Экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы»

, Прошлое  •  245


Российские поисковики продолжают тяжелейшую работу по обнаружению советских подводных лодок, погибших на Балтике во время Великой Отечественной. Однако на этот раз они обнаружили военные корабли врагов – гитлеровских охотников за подводными лодками. Которые сами в итоге отправились на дно. История и этих кораблей, и их поисков заслуживает отдельного рассказа.

Российская «Разведывательно-водолазная команда» уже в течение пятнадцати лет проводит экспедицию «Поклон кораблям Великой Победы». С 2012 года, ежегодно с приближением летнего сезона, участники команды выходят в Балтийское море, осматривая его дно гидролокатором, совершая погружения к «подозрительным» объектам. За это время, благодаря поддержке Фонда президентских грантов, найдено уже несколько десятков погибших советских кораблей, больше члены их экипажей не считаются «пропавшими без вести».

Сопутствующие находки

В частности, поисковики второй год разыскивают подводную лодку М-96. Одним из первых ее командиров был знаменитый Александр Маринеско, а 1944-й субмарина встретила уже под командой капитан-лейтенанта Николая Ивановича Карташова. Это последняя советская подлодка в списке пропавших без вести, предположительно, в территориальных водах современной России – и до сих пор еще остающаяся не найденной. После ее обнаружения можно будет сказать, что подводная война в российских водах завершилась окончательно.

Задача обнаружить погибшую лодку – нелегкая. Подлодки серии «М» («Малютки») носили такое название недаром. Искать в Финском заливе «малютку» длиною всего 45 метров – сродни розыску иголки в стоге сена. В течение лета 2019 года «Разведывательно-водолазная команда» проверила курс лодки от острова Лавенсари (ныне о. Мощный; тогда передовая база подводных сил КБФ) до окончания минных линий заграждения «Зееигель» (Seeiegel, «Морской еж»), находящихся севернее острова Большой Тютерс. Минные линии проверялись многократно, но лодку обнаружить на них так и не удалось. В нынешнем же сезоне поисковики решили проверить версию гибели М-96 на минных полях, расположенных южнее острова Большой Тютерс, непосредственно перед районом ее патрулирования.

Тем более, что научный консультант экспедиции, историк Мирослав Морозов обнаружил в немецких архивах информацию о том, что одна из трех дежуривших в тот момент в Нарвском заливе немецких подводных лодок занесла в свой вахтенный журнал информацию об отдаленных взрывах мин, по времени совпадающих с переходом на позицию М-96. За десять дней участники экспедиции просканировали посредством гидролокационного комплекса «Неман 100», предоставленного Научно-исследовательским институтом приборостроения имени Тихомирова, акваторию Финского залива на площади 195 квадратных километров. При этом работать пришлось в сложных метеоусловиях – погода на Балтике в начале июня оказалась очень нестабильна.

Вопреки непогоде удалось проверить все бывшие минные поля, через которые могла проходить М-96 на своем курсе (за исключением двухмильной зоны вдоль границы с Эстонией, закрытой для плавания), но лодка так и не была обнаружена. Поисковики запланировали вернуться и расширить район поиска М-96 на минных линиях заграждения «Зееигель». Здесь их ожидала находка – но не та, на которую они рассчитывали.

Вместо субмарины экспедиция нашла места гибели четырех немецких кораблей из 12-й флотилии охотников за подлодками. В 1942 году данное соединение в числе прочих обеспечивало охрану Гогландского противолодочного рубежа – того самого минного заграждения «Морской еж», которое почти полностью перекрывало Финский залив и являлось одним из наиболее крепких звеньев блокадного кольца вокруг Ленинграда. Именно «Морской еж» унес особенно много жизней советских подводников.

