Доисторическая картография: новые аргументы

, Цивилизации  •  424

А.В. Архипов знакомит читателей со своими находками на средневековых картах, изображавших объекты ныне несуществующие, но определенно существовавшие задолго до появления первых исторических цивилизаций Шумера и Древнего Египта.

Такие картографические аномалии свидетельствуют о неизвестном, доисторическом источнике знаний и утраченном корпусе сочинений по древнейшей географии.

Введение

Предметом этого сообщения являются изображения на старинных географических картах реальных объектов (земель, гор, озер, рек, топонимов), которые исчезли до изобретения письменности в Шумере около 5.5 тысяч лет тому назад.

Именно это событие принято считать началом «исторического периода» в развитии человечества. Поэтому отражение на исторических картах реалий дописьменной эпохи выглядит своеобразной аномалией, которую историки картографии затрудняются объяснить, а потому предпочитают не замечать её вовсе. Однако, именно географические аномалии такого рода могли бы пролить свет на реальное начало письменности.

О более раннем появлении письма свидетельствуют находки феноменально древних табличек с неолитическими письменами в Греции (Dispilio Tablets [1]) и Румынии (Tărtăria tablets [2]). Радиоуглеродная датировка этих находок – 7300 лет. Однако, находки ледниковых реалий на средневековых географических картах намекают на палеолитическое происхождение использованных первоисточников [3-5]. Автор также описал ряд картографических аномалий, незамеченных ранее и соответствующих ледниковому периоду, т.е. древнее 10 тысяч лет [6-7]. Новейшие находки дают даже более ранние датировки [8].

Ниже представлены новые картографические находки автора, которые не были детально описаны в упомянутых публикациях [3-8].

Реалии ледниковых эпох

На географических картах XVII-XVIII веков различимы две традиции изображения Новой Земли. Чаще всего картографы изображали правдивую версию, для которой характерно изолированное положение Северного острова Новой Земли. Однако до середины XVIII века бытовала и традиция соединять Северный остров с материком широким мостом суши (рис. 1).

Рис. 1. Примеры перешейка между Новой Землей и материком на старинных географических картах по Seutter (1750; слева) и Schenk (1708; справа).

Такие карты называют несуществующий мост «Землей Джелмера» (Terre de Jelmer; Terra Jelmer и т. д.). Эта земля якобы была открыта в 1664 году, когда датский капитан Willem de Vlamingh обогнул северо-восточную оконечность Новой Земли, а его кок, Cornelius Jelmerts, разглядел землю к юго-востоку [9]. На современных картах это открытие отнесено к полуострову Ямал (датское слово Jelmer произносится как «Ялме»). Однако, Ямал находится в трех сотнях километров от Северного острова Новой Земли.

Более того, автору удалось приобрести оригинал карты (рис. 2) с тем же мостом, но напечатанный в 1616 году [10], почти за полвека до открытия Ямала датским коком.

Рис. 2. Фрагмент карты Бертия 1616 года [10] из коллекции автора, показывающий тот же мост суши между Новой Землей и материком как на рис. 1, но задолго до его «открытия» в 1664 году.

Рис. 3. Ледяной мост между Новой Землей и Таймыром на карте-реконструкции максимума последнего оледенения 20 тысяч лет тому назад (белые линии – границы оледенения [11].

Очевидно, что автор карты 1616 года, П. Бертий, имел какие-то основания для соединения Новой Земли с материком к востоку от Карского моря. Такой мост существовал в действительности, когда и Новая Земля и Таймыр были частями единого Карского ледника в последнюю ледниковую эпоху (рис. 3).

Другим картографическим реликтом оледенения является соединение Скандинавского полуострова со Шпицбергеном на карте Рюйша (Johann Ruysch), которая вставлена в римские издания «Географии» К. Птолемея 1507 и 1508 гг. [12]. Карта ясно показывает несуществующий Скандинавско-Шпицбергенский мост, западный берег которого соответствует краю Скандинавского ледяного щита (рис. 4).

Рис. 4. Ледяной мост между Северной Скандинавией и Шпицбергеном (указаны стрелками): на карте Рюйша 1507 года (вверху) и на реконструкции границ Скандинавского ледникового щита (белые линии) в эпоху максимума последнего оледенения [11].

«Во время четвертичного периода, ледяные щиты с центрами над Баренцевом и Карском морях несколько раз вторгались на материковую часть России и блокировали протекавшие на север реки, такие как Енисей, Обь, Печора и Мезень. Большие ледяные плотины формировали к югу от этих ледниковых щитов озера с обратным стоком, например, в Каспийское море. ... Озера у ледяных плотин были значительно больше, чем любое современное озеро на Земле... Во время последнего ледникового максимума (около 20 тыс. лет) Баренцево-Карский ледниковый щит был слишком мал, чтобы блокировать эти восточные реки.» [13]

В этой связи стоит обратить внимание на несуществующее обширное «Белое море» (El Mar Bianco), изображенное на венецианской карте мира Фра Мауро 1459 г. к северо-востоку от Каспия (рис. 5, вверху). По положению и форме оно соответствует реконструкции приледнеково-запрудного Озера Манси по версии М. Гроссвальда [15] (рис. 5, внизу).

Рис. 5. Несуществующее «море» (стрелка вверху) на копии карты Фра Мауро 1459 г. [14] соответствует доисторическому приледниковому Озеру Манси (стрелка внизу [15]). Ледники показаны темно-голубым цветом.

Гроссвальд [15] полагал, что избыток воды из Озера Манси сбрасывался в Аральское море через Тургайскую долину. Затем через долину высохшей реки Узбой вода стекала в Каспийское море, а уже оттуда через долину реки Маныч и спущенное Азовское попадала в Черное море в районе Керченского пролива. Геологические данные показывают, что функционирование Маныч-Керченского пролива прекратилось не позднее 14 тысяч лет тому назад [16]. Однако, этот доисторический пролив показан на карте в т.н. «Нюрембергской хронике» 1493 г. [17] (рис. 6 ).

Рис. 6. Доисторический пролив между Каспийским и Черным морями на карте XV века [17] (указан стрелкой вверху) и палеогеографической реконструкции [16] (внизу).

Рис. 6а. Карта мира Francesco Rosselli 1508 г. [18] (вверху) в сравнении с палеогеографической реконструкцией Берингии [19] (внизу).

Карта мира Франческо Росселли 1508 года замечательна во многих отношениях. Например, она показывает несуществующую землю на месте Берингова пролива между Чукоткой и Аляской (рис. 6). Характерные очертания этой земли с треугольным полуостровом формально соответствуют реконструкции реальной суши Берингии в этом районе, исчезнувшей около 11 тысяч лет тому назад [19]. Эта земля была обитаема и даже сыграла роль плацдарма при заселении Америки [20].

Аналогично Рюишу (рис. 4), Росселли показал околополярные псевдо-земли, которые могут отражать память о ледниковых щитах Арктики. О том, что Росселли располагал какими-то реальными сведениями о неисследованной тогда Сибири, свидетельствует наличие на его карте реки Лена с характерным узором притоков. Картография этой реки, более чем за столетие до её официльного открытия русскими первопроходцами, предполагает существование неизвестных, древних источников географической информации.

Картографические реликты климатического оптимума

Последняя ледниковая эпоха сменилась «климатическим оптимумом голоцена» 5-9 тысячелетий тому назад, когда климат в Арктике и был теплее современного в среднем на 1-2 градуса, а пустыня Сахара переживала «влажный период» и была обитаемой, зеленой саванной. Как показывает археология [21], около 5500 лет тому назад влажный период закончился, и население Восточной Сахары мигрировало в долину Нила. Именно прекращение дождей стимулировало там развитие поливного земледелия, масштабные ирригационные работы и, как следствие, возникновение государства фараонов, т.е. начало истории Египта.

Однако в 1705 году, задолго до возникновения археологии, доисторическую зеленеющую Сахару изобразил голландский картограф Сансон [22] (рис. 7).

Рис. 7. Восточная Сахара, с реками, многочисленными деревьями и, по-видимому, зеленой травой на карте Сансона 1705 г. [22].

От доисторических озер-морей Сахары сохранились лишь сухие ложа да жалкие остатки вроде высыхающего озера Чад. Но в доисторические времена Мега-Чадское озеро было размером с Каспийское море. По мере высыхания, около 4 тысяч лет тому назад оно распалось на три водоема, из которых сохранился только Чад. Однако, память об исчезнувших озерах отражена на картах птолемеевской традиции как «Хелонидские болота» (рис. 8).

Кроме того, к северо-востоку от оз. Чад обнаружено сухое ложе палеоозера Северного Дарфура [25] (рис. 9). Оно соответствует озеру, изображенному голландским картографом Иоганном Янссоном в области Zaca Regio на его карте «Древней Африки» 1658 г. [26].

Рис. 8. Береговые линии Мега-Чадского озера, распадавшегося на три водоема Chad, Bodele и Fitri около 4 тыс. лет назад (вверху) [23]. Она удивительно соответствует изображению Хелонидских болот Христофом Вайгелем в 1720 году. Внизу показан фрагмент оригинала карты Вайгеля [24] из коллекции автора.

Рис. 9. Несуществующие озера в районе оз. Чад или Nuba palus на карте Janssonius «Древняя Африка» 1658 г. [26] из коллекции автора (слева вверху) соответствуют светлым пятнам сухих впадин на космическом изображении из Google maps (справа вверху). Слева внизу показан район несуществующего восточного озера в Zaca Regio, где обнаружены следы палеоозера Северного Дарфура (справа внизу реконструкция озера [25]).

Во времена климатического оптиума влажный период переживала и аравийская пустыня Руб-эль-Хали, где еще Клавдий Птолемей (II в) помещал большую реку Ларис (Laris), впадающую в Персидский залив. Позднее издание «Космографии» Себастьяна Мюнстера 1698 года [27] содержит географическую карту, на которой в Аравии показана только эта река, по-видимому, как крупнейшая (рис. 10). Однако, влажный период там закончился 5 тысяч лет тому назад. Соответственно, во времена Птолемея, как и теперь, на месте реки Ларис простирались песчаные дюны. Тем не менее, схема древних русел и ископаемого речного гравия в пустыне (рис. 10) показывает, что Птолемей правильно описал реальную реку, исчезнувшую за три тысячи лет до него.

Рис. 10. Доисторическая река в Аравии (стрелка) на карте 1598 года [27] (вверху) и на схеме палеорусел и отложений речного гравия 8-75 тысяч лет тому назад [28].

Топонимические реликты доисторического времени

Названия географических объектов (топонимы) порой сохраняются на протяжении тысячелетий, несмотря на смену этносов.

Например, в коллекции автора имеется оригинал географической карты Г.Меркатора 1595 года [29], на которой в северо-восточном Крыму показана река Indas (ныне р. Стальная). В данном случае просматривается аналогия с современным названием реки Инд (Indus с произношением «Индас») в Индии. На санскрите понятие «река» обозначалась созвучным словом «синд». Племена Синдов известны не только как население области Синд в Пакистане, но и и как древнее население Таманского полуострова (Синдика античных авторов). Известны и другие индо-черноморские параллели в топонимике (Хиндукушх, Хиндикопас) [30]. Генетические исследования выявили две волны арийской миграции в Индию: 7-12 тысяч лет тому назад из Южной Сибири через Китай и около 3600 лет назад с территории Ирана [31]. Следовательно, топоним Меркатора Indas в Крыму можно отнести к эпохе индо-европейской общности, то есть к доисторическому времени.

Рис. 11. Крымский Инд – река Indas у стрелки на карте Меркатора 1595 г.

 

Та же карта Меркатора [29] показывает загадочные топонимы с основой nigro (чёрный): Golfo de Nigropoli (ныне Керкинидский залив), город Nigropoli и поселение Nigropon северо-западнее Перекопа (рис. 12).


Рис. 12. Район загадочных, как бы негритянских, топонимов на карте Герхарда Меркатора 1595 года из коллекции автора [29].

Эти топонимы не являются произведением самого Меркатора, так как более ранний Каталонский атлас 1375 года изображает Golfo de nigropilla. Венецианский портолан XIV века (Ms. 10057, Marciana Library, Venice) также содержит Golfo de nig[r]opilla [32]. Венецианская карта 1776 года [33] из коллекции автора показывает в этом районе только «Чёрную долину» (Czornaja Dolina). На современных картах тут значится поселок «Чёрная долина», но возникший лишь в 1827 году. В отмеченной области «чёрных» топонимов залегают не черноземы, а каштановые и бурые пустынно-степные почвы.

Не исключено, что «чёрные» топонимы связаны с древнейшим населением территории Украины (рис. 13). В археологии давно дискутируется тема негроидного населения Европы – ранней волны миграции Homo sapiens из Африки, возможно, еще до кроманьонцев (т.е. ранее 45 тысяч лет тому назад). Сообщалось о находках таких «негроидов» в Англии, Италии, Швейцарии, на Украине и в России [34].

Еще в первой половине 1970-х годов советский геолог, профессор Ковалевский истолковал итальянский топоним «Негропонт» как острова «Черных понтийцев» [36]. Он ссылался на поэму «Эфиопика» Арктина Милетского (VIII в. до н.э.), где Черное море (Понт у древних авторов) считалось местом обитания эфиопов. Геродот в V в до н.э. писал о населении Колхиды (ныне Абхазии): «Колхи, по-видимому, египтяне: я это понял сам еще прежде, чем услышал от других» [37]. Святой Иоанн Златоуст (347-407 гг.), пребывавший в ссылке в Питиунте (ныне Пицунда), упоминает об "эфиопах" как о части коренного населения. Черноморская колония негроидов, ближайшая к Nigropoli Меркатора, известна историкам как «абхазские негры» [38]. Их происхождение неясно.

Поэтому можно попытаться связать и топоним Nigropoli Северного Причерноморья с сокращенным пересказом греческого словосочетания νέγροζ πολυάριθμεζ (негрош полярифмеш) – «негры многочисленные». На Украине, действительно, встречаются негроидные топонимы, например, Черноголовка, Черновцы, даже Негровец и Негрово (на Закарпатье).

Другие примеры доисторических топонимов просматриваются в традиции буддийской картографии мира. Согласно канонам, на такой карте «мандала» в центре помещалась мифическая гора Меру. Еще в древности индийский астроном Брахмагупта (ок. 598—660 гг.) осознал, что описания Меру в священных текстах соответствуют размещению горы на северном полюсе Земли [39]. Арктические мотивы в священных древнеиндийских текстах («Ведах») и древнеиранской «Авесте» были подмечены Б.Г. Тилаком еще в начале XX века [40]. Древнеиндийский эпос «Махабхарата» сохранил память о первобытном Северном Ледовитом океане – «северном океане» или «молочном море» доступном только птицам.

В этой связи автор обратил внимание на редкие буддийские изображения горы Меру в виде айсберга среди морских волн (рис. 14). Откуда в сухопутном Тибете или знойном Туркестане могли знать о грибообразной форме тающих океанских айсбергов? Озерные айсберги встречающиеся, например, в о. Мерцбахера на Тянь-Шане, не имеют грибообразных форм, для возникновения которых необходимы океанские волны, сравнимые с высотой айсберга. Кроме того, озерные льды слишком мелки для древнеиндийского мифа о Швета-двипа, который был «в индийской мифологической космографии серебряный или белый баснословный остров-материк, пребывание бога Вишну» [41]. Такие айсберги с плоскими вершинами (столовые и блочные) образуются при откалывании глыб только от шельфовых ледников в океанах. Эти феномены, вроде уже исчезнувшего канадского ледника Уорда Ханта, редки в Северном Ледовитом океане, но были распространенным явлением во времена оледенений. До сих пор на океанском дне обнаруживают гигантские борозды, пропаханные доисторическими супер-айсбергами на глубинах до 1200 метров [42].

Рис. 14. Буддийские изображения горы Меру в виде айсберга в пещере Китайского Туркестана (вверху слева) и Тибете (вверху справа и внизу слева) в сравнении реальным айсбергом (внизу справа).

Утраченный корпус географика

По-видимому, средневековые картографы заполняли пробелы знаний о неизвестных им районах Земли с помощью каких-то древних сочинений, недошедших до нас. Совокупность таких гипотетических источников можно условно назвать «корпус географика». Судя по многочисленным соответствиям картографических «фантазий» доисторическим реалиям, корпус географика сформировался за длительный промежуток времени, в основном от эпохи последнего оледенения до Древнего царства в Египте. Некоторые данные [8] указывают на существование даже более ранних источников. Влияние утраченных сочинений по доисторической географии на средневековую картографию можно проиллюстрировать следующим примером.

В древнеиндийской и буддийской традиции, восходящей к древнеиндийским былинам (пуранам), полярную гору Меру окружали четыре стилизованные острова-континента (двипы). Похожее изображение «высочайшей» горы на северном полюсе в окружении четырех земель существовала и в европейской средневековой картографии – это глобус Бехайма 1492 г., карты Рюйша 1507 г. (рис. 4), Фине 1531 и Меркатора 1569-1595 годов (рис. 15). Голландский исследователь Ван Дузер отметил удивительное сходство в деталях европейской и индийской концепций полярной картографии, однако, отверг возможность прямого заимствования [45]. Тем не менее хорошо известно, что индийская и европейская культуры связаны общностью индо-европейских предков [31].

Рис. 15. Сходство карты арктических земель Меркатора 1595 года [43] (слева) со схемой изображения полярной горы Меру и окружающих её островов-континентов согласно ранней индийско-буддийской традиции [44] (справа).

Из писем картографов и надписей на их картах известно, что Рюйш и Меркатор изображали северную полярную область Земли на основе давно утраченного конспекта Якоба Кнойена из Гааги (Cnoyen Jacobus. Itinerarium, Hagae, 1364), который являлся пересказом других утраченных книг: «Деяний» короля Артура (Arthur, Gesta, VI-XIII вв.) и «Счастливого открытия» (Inventio Fortunate, 1360-1364) [45]. Индийские же источники, Пураны, отнесены к III – XII векам, но традиция приписывает их мудрецу Вьясе, жившему как считается в конце IV тысячелетия до н.э. за Хотя все эти книги отнесены к историческому периоду, содержащаяся в них информация более соответствует доисторическим реалиям эпохи таяния ледников Заполярья.

Рисунок 16 демонстрирует новейшую карту максимального оледенения северного Заполярья. На ней в районе Северного полюса указан ледник, вокруг которого принято выделять четыре ледниковых щита: Гренландский, Лаврентийский (Канадская Арктика), Восточно-Сибирский и Евразийский. Указанные щиты возвышались на 2-3 км выше уровня моря и в эпоху таяния (около 10 тыс. лет до нашего времени) выглядели как временные земли вокруг полюса, разделенные проливами. Именно такая картина циркумполярных земель, несуществующих ныне, видна на географических картах XVI века (рис. 4, 6, 15).

Рис. 16. Контуры ледниковых щитов Заполярья (белые линии и пунктир) в эпоху максимального оледенения [46]. Красные линии – направления движения льда.

Наличие ледниковых реликтов на географических картах средневековья и даже XVIII века (рис. 1, 2, 4-6, 15) требует сохранения информации на протяжении более 10 тысяч лет. Это заключение позволяет по-новому взглянуть на «мифическую» датировку древнейших частей царских списков Египта и Шумера. Несмотря на то, что додинастический период Древнего Египта принято ограничивать 6000—3100 гг до н.э., сами древние египтяне относили хроники древнейших царей-богов фактически к последней ледниковой эпохе (Туринский папирус [47]; Манефон [48]).

Существование столь древних источников засвидетельствовал египетский жрец Манефон (III вв. до н. э.): «У египтян есть определенная табличка называемая Старой хроникой, содержащая [сведения о] тридцати династиях в 113 поколениях, в течение длительного периода 36525 лет» [48, p. 136]. Диодор Сицилийский (I в. до н.э.) отметил: «Они (египтяне) рассказывают также, что Египетское царство управлялось людьми на протяжении около 15000 лет» [48, p. 199]. Вавилонский жрец Беросс ( IV-III в. до н.э.) перечислял правителей Междуречья за 432 тысячи лет («Итак, всего десять царей; и период, который они все вместе царствовали составляет сто двадцать сари. ... Теперь сарус оценивается как три тысячи шестьсот лет» [48, pp. 51-53]).

Столь ранние датировки принято считать ошибочными. Но ледниковые и пост-ледниковые реликты средневековых географических карт указывают на некое «зерно истины» в писаниях древних авторов. По-видимому, существовал неизвестный, культурный фактор в доисторические времена.

В этой связи имеет смысл вспомнить о пионерской работе французского академика Ж.-С. Байи второй половины XVIII века [49].

Он пытался доказать, что удивительные прозрения древних авторов были «остатками установлений принадлежавших народу большой древности», что «древний народ имел высокоразвитую науку», и что «этот древний народ жил в Азии на широте около 49 градусов» (т.е. на территории современной России), а «свет науки и население мира распространялось с севера на юг» [49].

А.В. Архипов. г. Грац, Австрия

Источник -


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги