Французская бойня

, Прошлое  •  146


Эдуар Деба-Понсан. Утро у ворот Лувра. Коллекция Музея Роже-Кийо. На картине изображена Екатерина Медичи (в чёрном) в сопровождении свиты, бесстрастно разглядывающая тела жертв массового убийства гугенотов-протестантов на следующее утро после Варфоломеевской ночи

450 лет назад в Париже началась массовая расправа католиков над протестантами-гугенотами – Варфоломеевская ночь. Она привела к новой серии гражданской войны во Франции.

Реформация во Франции

Реформация начала своё наступление во Франции в 20-х годах XVI века. Но в стране была сильная королевская власть, держава была единой, католическая церковь во Франции была сравнительно независима от Рима. Король и дворянство были удовлетворены положением местной церкви. Это первоначально позволило избежать больших потрясений.

Так, в 1516 году между королём Франциском I и Римом был заключён Болонский конкордат. Папа согласился с тем, что король выбирал кандидатов на высшие церковные должности во Франции, а Рим их только утверждал. Также монарх имел право брать доходы церкви в свою пользу. Тогда церковь была крупнейшим землевладельцем Франции. В других странах этот мотив побуждал монархов, князей, дворян, горожан и крестьян к тому, чтобы провести секуляризацию, изъятие земель и доходов церкви в свою пользу, сделать церковь «бедной». Также папа позволил французскому королю самому назначать высшее духовенство. В результате церковь во Франции стала государственным учреждением. Прелаты церкви назначались из представителей аристократии и дворянства. Церковь была опорой королевской власти.

Кроме того, французское крестьянство было тогда в целом удовлетворено реформами XV–XVI вв. Поэтому крестьянство, в отличие, к примеру, от Германии, было равнодушно к идеям Реформации. Поэтому протестантизм во Франции не имел широкой социальной базы. За реформу церкви выступали отдельные аристократы, дворяне, представители интеллигенции, буржуазии в крупных торговых городах. До середины 1540-х годов протестантские общины были небольшими: так в Париже было всего 300–400 человек.

Королевская власть сначала особо не мешала распространению протестантских идей, не видела в них угрозы. Король Франциск из политических побуждений поддерживал протестантских князей в Германии, чтобы навредить Габсбургам.

Франсуа Дюбуа. Варфоломеевская ночь

Борьба с «еретической заразой»

Само слово гугенот («собрат, союзник») употреблялось католиками как насмешка и происходило от «гуго» – пренебрежительного прозвища швейцарцев во Франции. Но затем, когда Реформация стала распространяться во Франции, оно прижилось и среди самих французских протестантов.

1534 году сторонник Реформации Антуан Маркур, в связи с арестами нескольких протестантов, выступил с резкими тезисами. Он обвинял папу и всю католическую церковь в обмане, идолопоклонстве и богохульстве. Церковь занималась всякими пустяками вроде колокольного звона, пения, пустых церемоний, бормотания молитв и прочим «колдовством». Церковники «красиво жили», пьянствовали и развратничали, и всё за счёт народа.

Эта критика вызвала резкий ответ французских католиков. Начались массовые аресты и казни протестантов. Король в 1535 году прошёл в покаянной процессии, завершившейся показательной казнью нескольких гугенотов. Был указ об искоренении «еретической заразы». Доносчиков поощряли, укрывателей гугенотов стали карать. Еретиков, как во время «охоты на ведьм», стали отправлять на костер. Последовал указ, который приравнял лютеранскую «ересь» к оскорблению монарха.

Франциск I приказал конфисковать все протестантские сочинения, поставил под контроль книгопечатание и запретил протестантам под угрозой смертной казни устраивать своё богослужение. Началось сближение Франции с Ватиканом. Либеральное отношение к протестантам во Франции уходит в прошлое. В результате Реформация во Франции выдавливается в подполье. Её лидеры бегут из страны.

Распространение кальвинизма и новые репрессии

В 1540–1550-е годы во Французском королевстве распространяются идеи Кальвина, которые были близки нарождающейся буржуазии. Богатым горожанам нравилась идея об абсолютном предопределении. По этому учению бог ещё до сотворения мира предопределил одних людей к «спасению», других – к погибели, одних – к раю, других – к аду, и этот приговор бога абсолютно неизменен. Материальная «успешность» человека показывает его «избранность».

Также буржуазии нравилась идея «дешёвой» церкви. При этом кальвинизм сохранял нетерпимость западной церкви к «еретикам», «язычникам». Поэтому протестанты голландцы и англичане устраивали в своих колониях ещё более жесткие режимы в отношении туземцев и рабов, чем, к примеру, католики-испанцы (которые также не отличались гуманностью).

В результате идеи Реформации находят больше сторонников во Франции, чем раньше. Ряды протестантов пополняют дворяне и представители низшего разночинного духовенства, которые не имели никаких шансов сделать карьеру, когда все высшие посты были заняты представителями аристократии. Кальвинисты имели крепкие организации во главе со старейшинами (пресвитерами) и проповедниками. Их возглавляли «избранные», знатные и богатые люди. Это позволяло успешно противостоять другим ответвлениям протестантизма и католикам.

Правительство короля Генриха II (правил с 1547 по 1559 год) всячески стремилось подавить Реформацию. В октябре 1547 года при парламенте была создана т. н. «Огненная палата», которая вела дела по делам ереси. За 3 года работы палата осудила около 600 протестантов, многих из них – на сожжение. Правда, большинство приговорённых было из среды низшего духовенства и ремесленников. Франция была страной злоупотреблений, казнокрадства и коррупции. Дворяне и богатые буржуа имели средства и влияние, чтобы откупиться, замять дело, либо сбежать за границу.

Генрих II в 1555 году издал эдикт, которым грозил кальвинистам смертью на костре. В 1559 году король Франциск II (правил в 1559–1560 гг.) учредил огненные палаты при всех французских парламентах (парижском и провинциальных). Дома, которые служили местом собрания протестантов, должны были разрушаться, а за участие в тайных сходках назначалась смертная казнь.

Жозеф-Бенуа Сюве. Убийство Колиньи в Варфоломеевскую ночь

Раскол страны

В отличие от Германии, где главной движущей силой Реформации стало крестьянство, Нидерландов и Англии, где в революционном движении преобладала буржуазия и «новое дворянство», во Франции борьбу начало дворянство. Французская буржуазия в массе своей была за короля и церковь, либо сохранила нейтралитет. Французское дворянство, в сущности, мечтало вернуться в прошлое. Крупные феодалы желали разрушить сильную королевскую власть, разделить державу на самостоятельные государственные образования под номинальной властью короля. Дворяне желали разделить церковные земли, получить новые источники доходов.

Оплотом гугенотов стала Южная Франция, которая позже всех вошла в состав единого централизованного государства и раньше была центром различных ересей и мятежей (к примеру, Альбигойские войны начала XIII столетия). Местные сеньоры помнили о былой самостоятельности. Южные города сохраняли остатки былой автономии и не хотели укрепления центральной власти (в частности, выступали против размещения королевских гарнизонов), которое сопровождалось ростом налогов. Наиболее известные центры – это Ла-Рошель, Ним, Монтобан и Монпелье.

Верность королю сохраняло дворянство севера и северо-востока Франции, чиновничество и горожане северных городов, особенно Парижа. Столица сыграла особую роль в религиозной войне. Это был по тем временам огромный город с 300–500-тысячным населением. Парижане выступали с лозунгом: «единый бог, единый король, единая вера, единый закон». Париж получил слишком много преимуществ от сильной королевской власти и объединения страны, чтобы поддерживать Реформацию. Большая часть крестьянства также поддерживала короля, церковь. Мелкое крестьянское хозяйство не было ограблено, как в Германии, или разрушено, как в Англии (огораживание). Также крестьяне видели в феодалах-мятежниках врагов, которые стремились вернуть страну в эпоху смут, феодальных войн, усобиц, внешних вторжений, поддержанных местными крупными феодалами.

Юный король Франциск II ничего не понимал в государственных делах, поэтому политику контролировала его жена Мария Шотландская и герцоги Гизы. Франсуа Гиз возглавил армию, кардинал Шарль де Гиз взял в руки гражданское управление. Гизы привлекли на свою сторону мать короля Екатерину Медичи, но оттерли от власти любимца покойного короля Генриха II коннетабля Монморанси и его родственников адмирала Колиньи и двух его братьев, а также постарались отделаться от ближайших родственников королевского дома, Бурбонов.

Это привело к созданию двух политических группировок. Принцы крови (Антуан де Бурбон и его брат Людовик Конде) и вельможи сформировали единый фронт против Гизов. Старший представитель Бурбонов Антуан по браку с королевой Наваррской стал королем малого государства на границе Франции и Испании. Его жена была фанатичной протестанткой, обиженный принц также стал склоняться к кальвинизму. В результате Наварра стала центром политической и религиозной оппозиции.

Повод к гражданской войне

В это время Франция заключила мир с Испанией. Большая часть армии была демобилизована. Офицеры и солдаты остались без дела и заработка. Многие из них были южанами и составили ядро мятежа. Кальвинистские священники объявили, что пора восстать против «узурпаторов» Гизов. Заговор возглавил Конде. Заговорщики планировали устранить Гизов, созвать Генеральные штаты и обеспечить права дома Бурбонов и гугенотов. Они наделись удачным нападением захватить короля и действовать его именем. А если Франциск будет упорствовать, то низложить и его. Заговор получил название Амбуазского, так как королевский двор тогда находился в замке Амбуаз.

О заговоре, в который вовлекли большое количество людей, конечно, узнали Гизы. Они пригласили Колиньи, тот предложил издать примирительный закон. Эдикт от 8 марта 1560 года приостановил гонения за религию и обещал амнистию всем, кроме заговорщиков и кальвинистских проповедников. Политические вожди гугенотов отказались от мятежа.

Но дворяне-заговорщики решились на восстание. Их лидерами были Жан дю Барри и Ла Реноди. 17 марта 1560 года мятежники во главе с Ла Реноди все-таки попытались штурмовать замок. Мятежников разгромили. Всех арестованных казнили без суда и следствия. Заговорщиков четвертовали, вешали на виселицах, стенах Амбуазского замка и топили в Луаре. Некоторых растерзала толпа. Всего в присутствии короля и королевы было казнено 1 200–1 500 человек. Однако, чтобы снизить недовольство общества, в мае 1560 года были ликвидированы огненные палаты.

Антуана де Бурбона и Конде арестовали и предали суду. Принца де Конде приговорили к смерти. Его спасла неожиданная смерть короля – он скончался от гангрены в декабре 1560 года. Так как он не имел детей, на престол вступил его 10-летний брат Карл IX, а опекуном стал король Наварры Антуан. Екатерина Медичи смогла заставить Антуана отказаться от права опекунства, но приблизила к себе, чтобы создать противовес могущественным Гизам.

В 1560 и 1561 году созывались Генеральные штаты, но они не смогли вернуть мир в стране. В январе 1562 года правительство издало «эдикт терпимости». Гугенотам даровали свободу вероисповедования вне городов. Этот эдикт ещё больше озлобил католиков и не удовлетворил протестантов (большая часть гугенотов жила в городах). По стране прокатилась волна погромов и убийств. На севере били и грабили гугенотов, на юге – католиков. Январский эдикт «терпимости» был отменен. Гугеноты захватили Лион, Орлеан, Тулузу и Бурж. Лидеры французских протестантов заключили союз с Англией. Началась гражданская война на религиозной почве: гугенотские войны 1562–1563, 1567–1568 и 1568–1570 годов.

Казни в Амбуазе

Организация резни

Организатором массового убийства в Париже традиционно считаются мать французского короля Карла IX Екатерина Медичи (с подачи итальянских советников, таких как Альбера де Гонди и Лодовико Гонзага) и Генрих де Гиз, герцог Лотарингский. Гиз был организатором и руководителем Католической лиги, весьма влиятельной и многочисленной организации.

Это массовое убийство произошло через шесть дней после свадьбы лидера французских протестантов (гугенотов) короля Наварры Генриха и французский принцессы, королевской сестры Маргариты Валуа (известна как королева Марго). В честь этой свадьбы многие влиятельные и знатные протестанты собрались в Париже. В столицу приехали сотни дворян-протестантов. Они сопровождали короля Генриха Наваррского на брачной церемонии. А город был преимущественно католическим. Брак лидера гугенотов с сестрой короля Карла должен был стать символом мира между французами, принадлежавшими к разным конфессиям. В итоге это событие стало возможностью для Католической лиги уничтожить своих политических противников и ослабить гугенотов.

В этот период один из самых влиятельных вождей гугенотов адмирал Гаспар де Колиньи стал ведущим сановником и советником короля Карла IX. Адмирал входил в Королевский совет и побуждал короля к войне с католической Испанией, чтобы захватить богатые Нидерланды. А союзником Франции должна была выступить Англия. То есть религия религией, а национальные интересы Франции для Колиньи были выше. Лидеры католиков, включая Екатерину Медичи, были недовольны усилением позиций адмирала в окружении короля. Екатерина Медичи была сторонником мира с Испанией. 22 августа 1572 года на Колиньи было совершено нападение. Адмирал был ранен.

После неудачного покушения королева-мать дала разрешение устроить шумиху, чтобы под её прикрытием устранить Колиньи и наиболее влиятельных военных лидеров гугенотов, а также захватить лидеров гугенотской партии – принцев Бурбонского дома – Генриха Наваррского и его двоюродного брата – принца де Конде. Чтобы ночью отличить своих от чужих, католики выделили себя белыми крестами на шляпах. Гугенотов можно было отличить по чёрной одежде, также их дома заранее отметили белыми крестами.

Возможно, что Екатерина не планировала такую масштабную бойню. Однако давняя вражда семейных кланов Колиньи и Гизов и ненависть парижан к «еретикам» и привала к масштабной бойне. Простые люди были недовольны ростом налогов, цен на продовольствие, товары вообще, их раздражала показная роскошь прошедшей свадьбы, и всё это нашло выход в резне.

Бойня

Считается, что сигнал к началу резни прозвучал с колокольни аббатства Сен-Жермен в ночь с 23 на 24 августа 1572 года. Началась кровавая бойня. Город на некоторое время оказался во власти толпы, городского дна. Не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей. Пострадали и католики. Преступники вершили свои тёмные дела. Должники убивали ростовщиков. Грабили и избивали насоливших чем-то соседей или родственников. Обезумевшая толпа убивала просто иностранцев, которым не повезло. Генрих Наваррский и Конде, жившие в Лувре, спаслись тем, что перешли в католичество.

Адмирала Колиньи зарезали у него дома. Маргарита де Валуа в своих «Мемуарах» писала:

«Господин де Гиз направил к дому адмирала немецкого дворянина Бема, который, поднявшись в его комнату, заколол его кинжалом и выбросил из окна к ногам своего господина, герцога де Гиза».

Чернь надругалась над телом видного государственного деятеля Франции: от него отрубали куски, разбрасывая их в толпу, затем он был брошен в воду. Позже тело было выловлено и повешено за ноги на Монфоконе (огромная каменная виселица). Отрубленная голова адмирала была доставлена Екатерине Медичи или Карлу IX, забальзамирована, а потом отправлена в Рим.

Волна насилия прокатилась по Парижу и другим французским городам. Убийства по стране продолжались несколько недель. В столице бойню остановили королевские войска. Началась Четвёртая гугенотская война. В итоге организаторы бойни смогли решить главную задачу: в религиозной и гражданской войне во Франции произошёл коренной переворот. Гугенотам был нанесён сокрушительный удар. Десятки тысяч человек бежали в другие страны. Католичество одержало победу во Франции.

По разным оценкам, только во время этого события было убито от 5 до 30 тыс. человек. Для сравнения: за всё очень длительное царствование Ивана Грозного (был полноправным правителем с 1545 по 1584 год), которого на Западе и наши западники-либералы именуют «кровавым» (Чёрный миф о «кровавом тиране» Иване Грозном), было казнено от 4 до 7 тыс. человек. При этом большая часть приговорённых к высшей мере социальной защиты представляла языком XX столетия «пятую колонну», выступала против централизации и укрепления Русского царства. В Париже и во всей Франции за один день перебили больше людей, чем за всё правление Ивана Васильевича!

Карл Гун. Сцена из Варфоломеевской ночи

Самсонов Александр

Подпишитесь на нас Вконтакте


Рекомендуем почитать

Новости партнеров