«Дорога через ад»

, Прошлое  •  420



Первый поезд, который прибыл в блокадный Ленинград по железной дороге Поляны-Шлиссельбур.

Начать этот материал хотелось бы с известного советского лозунга: «Никто не забыт и ничто не забыто!» Уж когда его пустили по просторам и весям нашей «необъятной страны» не помню. Сама же эта фраза впервые появилась в стихотворении Ольги Берггольц, которое она написала в 1959 году специально для известной мемориальной стелы на Пискарёвском кладбище в Ленинграде, где были погребены многие жертвы трагических событий Ленинградской блокады. Ну, а после этого кто только его не употреблял. Пафосность всегда привлекает и впечатляет, кто это не знает?!

А теперь немного личных впечатлений. Был 1989 год, когда я впервые выбрался в Подольск в архив Министерства обороны. Всего год прошел после утверждения в ученом звании кандидата исторических наук, впереди планы насчет докторской и возможность выехать на работу в архив. И вот там вижу большую фотографию с изображением танков Т-34 с характерной маской пушки и надписью на броне: «Димитрий Донской». Ниже подпись, что митрополит киевский Николай передает советским танкистам танковую колонну, построенную на деньги верующих. Прочитал еще дальше – узнал: «Танковая колонна «Дмитрий Донской» построена на деньги, собранные Русской православной церковью. Это значит, во-первых, что после Торгсинов еще было что собирать (!), а во-вторых, это говорило о том, что была часть, бойцы которой также воевали с врагом, также совершали геройские подвиги, но почему-то я о них ничего не читал. Это сейчас достаточно набрать в Гугле «Димитрий Донской (танковая колонна)» и все тебе «вылезет», вплоть до источников, откуда все это взято. А вот тогда... тогда об этом совсем чуть-чуть сообщалось в книге А. Бескурникова «Удар и защита» (1974) и все!

А вот так передавались нашим танкистам танки с надписью на броне «Димитрий Донской».

На следующий год, в 1990-ом, я опять поехал в архив МО, но прежде него я направился в Троице-Сергиеву Лавру, где в то время находилась «контора московского митрополита». Прежде чем ехать к ним, обратился туда с письмом. Мол, хочу написать книгу о боевом пути этой колонны под названием «Звезда и крест». Поэтому дайте мне все данные о пожертвованиях и всю информацию, какая у вас есть, и чем не больше, тем лучше... Встретили в Лавре меня очень приветливо, представили все материалы, но сказали удивительные вещи. Архимандрит Иннокентий так прямо и заявил, что «нас в военные архивы не пускают», сведений не дают, так что вам придется все делать самому. А данные, сколько всего церковью было собрано – «Вот вам!» «Мы, – сказал он далее, – даже за счет церкви издадим такую книгу, вы только напишите!»

Получил я от него благословение (первое в жизни) и отбыл в Подольск. Но... сколько я там ни работал, – а командировка у меня была на... 48 дней, – ровно столько у нас тогда студенты не учились, а работали на селе, выполняя Продовольственную программу по обеспечению страны продовольствием, не нашел ничего! То есть нашел, что «колонна была», что была отправлена на фронт. А дальше... дальше, что она была направлена отдельными танками в... части на пополнение, включая и Четвертую гвардейскую танковую армию. Но конкретно, что танки поступили в 38-й (19 Т-34-85) и еще 516-й (21 ОТ-34) огнеметный отдельный танковые полки, я сведений не нашел! Либо, скорее всего, мне их просто не дали, потому что по тому, как там работали сотрудники, было видно, что в этих моих поисках никто не заинтересован. «Туда нельзя, того нельзя, сдайте тетрадь на проверку... а зачем это вам, а вот это нельзя, и это, и то... и вообще, – как сказал мне зав. архивом, когда я пошел к нему жаловаться, – нужна тысяча человек, чтобы построить мост и только один, чтобы взорвать!» И ведь верно, как в воду глядел! И года не прошло, как 16 млн. членов КПСС ничего не сделали, чтобы предотвратить «взрыв моста», то бишь развал СССР, хотя было бы абсурдно утверждать, что взрывал его всего лишь один единственный человек.

В общем, книга моя «накрылась». Но зато теперь мы имеем исчерпывающие, хотя и сухие строчки, которые каждый может найти, набрав запрос в Гугл. Почему так было понятно. «Религия – опиум для народа», а тут... хоть какие-то, но все равно плюсы в адрес церкви, пусть даже и опосредованные. Удивляло другое. На дворе был 1990 год, «никто не был забыт и ничто не забыто», а конкретно узнать, как сражались наши танкисты на танках с именем «Димитрий Донской» на броне, было нельзя, считалось опасным. Чем они были виноваты? Тем, что их танки были куплены на деньги верующих? И уж, конечно, не один я был такой умный, что решился «копнуть в этих золотых россыпях». Были, конечно, и до меня люди и даже, скорее всего, из близкой Москвы и... никому это при советской власти сделать не удалось!

Ну, а теперь, после такого вот большого «вступления» мы приблизились к главному. А главным будет то, каким образом снабжался продовольствием отрезанный немцами от Большой земли Ленинград? По «Дороге жизни», скажут очень многие, и... это будет не совсем верный ответ. Да, «Дорога жизни» была (и была о ней очень интересная статья на ВО), но... был и еще один путь! Проложенная сразу после прорыва блокады в январе 1943 года железнодорожная магистраль от станции Шлиссельбург до станции Поляны длиной в 33 км. Именно по ней в город поступило 75% всех отправленных туда грузов. Ладожская «Дорога» дала только 25%!

А теперь только информация: 33 километра этой дороги строители проложили всего за 17 дней! При этом строили ее около 5000 человек, и это были в основном женщины. И, кстати, сколько погибло тех, кто ее строил и ремонтировал, неизвестно до сих пор. Зато известно, что в 48-ой паровозной колонне работало 600 человек. Погиб из них каждый третий! Роль этой ветки была понятна, и немцы разрушали ее 1200 раз и 1200 раз ее восстанавливали заново. Ветку непрерывно бомбили. И вот с января 1943 по январь 1944 года над ней было сбито 102 фашистских самолета. То есть каждые три дня над ней сбивался один самолет противника, а ведь бывали и нелетные дни и даже целые нелетные недели!

Строительство низководного свайно-ледового моста через Неву возле Шлиссельбурга

Никто не умаляет подвига водителя «полуторок», которые везли свои грузы по льду. Но... один железнодорожный состав мог перевезти груза столько же, сколько тысяча таких «полуторок».

Все знают, что железной дороге нужны светофоры. Особенно ночью, когда и шло все движение, так как днем немцы вели по ветке огонь. Так вот ночью его регулировали «живые светофоры» — девушки, которые стояли вдоль линии и управляли движением поездов вручную. Дежурили они по нескольку суток. Сложно было сменять. И без каких-либо укрытий, в тулупах и валенках, ну и спирт во фляжках давали. Об интенсивности работы ветки говорит хотя бы такой факт: только в апреле 1943 года на Ленинград в сутки проходило до 35 поездов. Поделим 35 на 24 и увидим, что поезда двигались практически непрерывным потоком, один в хвост другому.

Машинист, проводивший состав под обстрелом, премировался, получал «премию» — 15 граммов маргарина и еще пачку папирос. Никто из «колоннистов» даже подумать не мог о том, чтобы прикоснуться к содержимому разбитых вагонов, валявшихся по обе стороны линии: его бы тут же расстреляли за мародерство.

Интересно, что сами немцы считали, что поезда по этой ветке водят уголовники-смертники, которым хоть «так, хоть эдак», но работали на ней... вчерашние школьницы, пришедшие по комсомольским путевкам!

Так выглядел высоководный мост через Неву у Шлиссельбурга в феврале–марте.

И вот, наконец, самое удивительное: все эти люди, отдававшие свои жизни за Родину, почему-то только (только!) в 1992 году были признаны участниками Великой Отечественной войны. До этого они ими считаться были почему-то недостойны. Сам этот подвиг в советской печати почему-то не освещался. Железнодорожная ветка была засекречена, ее запрещалось фотографировать и упоминать о ней в официальных сводках. Вот как!

Поезд идет через мост.

В 2012 году (это же сколько лет спустя?) вышел документальный фильм «Колоннисты», а сейчас о подвиге работников этой ветки снимается художественный фильм «Коридор бессмертия». Консультантом проекта стал Даниил Гранин, представлять которого вряд ли необходимо. Однако возникает вопрос: а почему только сейчас? Неужели 200 новых ветеранов войны разорили бы своими льготами казну СССР? Нет, наверное, скорее всего, происходило это от засилья таких людей как начальник Главного политуправления Советской армии генерала Алексея Епишева, который в 70-е годы прошлого века на предложение давать о войне больше правдивой информации ответил: «Кому нужна ваша правда, если она мешает нам жить?»

Музей «Дорога Жизни».

Но... зато хотя бы теперь, и может быть довольно скоро, мы увидим художественный фильм не хуже «28 панфиловцев», снятый очень достоверно, с обилием натурных съемок в самых разных местах и с учетом реального рельефа местности. Поддержать проект могут все желающие, обратившись к информации, размещенной на сайте этого фильма.

П.С.: Подробнее о съемках это фильма можно прочитать в статье Елены Барханской «Поезд в огне», журнал «Наша молодежь» №19 2016 год.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров