Дневник тренировок Белки и Стрелки. Публикуется впервые

, Прошлое  •  372



Дорогу в космос человеку проложили собаки. Все слышали про Лайку, Белку и Стрелку. На самом деле, до человека «там» побывали 48 собак, и еще две — после. 20 из них погибли.

Понятно, в советское время все это было строго засекречено. А потом стало никому не нужно. Иначе как объяснить, что многие исторические материалы были уничтожены или просто утрачены. Поэтому то, что несколько месяцев назад сотрудница Института медико-биологических проблем РАН (ИМБП) Лада Лекай нашла в институтском архиве никогда нигде не публиковавшиеся журналы тренировок «космических» собак, можно считать чудом. Вместе с сотрудницей Музея космонавтики Ириной Савельевой они подготовили замечательную выставку «Белка, Стрелка и другие», которая будет работать на ВДНХ до 2 апреля. Журналы там выставлены как экспонаты.

Пожалуй, самый любопытный из них — «Дневник Белки и Стрелки», который лично вел руководитель программы подготовки собак, основоположник космической медицины Олег Георгиевич Газенко. Публикуем выдержки из дневника и напоминаем историю собачьего покорения космоса.

Стрелка, Чернушка, Звездочка, Белка

Собака против обезьяны

Кандидатов в космонавты набирали во дворах и подворотнях — не по идеологическим соображениям социальной близости, просто дворовые менее капризные, более неприхотливые, чем породистые. Будущий космонавт должен был соответствовать следующим параметрам: не выше 35 см, не длиннее (от носа до хвоста) 43-х, не тяжелее 6 кг. В общем, требовались мелкие, молодые, здоровые, дружелюбные и терпеливые. А еще чтобы была более или менее сносная физиономия — наперед следовало думать о том, что кто-то из них попадет на первые полосы всех газет мира.

Шло соревнование. Советский Союз спешил. С 49-го года американцы пытались запустить в космос обезьян. Советская собака должна была оказаться в космосе раньше американской обезьяны. Буквально.

Зимой 1950 года в Институте авиационной и космической медицины приступили к тренировкам первого собачьего отряда. Собаки должны были привыкнуть к вибрациям, оглушительному шуму двигателей, перегрузкам, низкому давлению, к приему пищи из автоматов кормления, к ношению датчиков и космической одежды, а главное — к длительному нахождению в изоляции.

С июля 1951-го по сентябрь 1960-го было совершено 29 полетов собак на высотных геофизических ракетах. В экспериментах приняли участие 44 бывшие дворняжки, некоторые летали по несколько раз. Восемь запусков закончились трагически. Все полеты проводились в строжайшей секретности. Ну теперь-то можно и рассекретить. Хочется поименно.

Дезик и другие

Цыган и Дезик

Итак, ранним утром 22 июля 1951 года две собачонки — Дезик и Цыган — осуществили первый полет живых существ до условной границы с космосом (ракета поднялась на высоту 87 км 700 м). После старта вес собак увеличился в 5 раз, пульс подскочил до 250 (в четыре раза выше собачьей нормы), но потом наступила невесомость, и их состояние нормализовалось.

Полет продолжался 20 минут, невесомость длилась около 3 минут, после чего головная часть с животными отделилась от ракеты и на парашюте опустилась на Землю. «Живы! Живы!» — кричали те, кто добежал до приземлившихся первыми. Королев взял одну из них на руки и радостный бегал вокруг кабины. Дезик и Цыган доказали, что живое существо может перенести подобный полет.

Ровно через неделю Дезика запустили ввысь опять, теперь в компании с Лисой. На этот раз они летели по баллистической траектории до 110 км и пробыли в невесомости 3,7 минуты, но при приземлении парашют не раскрылся, и собаки погибли.

После гибели Дезика Цыганом решили не рисковать: все-таки первое животное, побывавшее «там». Его взял к себе домой один высокий чин.

В том же 51-м два раза летал экипаж Мишки и Чижика. Первый полет прошел успешно, во второй раз эксперимент был усложнен, собаки погибли из-за разгерметизации головной части ракеты при посадке.

Через несколько дней после их гибели, будто почувствовав неладное, перед своим вторым полетом сбежал в голую степь собачонок Смелый. Первый полет он совершил с Рыжиком, успешно.

Во второй раз Смелый должен был лететь с Непутевым, но удрал — сорвался с поводка, когда их обоих выгуливали. Смелого в степи искали на машинах и даже с вертолетами, но так и не нашли, а дело было срочное. Вместо беглеца полетел ЗИБ. Кличка расшифровывалась как Запасной Исчезнувшего Бобика.

Это был нетренированный приблудный пес, который ошивался на космодроме у столовой.

В 54-м летали собаки Лиса (другая), Рыжик, Дамка и Мишка. Мишка и Рыжик погибли при приземлении. В 55-м и 56-м летали Лиса и Бульба (экипаж погиб на старте), другая Лиса и Рита (Рита погибла), Малышка, Кнопка, Минда, Козявка и Альбина.

С 1957-го ракеты с собаками достигали уже высоты 212 км, период невесомости составлял целых 6 минут, а с 58-го — до высоты 450—473 км, период невесомости — 10 минут. Вот имена героев: Белка, Дамка и Модница летали успешно, Рыжая и Джойна погибли из-за разгерметизации кабины. Кусачке, Отважной и Снежинке повезло — вернулись на Землю невредимыми. Отважная даже установила собачий рекорд — 5 успешных стартов на геофизических ракетах. Собака Пальма совершила три полета, третий, к сожалению, закончился трагически: Пальма с Пушком погибли из-за разгерметизации кабины. Малек, Белянка и Пестрая уцелели. Жульба и Кнопа погибли (отказал парашют).

Накопив огромный экспериментальный материал по полетам собак на геофизических ракетах и кратковременному пребыванию в невесомости, ученые приступили к следующему этапу по подготовке полета человека в космос — к запуску космических кораблей-спутников, то есть к орбитальным полетам.

Лайка

Лайка

Лайку отправили на втором искусственном спутнике Земли 3 ноября 1957 года. Она стала первым существом, выведенным на орбиту. И первой рассекреченной собакой. Весь мир следил за ее полетом.

Лайка была обречена с самого начала: возвращать корабль из космического полета тогда просто еще не умели. Она умерла мучительной смертью. Время нахождения спутника на солнце оказалось существенно больше, чем планировалось, и кабина стала постепенно разогреваться. Официально сообщили, что якобы собака в полете была усыплена. Это, к сожалению, не так. Лайка погибла от удушья и жары, по сути, сварилась. И спутник сделал еще несколько оборотов вокруг Земли уже с мертвой собакой на борту, а потом сгорел в плотных слоях атмосферы.

Через 40 лет, уже после развала СССР, 80-летний Газенко заявит агентству «Рейтер», что «основным фактором, определившим первые полетные эксперименты в Советском Союзе, например, полет Лайки, была не наука, а соревнование в холодной войне», и назовет Лайку своей самой большой ошибкой.

«Мы не должны были так поступать», — горько скажет генерал медицинской службы.

После трагического полета Лайки, когда мировое сообщество обвинило Советский Союз в бесчеловечности, эксперименты с собаками опять ушли в подполье, то есть велись секретно. Ученые-медики во главе с Газенко должны были ответить на вопрос: перенесет ли человек условия полета? Собаки прекрасно переносили полеты, но техника была еще несовершенна.

В советских газетах Лайку (а в ее морде — всех засекреченных собачонок-космонавтов кошачьего размера) рисовали мужественным животным, пожертвовавшим своей жизнью во имя прогресса человечества. На самом деле, картина была обратная: это человечество приносило в жертву собак.

Обезьяны панически боялись: американским ученым приходилось запускать их в космос практически под наркозом. Собаки тоже боялись. Но они наделены уникальным отличительным качеством — доверием к человеку. Поэтому собаки летали в космос в полном сознании и трезвой памяти. Ученые, занимавшиеся подготовкой животных, вспоминали, что собаки никогда не сопротивлялись, не огрызались, не гавкали. Они не воспринимали агрессивно даже болезненные процедуры. Собаки вели себя профессионально.

Общая тетрадь, 96 листов

В июле 1960-го, спустя почти три года после гибели Лайки, в течение которых велись разработки возвращаемого корабля, Олег Газенко начинает вести новый дневник.

Дневник довольно сухой. Группу из шести собак готовят к орбитальному полету. Устанавливают датчики, тестируют аппаратуру, подгоняют одежду, следят за поведением и самочувствием животных… Но люди есть люди, собаки есть собаки. Лирика незримо присутствует. Драматургия тоже.

Из дневника Олега Газенко

На первой странице дневника — состав: Лисичка, Чайка, Сильва, Вильна, Марсиана и Ласка. Не удивляйтесь, что нет имен Белки и Стрелки. Имена собакам меняли как перчатки. Чем ближе к полету, тем активнее. Можно предположить, что частенько это делалось в угоду секретности. Или в угоду идеологии. Неспроста Маркиза, например, превратилась просто в Белую. Порой руководствовались чисто эстетическими соображениями (имеется в виду советская эстетика, конечно же). Так любимица Газенко с не подходящим для советских газет именем Жулька по решению Госкомиссии стала Жемчужной.

Ближе к полету Вильне дадут имя Белка, а Сильва сначала станет Каплей. И хотя в невесомости любая капля превращается в шарик, но нашу Каплю переименуют в Стрелку.

Тут же, на первой странице дневника, — три (видимо, главных) пункта: чем кормить, чем лечить при пневмонии, что давать от поноса. Кормить следует 2-3 раза в сутки, только свежими продуктами: 300 г мяса — лучше вареного, куриных костей не давать, рыбы не давать; суп — любой.

Далее — об установке датчиков движения (на самой собаке) и телевизионного оборудования. Во время полета жизненные показания и «картинка» будут передаваться на Землю. Инструкции по установке датчиков КРД и ДДВ: Датчики крепить с наружной стороны животного… При максимальном смещении назад собака не должна ударяться крестцом о кабину… Трос крепится над лопатками животного.

Из дневника Олега Газенко

Восхищает список необходимых приборов, деталей и инструментов: вольтметр — 1 шт, динамометр — 1 шт, сопротивления ВС-0,25 — 10 шт, шплинты, кусачки, отвертка для болтов М6, паяльник, олово, канифоль, монтажный провод, капроновые нитки, иголка. Ничего космического!

Собакам делают ЭКГ и ФКГ (фонокардиограмму). В дневнике приведены графики кровяного давления. Вот, например, Лисичка. Судя по графику, у собаки немножко повышается давление, когда она встает на передние и задние лапы или когда лает. Совсем маленькие всплески — когда ест. Небольшие — когда кашляет. Но зато очень подскакивает давление, когда собака отряхивается.

Из дневника Олега Газенко

Первая датированная запись сразу же связана с полетом: 12 июля 1960 г. В 22.00 вылет, прилет до пункта назначения в 7.00 мск 13.07.60. Это, конечно же, не полет в космос — это доставка будущих космонавтов из Москвы на Байконур. Поведение животных в полете: Сильва активна, отчетливо выражены ориентировочные реакции. Вильна спокойна, пассивна. Чайка активна. Лисичка спокойна. Состояние животных после полета удовлетворительно.

Похоже, что Марсиану и Ласку оставили в Москве. Запуск в космос запланирован на 27 июля — это через две недели.

Животное № 1 и животное № 2

13 июля. Разворачивание лаборатории. Контроль животных: Лисичка, Сильва.

14 июля. В 9.00 животным делают ЭКГ. Тестируют запись показаний на пленку. Окончание работы с животными в 22.00. Ничего себе денек.

15 июля. С 9.00 начинается подготовка Сильвы. Снимаются показания датчиков. Затем проведена оснастка Лисички (окончена к 18.00), проведены контрольные записи. Качество регистрации удовлетворительное. В 18.30 приступают к снаряжению Чайки, контрольные записи окончены к 20.00. На Лисичке и Чайке датчики температуры не укреплены. Во время работы у одной из собак (не будем раскрывать имя) случился стул. В 21.00 животные помещены в КЖ-02 (кабина, в которой они полетят). В 22.00 производятся контрольные записи всех параметров. Все каналы функционируют нормально. Несколько мала амплитуда ФКГ…

16 июля. В 11.30 собаки извлечены из КЖ-02. Просматривают пленки. С некоторыми замечаниями, но качество изображения удовлетворительное. Доработки КЖ-02.

Вес снаряжения животных. В качестве животного № 1 тренируется Лисичка, № 2 — Чайка. Лисичкины датчики весят 280 г, а Чайкины — 200. Плюс — 450 г весит фиксирующая одежда и другие приспособления. Предполагается, что Лисичка со всем снаряжением будет весить примерно 7000 г, а Чайка 6500.

Лисичка и Чайка

На 17 июля запланированы работа с датчиками, разметка лент с регистрацией и сбор мочи первой группы животных. На 18 июля — опять работа с датчиками, подгонка одежды и киносъемка животных, а также снятие швов у Чайки и контрольная запись Сильвы и Вильны (ЭКГ и КД).

18 июля. Проведено обследование подопытных животных. У Чайки обнаружен обрыв правого электрода. В 22.00 проведена операция вживления электрода собаке Чайка. Под местным обезболиванием. Состояние животного после операции удовлетворительное.

Газенко — ученый и совсем не художник. Но вот он рисует животное № 1 и животное № 2. Они обвешаны датчиками, от них тянутся тросы… но посмотрите на морды.

Из дневника Олега Газенко

19 июля. Состояние Чайки удовлетворительное. Собака несколько вяла… Проведены контроль состояния животных, электродов и контрольные записи физических функций: Вильна, Чайка, Сильва. Смена повязок.

20 июля. Состояние животных удовлетворительное. Чайка вяла, слегка прихрамывает на правую переднюю лапу. Проведена подгонка одежды. Эта процедура обычно занимала долгие часы: важно было хорошенько подогнать костюмчик по собачьей фигуре, чтобы датчики были зафиксированы.

Цветочек для Чайки и Лисички

24 июля. Подготовка и проведение комплексных испытаний. 20.30 — одета и снаряжена Чайка. 23.00 — закончено одевание и снаряжение Лисички. В КЖ — 24.00.

25 июля. Мытье и туалет Чайки и Лисички. Осмотр мест выхода электродов.

26 июля. Проведен туалет животных: Лисичка с 16 до 20.00. Мытье детским мылом, расчесывание и вычесывание шерсти, туалет мест выходов электродов. В области вживления правого грудного электрода отмечается покраснение и припухлость. Швы оставлены на месте. Наложение повязки с синтомициновой эмульсией.

План на 27 июля (последний день перед стартом):

  • Осмотр подопытных животных, составление акта.
  • Анализ крови.
  • Контрольная проверка датчиков.
  • Снаряжение и оснастка животных.
  • Контрольная регистрация.
  • Укрепление в КЖ.
  • Проведение контрольных записей.

Далее — перечень обязательных проверок на функционирование… цифры… цифры… И вдруг — засушенный цветочек.

Из дневника Олега Газенко

27 июля. Чайка. Начало снаряжения 9.30. Окончание 14.20. Расположение датчиков стандартное. В ходе снаряжения поэтапная регистрация работы датчиков. Перед надеванием АСУ возможность обработки синтомициновой эмульсией. После снаряжения всеми датчиками и одеждой — контрольная запись и фиксация в КЖ.

В 15.00 проведен осмотр собаки Лисичка. Установлен обрыв (излом) электрода ЛР (твердое капроновое покрытие!). Принято решение провести реоперацию вживления электрода под местным обезболиванием по упрощенной схеме. Далее — описание операции. После: состояние животного удовлетворительное.

28 июля. Лисичка. 0.00 — размещена и фиксирована в лотке АСУ. Патрубок АСУ прикреплен к горловине ассенизационного бака. Поведение собаки спокойное. Общее состояние хорошее. Температура тела 38,2. Носовое зеркальце гладкое, холодное, влажное. Слизистые ротовой полости чистые, светло-розовые. Волосы гладкие, блестящие. Кожные покровы в хорошем состоянии. Аускультация грудной клетки отклонений от нормы не обнаруживает. Пищу принимает хорошо. Стул и мочеиспускание без видимых изменений. Собрана моча для биохимического исследования на дезоксицитидин. Взята кровь для общехимического анализа и для биохимического исследования.

Далее дневник замолкает. В этот день, 28 июля 1960 года, на рассвете состоялся запуск первого корабля-спутника. Знаменитостями вообще-то должны были стать Лисичка и Чайка.

Сильва и Вильна (будущие Белка и Стрелка) были экипажем-дублером. Но корабль с Лисичкой и Чайкой взорвался. На старте. На глазах у всех. На глазах у Королева. Лисичка была его самой любимой собакой.

Незадолго до старта ученые видели, как он взял ее на руки, прижал к себе и сказал: «Я так хочу, чтобы ты вернулась».

Мы не знаем, что говорил собачкам Газенко, который готовил их к полету несколько месяцев. Но тот засушенный среди цифр цветочек, скорее всего, появился там после трагического старта.

Через два дня записи в дневнике возобновляются: люди и собаки привязывались друг к другу, но продолжали заниматься делом. Теперь героями дневника становятся Сильва и Вильна. Газенко, видимо, заранее знает, что их переименуют, поэтому пишет их имена в кавычках. До запуска второго корабля-спутника остается три недели.

Сильва и Вильна

30 июля. Осмотр собаки «Сильва». Начало 9.30. Конец 10.30. Собака выглядит бодро, аппетит хороший. Температура 38,1. Пульс 88. Дыхание 24 в/м. Общее состояние удовлетворительное. При попытке измерить температуру собака агрессивна, пытается укусить, скулит… Проверка электродов. Передний правый электрод обломлен. Перевязку перенесла спокойно. Очень раздражительна при неожиданном поглаживании, пуглива, приседает и скалит зубы при хлопании двери, громком разговоре за дверью.

Будущая Стрелка явно нервничает.

Из дневника Олега Газенко. ЭКГ Стрелки

Осмотр собаки «Вильна». Собака выглядит бодро, дала себя осмотреть, пульс 120 в мин. Дыхание 120 в мин. Аппетит хороший. Температура 37,9.

13 ч. 15 м. Обе собаки «Сильва» и «Вильна» установлены в лотке кабины ГКЖ. Крепление собак с внутренней стороны проведено таким образом, что животное может принимать следующие позы: 1) сидеть 2) лежать 3) стоять (причем третье ограничено в основном дугой лотка).

19 ч. Сильва: пульс 96, дыхание 24 в минуту, аппетит хороший. Вильна: пульс 126, дыхание 130. Не ест. Часто скулит.

Теперь нервничает будущая Белка. Интересно, догадывались ли собаки о судьбе своих коллег?

31 июля. 9 ч. Сильва: спокойна, носовое зеркальце влажное, пульс 78 в мин, дыхание 24 в мин. Аппетит хороший. Вильна: выглядит беспокойной, часто скулит, носовое зеркальце сухое, пульс 140 в мин, дыхание около 160.

1 августа. 9 ч. Сильва — перегрызла все провода, пульс 100 в мин, дыхание 36 в мин. Вильна — беспокойство, скулит, дыхание 140 в мин, пульс 120 в мин. 13 ч. — тренировка прекращена. Осмотр собак. Сильва — спокойна, пульс 78 в мин, дыхание 24 в мин. Вильна — возбуждена, пульс 100 в мин, дыхание 48 в мин.

2 августа. 16 ч. Вильна одета в ИСУ и фиксирующую одежду, помещена в ГКЖ… беспокойна, дрожит, часто скулит, пытается вырваться.

3 августа. Вильна находилась в ГКЖ до 18 часов. После окончания испытания состояние удовлетворительное, пульс 140 в м, дыхание 120 в м, выглядит бодрой. Охотно приняла пищу.

4 августа. 20 ч. Вильна спокойна, дремлет, пульс 120 в мин, дыхание 20 в мин. Начало одевания — 20 ч. 30 м., конец — 23 часа. Марсианка — выглядит вялой, пульс 88, дыхание 60 в м (одышка).

Ага! Появились игроки на скамье запасных.

6 августа. 5 ч. Фиксация собак в кабине ГКЖ.

7 августа. В 13 часов прошли комплексные испытания. Недостатки были устранены. В 16 ч. собаки высвобождены из ГКЖ. Состояние собак удовлетворительное.

Белка и Стрелка

Белка и Стрелка

13 августа. Делаются пробные записи (с датчиков). Впервые появляются звездные имена: Белка (бывшая Вильна) и Стрелка (бывшая Капля).

В дневник вклеены результаты общеклинического исследования крови. Бланки человеческие. Датируется 15.8.60. В графе «Фамилия, имя»: Капля и Белочка. До старта остается три дня.

16 августа. Экипировка собак с 10.00. Столбцы показаний Стрелки и Белки… Берутся новые пробы для анализов. К 23.00 после полного снаряжения и укрепления всех датчиков обе собаки сидят в лотке.

17 августа. Ночь животные провели на лотке совершенно спокойно. В 9.00 состояние животных хорошее, они спокойны и, в то же время, живо реагируют на появление людей и различные внешние раздражители. Принято решение животных оставить на лотке КЖ и осуществить предстартовую часть эксперимента согласно программе.

16—16.15. Вильна проявляет видимое беспокойство, временами скулит, лает, попеременно встает и ложится. От пищи и воды животные отказываются.

16.45. Запись всех функций удовлетворительная. Вильна изредка лает.

18.15. Вильна изредка лает.

21.45. Состояние собак возбужденное. Белка часто лает и скулит.

18 августа (накануне старта).

00.15. Собаки находятся в удовлетворительном состоянии. Поели. Ведут себя спокойно.

3.00. Собаки спят.

5.00. Собаки спят.

6.40. Собаки проснулись. Спокойно сидят в лотке. Настроение у них, по-видимому, хорошее.

9.00. Cостояние собак удовлетворительное. Вильна несколько беспокойна, лает.

Далее — постоянный ежечасный контроль пульса и дыхания у Белки и Стрелки.

В 10.15—10.25 у Белки отмечается значительное двигательное беспокойство. Пульс у нее подскакивает до 135 в минуту. Но к 10.35 опускается до 72, и Белка опять ведет себя спокойно.

Наконец, две колонки: за 1 мин до старта и через 1 мин после старта. У Стрелки дыхание увеличивается с 60 до 120 в минуту, пульс с 75 до 170 в мин., у Белки дыхание с 9—12 до 72, пульс с 52 до 180.

Потом данные 2-го витка, 6-го витка… Собаки летят вокруг Земли…

Накануне человека

Итак, корабль с Белкой и Стрелкой стартовал 19 августа 1960 года, совершил 18 витков вокруг Земли, и через сутки кабина с животными благополучно приземлилась. Таким образом, Белка и Стрелка первыми в мире совершили успешный долговременный орбитальный космический полет.

Не хочется об этом, но надо, потому что правда: если запускали экипаж из двух собак и он возвращался обратно невредимым, то одну из собак, как правило, вскрывали. Ученые изучали, как полет в космос воздействует на организм. Для знаменитого на весь мир экипажа Белки и Стрелки было сделано исключение. Обе они состарились и умерли собственной смертью. Кстати, Стрелка два раза приносила щенков, одного из которых — Пушинку — подарили семейству Кеннеди. (Надо же было так насмешливо и чувствительно уколоть конкурентов невесомой Пушинкой!)

На одной из последних страниц дневника нарисован человек. На нем точками обозначены места прикрепления датчиков. Собственно, все ради него. Почему-то рисунок перечеркнут.

Из дневника Олега Газенко

Следующими летели Пчелка и Мушка. Корабль-спутник успешно стартовал 1 декабря 1960 года, сделал 17 витков вокруг Земли, но на заключительном этапе схода с орбиты из-за отказа тормозной двигательной установки траектория спуска стала более пологой. Это грозило приземлением секретного объекта на территорию другой страны. Для подобных случаев на всех кораблях была установлена система автоматического уничтожения. Государственные секреты были спасены, собаки погибли.

Это отодвинуло первый полет человека (он планировался на тот же декабрь 60-го). Королев поставил условие: человек полетит только после двух успешных собачьих полетов. Они состоялись 9-го и 25 марта 1961 года. Сначала Чернушка в компании с манекеном по имени Иван Иваныч, имитирующим человека, сделала один виток вокруг Земли и благополучно приземлилась. Затем то же самое с тем же Иван Иванычем проделала Звездочка. Через 17 дней после Звездочки в космос полетел первый человек.

Чернушка и Звездочка

После человека

После 12 апреля 1961 года в космосе побывали еще только две собаки. 22 февраля 1966 года был запущен беспилотный космический корабль «Космос-110» с Угольком и Ветерком на борту. Полет продолжался 22 дня, ученые исследовали воздействие длительного пребывания в невесомости на организм. 16 марта собаки вернулись живые, но очень слабые, обезвоженные, не держались на ногах. Им даже отдохнуть не дали — тут же повезли на телевидение, — чтобы продемонстрировать очередное достижение советской космонавтики. Что называется, идеологические гонки с ветерком.

Почему перед полетом светломордого Снежка переименовали в Уголька, ведает лишь Госкомиссия. Но вот с Ветерком все ясно. Ну не мог советский первопроходец носить имя Пердунчик. И хотя он уже был утвержден к полету под сокращенной кличкой Пэр, все-таки накануне полета получил новое имя — Ветерок, которое, собственно, все равно отражало природу его первоначального звания.

Ветерок и Уголек

Далее про судьбу Уголька ничего неизвестно, а Ветерку вернули имя и забрали жить в ИМБП. Там Пердунчик обрел заслуженный почет и уважение, но потерял зубы (последствия полета в космос). Научные сотрудники жевали для него еду, а он расхаживал по институтским коридорам и нагло открывал двери в любые кабинеты. К концу жизни Пердунчика опять переименовали — теперь в Директора. Прожив после полета 12 славных лет, Директор так и умер на рабочем месте — в институте.

А Жулька жила дома у самого Олега Газенко. Это была его самая любимая собачка. Во время ее третьего полета отказала ступень ракеты, обеспечивающая окончательный вывод корабля на орбиту, и головная часть с Жулькой и ее напарником Жемчужным упала в зимнюю тайгу в районе Подкаменной Тунгуски. К счастью для Газенко, устройство автоматического уничтожения (нужное из-за секретности работ) не сработало. Через двое суток живых собак нашли в снегу и спасли. Больше Жульку в космос не пускали — Газенко взял ее к себе домой, и она прожила еще почти 14 лет.

Он, безусловно, прав: мы не должны были с ними так поступать. Нам остается одно — благодарность им.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров

Заказать славянские обереги