Участники экспедиции последовательно обнаружили в районе острова Малый Тютерс четыре проржавевших корабельных корпуса почти восьмидесятилетней давности. Обследование показало, что это остатки германских морских охотников за подводными лодками. Немецкие корабли попадались «Разведывательно-водолазной команде» и раньше, однако в таком количестве и в одном месте – впервые. Благодаря архивной информации сегодня можно реконструировать обстоятельства гибели этих германских кораблей.

Финский залив открывает тайны военного времени

Их бортовые номера – Uj-1204, Uj-1205, Uj-1211 и Uj-1216. «Это четыре бывших морских китобойных судна, переоборудованных немцами в 1941 году в охотники за подводными лодками. Они должны были препятствовать нашим подлодкам форсировать заграждение «Зееигель». В зоне противостояния двух флотов между островами Гогланд и Большой Тютерс остается все меньше безымянных захоронений обеих сторон. Надеемся, что скоро здесь будут найдены все моряки, и война на этом участке закончится», – пояснил руководитель экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» Константин Богданов.

Мирослав Морозов вновь провел кропотливую работу над архивными документами. В итоге удалось установить причины гибели германских «охотников» и выявить дополнительные интересные обстоятельства. Так, раньше считалось, что Uj-1211, затонувший 7 августа, и Uj-1204, погибший 26 октября 1941 года, нарвались на свои же, немецкие дрейфующие мины, сорванные ветром и течением со стационарного якорного заграждения. На деле же обстоятельства гибели Uj-1211 и Uj-1204 оказались несколько другими – на дно их отправило все-таки советское оружие.

«Выяснилось, что они лежат на глубине около семидесяти метров на небольшом расстоянии друг от друга – четко в координатах советского минного поля 19-А, выставленного 15 июля 1941 года заградителем «Урал» и эскадренным миноносцем «Калинин», – отметил Мирослав Морозов. Уничтожение Uj-1211 и Uj-1204 стало существенным успехом, ведь такого рода «охотники» несли большую опасность для советских подлодок.

К слову, эсминец «Калинин» (один из знаменитой дореволюционной серии «Новиков») после упомянутой минной постановки тоже долго не просуществовал. Он затонул 28 августа 1941 года, подорвавшись на мине у острова Мохни в Финском заливе – это произошло во время печально памятного перехода Балтийского флота из Таллина в Кронштадт. Получается, что эсминец отомстил врагу уже через год с лишним после собственной гибели. В августе 2018 года «Калинин» был обнаружен все той же «Разведывательно-водолазной командой». А за два месяца до того, в июне 2018-го, «Разведывательно-водолазная команда» обнаружила и родоначальника серии – эсминец «Новик» («Яков Свердлов»), также погибший во время Таллинского перехода…

Возвращаясь к Uj-1211 и Uj-1204, стоит отметить, что они имеют характерные для подрыва на мине повреждения – оторванные носовые части. «Причиной бесславного финала еще одного немецкого «охотника» стали коварная балтийская погода и немецкий же тральщик М-29. Туманным вечером 1 декабря 1942 года он протаранил Uj-1205, который в течение 30-45 минут пошел ко дну, где пребывает и поныне на глубине около 60 метров», – рассказали поисковики.

Пробоина в районе машинного отделения стала причиной гибели и Uj-1216. Только получена она была, как свидетельствуют документы, в бою с советским торпедным катером № 152 (тип Д-3) под командованием старшего лейтенанта Максима Мироновича Пьянова. Подробности того боя тоже удалось выяснить.

Погибшие субмарины ждут 

Пьянов был командиром 2-го звена 2-го дивизиона 1-й бригады торпедных катеров КБФ. Как рассказал Мирослав Морозов газете ВЗГЛЯД, 25 августа 1942 года в 22.00 группа из четырех советских катеров вышла в боевой поиск в квадрат, где, по данным авиаразведки, находились корабли противника. В 0.20, уже на следующие сутки, катерники зафиксировали впереди по курсу силуэт корабля. Пьянов решил атаковать, и в 0.23 катера вышли в точку удара. Выпустили шесть торпед – две из них принадлежали флагманскому катеру. Враг вел артиллерийский огонь (катера получили незначительные повреждения), пытался маневрировать, но встречи с торпедой не избежал.

Получив попадание, корабль противника за 25-30 секунд скрылся под водой, немецкий экипаж потерял более половины личного состава. «Сейчас корпус Uj-1216 лежит на глубине 55 метров. Он разломан на две части, но германский корабль сохранил и ходовой мостик, и носовое вооружение в виде 88-мм и 20-мм орудий, и даже судовой колокол. Орудия до сих пор развернуты по левому борту – в сторону, куда немцы вели огонь», – поведал Константин Богданов.

Старший лейтенант Пьянов за этот бой получил орден Отечественной войны 2-й степени. В наградном листе записано, что он «в сложных условиях ночного боя у берегов противника, несмотря на сильный артиллерийский огонь, мужественно атаковал корабль противника и, сблизившись до двух кабельтовых, поразил цель двумя торпедами». В результате, как указывалось в листе, «уничтожен транспорт противника водоизмещением три тысячи тонн». Лишь много позже выяснилось, что торпеды катера № 152 поразили все-таки не транспорт, а немецкий «охотник».

Участники экспедиции заявили, что после проведения дополнительных архивных изысканий вся информация о находках будет передана немецкой стороне.

Богданов отметил, что «Разведывательно-водолазная команда» обнаружила еще три немецких корабля, в числе которых две плавбатареи. Но их детальное обследование – впереди.

На данный момент поисковики всецело сосредоточились на подводной лодке М-96. Помимо нее, не найденными остаются еще Щ-301, М-98 и «Калев». Но они покоятся, судя по всему, в территориальных водах нынешней Эстонской Республики, а туда россиянам пока путь закрыт – государственные границы из-за пандемии коронавируса все еще на замке.

Относительно Щ-301 особой загадки нет – известно, что она подорвалась на мине заграждения 28 августа 1941 года севернее острова Кери. Подоспевшие советские корабли успели снять с «триста первой» тринадцать подводников. Спасенных передали на судно «Вирония», но вскоре на мине подорвалось и оно. Гибель этого судна смогли пережить уже только двое подводников. К слову, выживший тогда командир Щ-301 капитан-лейтенант Иван Грачев позже воевал на Щ-405 – и вместе с нею и погиб 6 июня 1942 года. «Четыреста пятую», нашедшую свою гибель северо-западнее острова Сескар, экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы» обнаружила в апреле 2018 года.

Что касается М-98, то в свой последний поход она отправилась из Кронштадта 13 ноября 1941-го. Первую часть пути она должна была проделать в составе конвоя, прорывавшегося на блокированную советскую военно-морскую базу Ханко. В ночь на 14 ноября в районе острова Кери караван попал на плотное минное поле. На минах подорвались эсминец «Суровый» и подводная лодка Л-2. Около 01.20 М-98 вышла из состава конвоя и, взяв курс на северо-запад, погрузилась. Известно лишь, что она произвела торпедную атаку близ эстонского острова Аэгна спустя двое суток, но версии гибели этой субмарины разнятся.

Константин Богданов отмечает: «Особенно хочется найти «Калев» – это могло бы стать важным событием совместной истории России и Эстонии. Дело в том, что подлодка «Калев», построенная по оригинальному британскому проекту, изначально входила в состав флота довоенной Эстонии, потом влилась в КБФ СССР. 27 октября 1941 года она вышла в боевой поход под командой капитан-лейтенанта Бориса Алексеевича Нырова. «Калеву» предстояло высадить на берег оккупированной гитлеровцами Эстонии разведгруппу, а потом вести минные постановки и торпедные атаки в Таллинской бухте. До места высадки разведчиков «Калев» не дошел. Подлодка пропала без вести и судьба ее до сих пор точно не выяснена. Мы очень хотели бы это сделать».

Владимир Веретенников

Фото: Антон Денисов/РИА Новости

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров