мы теперь знаем очень мало. Они ломали, сжигали и переправляли произведения инкского искусства, принуждали их забывать свои корни, свою культуру. Это было одним из отвратительнейших преступлений европейских колонизаторов», — резюмировал эксперт.

Святослав Князев

Изображение: Джон Эверетт Милле. Писарро берёт в плен перуанских инков. 1846. На картине изображены Франсиско Писарро и его пленник, правитель инков Атауальпа globallookpress.com

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров