«Горбатый»: кошмар для ЦРУ

, Прошлое  •  536



Как перебежчик Голицын развалил работу контрразведок США, Англии, Канады и Франции.

55 лет назад, в декабре 1961 года, в столице Финляндии произошло ЧП: на пороге дома местного резидента Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США Фрэнка Фрайберга появился перебежчик — атташе советского посольства в Хельсинки майор КГБ Анатолий Голицын. Сбежал он вместе со своей семьей — женой и дочерью. Оказавшись перед Фрайбергом, он представился, сказал, что у него есть для американской спецслужбы весьма ценная информация, и попросил политического убежища…

Первым делом — нелегалы

Ошарашенный Фрайберг судорожно соображал… Провокация? Удача? Проверка коллег? Впрочем, очень скоро выяснилось, что это, действительно, тот самый Голицын, разработку которого ЦРУ начало еще в 1954 году в столице Австрии Вене, где офицер КГБ проходил службу по линии контрразведки при советском посольстве. Но тогда вербовочный подход к нему осуществить просто не успели — Голицына очень быстро отозвали в Москву. И вот он сам пришел, готовый служить своим новым хозяевам. Причем, заявил, что очень боится своих бывших коллег, которые уже начали на него охоту. Беспокойство перебежчика передалось и резиденту, и очень скоро предателя с семьей под вымышленной фамилией Стоун вывезли окольными путями, через Стокгольм и Франкфурт, в США.

Оказавшись вне досягаемости КГБ, Джон Стоун (такое новое имя ему дали американцы — Иван Камень), Голицын первым делом сдал своих бывших коллег — имена и фамилии всех сотрудников, находящихся под прикрытием и без такового в Финляндии. А потом случилось невероятное — ему удалось убедить офицеров ЦРУ в том, что нелегалы КГБ проникли во все сферы европейского истеблишмента. Дальше — больше: Голицын на полном серьезе утверждал, что вся политическая элита США погрязла в связях с советской разведкой. Якобы практически все представители правящих кругов Америки являются агентами КГБ.

И все эти «откровения» легли на благодатную почву антисоветской истерии: всего год назад Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила американского летчика Пауэрса, самолет-разведчик которого был сбит над Свердловском, к 10 годам лишения свободы. Да и у Кеннеди отношения с Хрущевым, как известно, не заладились. Но главным было то, как Голицын вел себя с новыми работодателями. У сотрудников ЦРУ в разговорах с ним создавалось полное ощущение того, что Голицын — суперважный агент, который обладает огромным массивом информации. Он обвинял всех и вся. И, в конце концов, попросил 15 миллионов долларов на собственную контрразведывательную службу по борьбе с «кротами КГБ». А для себя лично — побольше денег, и в будущем хорошую пенсию. Сам же он донимал постоянными претензиями американскую сторону, обижаясь на то, что его не воспринимают всерьез — а ведь он, дескать, жизнью рисковал…

Покровительство «бешеного пса» ЦРУ

Таких больших денег ему, конечно, не дали, но встречу с братом президента Робертом Кеннеди, на тот момент министром юстиции, а также директором ЦРУ Джоном Маккоуэном организовали. И Голицын так смог заморочить головы высокопоставленным чиновникам, что те остались в полной уверенности, что Джон Стоун, действительно, является ценнейшим источником. Но по-настоящему зеленый свет ему был дан после того, как Голицыну удалось «охмурить» «бешеного пса» ЦРУ — руководителя контрразведывательных операций этой организации Джеймса Энглтона.

А сделал он это с помощью обычного блефа, утверждая, что не только вся верхушка Англии и США является купленной КГБ, но и разведки этих стран работают на СССР. А Энглтону ничего больше и не надо было, ведь он подозревал в измене абсолютно всех своих коллег. И чем больше пустых обвинений выдавал на гора Голицын, тем меньше он был интересен «советскому» отделу ЦРУ, в распоряжении которого находился. И в то время, как ФБР и Пентагон махнули на не в меру болтливого агента рукой, Энглтон ухватился за своего нового «ценного информатора» двумя руками. Началась вакханалия подозрительности, настоящая паранойя: допросы сотрудников ЦРУ, объяснительные записки, увольнения всех, кто был не согласен с таким положением дел…

В подобной ситуации любой контакт американских разведчиков со своими источниками, малейший вербовочный подход к советским гражданам или сотрудникам КГБ вызывал самое пристальное внимание и почти всегда негативную реакцию со стороны «бешеного пса». В конечном итоге, давление на американских разведчиков со стороны главного контрразведчика достигло такого накала, что попросту дезорганизовало всю работу советского отдела — началась глобальная «чистка» «славян», как их в шутку называли в ЦРУ. Отдел, некогда мощная оперативная служба, влачил жалкое существование.

В это время слава о «великом агенте» долетела до Туманного Альбиона. И Голицына пригласили в МИ-5 (контрразведку) для того, чтобы он помог разоблачению «кротов», засевших в британских спецслужбах.

К тому времени Кембриджская пятерка уже потерпела крах, а сам Ким Филби с января 1963 года находился в СССР. И весной того же года Голицын с благодарностью принял приглашение англичан. А прибыв на острова, он первым делом обвинил во всех бедах британцев… Гарольда Вильсона, лидера лейбористской партии. Якобы, именно этот политик сплел в Лондоне целую шпионскую сеть из агентов влияния КГБ. И несмотря на то, что Вильсон все-таки был избран премьер-министром Великобритании, Голицын, в конце концов, устроил на него такую охоту, что уже после избрания на второй срок политик вынужден был уйти в отставку из-за давления, оказываемого на него СМИ и недоброжелателями. Огромную роль в этом сыграл все тот же «суперагент» Джон Стоун.

Предатель или двойной агент?

А что же настоящие шпионы? Да ничего. Перебрав массу сверсекретных дел из архива МИ-5 (а это тысячи томов), Голицын не сказал ничего внятного и не указал твердо ни на одну из фамилий сотрудников британской контрразведки, которые могли бы быть причастны к сотрудничеству с КГБ. Но вновь, так же, как и в США, посеял семена недоверия и подозрительности в рядах доблестной контрразведки, дезорганизовав всю ее работу. Более того, в шпионы Голицын записал… директора МИ-5, его заместителя и еще полторы сотни сотрудников британской «конторы». И при этом исправно получал за свою «разоблачительную» работу до 30.000 фунтов стерлингов каждый месяц. «Горбатый», как Голицына называли коллеги по КГБ за то, что ничего не умел делать профессионально, на западе чувствовал себя настоящим королем.

Но через несколько месяцев Джеймс Энглтон, соскучившись по своему «верному информатору», вернул под свое крыло «ценного» сотрудника довольно оригинальным способом — инспирировав публикацию в британских СМИ о некоем Далницком — перебежчике из СССР. Голицын, панически боявшийся мести со стороны своих бывших коллег, ни минуты не мешкая, вылетел в США. И вместе с Энглтоном они свалили еще одного глубоко окопавшегося «шпиона» — на этот раз в Канаде. «Кротом» там оказался сам начальник канадской службы контрразведки CSIS Лесли Беннет. Под подозрение попали и некоторые его ближайшие сотрудники. Это вполне предсказуемо привело к ухудшению отношений между североамериканскими партнерами.

А вскоре очередь дошла и до Франции, контрразведчиков которой Голицын обвинил в бездействии, а правящую верхушку — в «сливе» русским стратегических секретов НАТО, касающихся, в том числе, и расположения американских военных баз, но главное (о, ужас!) — в утечке из французского правительства информации об американской ядерной программе. Понятно, что такое обвинение проигнорировать было нельзя. Руководство спецслужб Пятой республики охватила паника. В США срочно была отправлена целая делегация французской службы контрразведки СДЕСЕ, которая несколько месяцев накачивала Голицына информацией из личных дел французских дипломатов, членов правительства, депутатов, военнослужащих, политиков, полицейских чинов, сотрудников Сюрте, контрразведчиков…

Члены СДЕСЕ просили указать на тех, кто связан с КГБ. В результате, Голицын и указал на… руководителей самой СДЕСЕ, если не считать сотен других фигурантов, которых он походя записал в «шпионы». Начались массовые перестановки и увольнения. Дошло до взаимных претензий, подозрений и обид между спецслужбами и политиками двух стран. Неизвестно, повлияло ли это как-то на решение Шарля де Голля, но в 1966 году Франция вышла из НАТО.

Кто вы, мистер Стоун?

Было бы наивно думать, что в ЦРУ служат одни дураки. Трезвые головы уже давно высказывали мысль о том, что Голицын — очередной джокер КГБ, специально направленный в США, чтобы дезорганизовать работу американских спецслужб. Но всякий раз, когда доходило до подобных разговоров, на защиту своего протеже бросался «бешеный пес» ЦРУ Энглтон. Однако, всему приходит конец: в самом конце 1975 года главный контрразведчик вынужден был уйти в отставку. А с ним тихо ушел и Голицын, переключившись на литературную деятельность.

Но со временем выяснились некоторые любопытные детали. Например, по прибытию перебежчика в Америку его обследовал главный психолог ЦРУ и вынес ему диагноз: параноидальная личность с паталогическими проявлениями. Но «бешеный пес» сделал все, чтобы об этом никто не узнал, иначе грош цена была бы всем заявлениям Голицына. Сам же верил ему безоговорочно. И эта вера сыграла с ЦРУ дурную шутку. Ведь предатель, чувствуя, видимо, что век его, как информатора, может быть недолгим, заверил Энглтона в том, что все, кто после него сбегут из СССР и попросят политического убежища в США, — будут провокаторами и спецагентами КГБ.

В результате, сбежавший в Америку спустя два года после Голицина офицер КГБ Юрий Носенко вместо гонорара за предательство получил четыре года тюрьмы, в течение которых от него добивались признания в том, что он — провокатор и дезинформатор, засланный Москвой. Так что предателя из него не получилось.

Так кто же Анатолий Голицын: перебежчик или хорошо законспирированный агент КГБ, парализовавший работу контрразведок нескольких стран? Параноик или чекист, умело пресекший попытку предательства со стороны Носенко? Упущение ли это нашей разведки или прекрасно спланированная многоходовка? В пользу последней версии говорит тот факт, что сбежавший в том же году на запад Петр Дерябин порекомендовал сотрудникам ЦРУ обратить внимание на своего бывшего коллегу — Голицына. И тут, как по заказу, через некоторое время появляется перед цэрэушниками уже сам Джон Стоун. Что это — совпадение? И как совместить его желание помочь ЦРУ (на словах) с реальным уроном, который Голицын нанес спецслужбам запада? Боюсь, этого мы не узнаем никогда.

И хотя в СССР Голицыну заочно вынесен смертный приговор, многие бывшие сотрудники КГБ уверены в том, что для разведки и контрразведки своей страны он сделал столько, что ему впору памятник ставить. Впрочем, насчет памятника неизвестно. А вот что в самых потайных архивных папках до сих пор может храниться досье на сверхзасекреченного агента Анатолия Голицына — вполне может быть.

Виталий Карюков

Изображение  заголовка: Руководитель контрразведывательных операций (1954−1975) Джеймс Энглтон

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров