Что творили папы на престоле Святого Петра

, Религия  •  320


18 июля 1870 г. римский папа Пий IX провозгласил догмат о непогрешимости римских пап. Во всяком случае, очень и очень многие именно так понимают латинское слово Infallibilitas.

Особо впечатлительные приводят, кроме всего прочего, финал изящной формулы Пия IX: «Кто же, — да не допустит того Бог! — дерзнёт против сего нашего определения возражать, да будет анафема».

В целом получается действительно страшновато. Мало того, что римский папа по умолчанию не может согрешить, так ещё и тех, кто в этом сомневается, ожидает отлучение от Церкви.

Реальность, однако, ещё хуже, чем кажется. Дело в том, что папа Пий IX дал своей пастве серьёзную поблажку.

Во-первых, он вовсе не говорил о непогрешимости. Только лишь о «неспособности заблуждаться». Да и то не всегда, а лишь ex cathedra, то есть «с кафедры» — когда папа официально вещает как глава Церкви о принципиально важных вопросах веры. Во всём остальном понтифик, как и прочие: «Не ограждён от совершения грехов и нуждается в покаянии и исповеди».

Во-вторых, паства, несмотря на «анафему», могла, наконец, вздохнуть спокойно. По той простой причине, что на практике представление о полной и настоящей непогрешимости пап бытовало на Западе ещё со Средних веков. И усердно вдалбливалось в головы «добрых католиков». Просто так — на всякий случай.

А случаи бывали разные. На престоле Святого Петра иной раз восседали такие экземпляры, что впору удивиться — как это вообще Римская Церковь не обрушилась под тяжестью их грехов и даже уголовных преступлений.

В условный топ входят самые замечательные личности. Каждого их них называли «самым страшным позором за всю историю Церкви», но жизнь показывала, что этот сомнительный титул может быть оспорен. И небезуспешно.

Папа римский Иоанн XII.

Иоанн XII

Восемь лет его присутствия на престоле Святого Петра замыкают характерный период истории папства, который называется красивым словом: «Порнократия». Буквальный перевод — «Власть шлюх». Действительно, Римом тогда фактически управляли две женщины из знатного рода Теофилактов — Феодора и Марозия. Мать и дочь. Обе имели, как сейчас говорят, «пониженную социальную ответственность». На протяжении 60 лет X столетия они награждали папскими тиарами своих любовников, потом — детей от этих любовников. Кое-что перепало даже внукам.

Иоанн XII был как раз внуком Марозии. Что называется, «из молодых, да ранний». Став римским папой в 18 лет, он, как писали современники: «Запятнал престол святого Петра всевозможными пороками и преступлениями».

Например, чисто церковными: «Не причастившись, служил обедню», «Посвящал в диаконы в неположенное время, притом в конюшне», «Поставлял епископов за деньги и однажды поставил епископом в городе Тудертине десятилетнего мальчика», «Грабил церкви и открыто свирепствовал, не скрывая свои сатанинские дела», «При игре в кости призывал имена Юпитера, Венеры и прочих злых духов». «Не только не посещал утренней и канонической церковной службы, но даже и не ограждался крестным знамением».

Отметился он и на поприще разврата и инцеста: «Жил со Стефанией, наложницей своего отца», «Жил с Анной, своей племянницей», «Святейший дворец обратил в дом разврата и обиталище непотребных шлюх». А также на ниве чистой уголовщины: «Бенедикта, своего крестного отца, ослепил, отчего тот и умер», «Иоанна, кардинала-субдьякона, умертвил, приказав его оскопить», «Причинял пожары и разграбления».

Его низложили, но он боролся за власть, и мог бы победить, если бы не досадная оплошность: «В одну ночь, когда папа оставался за городом в доме одной замужней женщины, дьявол поразил его в виски так сильно, что он умер».

«Дьявол поразил в виски» — так тогда называли апоплексический удар. Иными словами, Иоанн XII умер от инсульта во время занятий любовью — от перенапряжения.

Папа римский Иоанн XXIII.

Иоанн XXIII

Можно ли откровенного уголовника и святотатца, по которому одновременно плачут виселица и костёр, сделать римским папой? Случай Иоанна XXIII показывает, что можно.

Его имя в миру — Бальтазар Косса. Один из самых опасных пиратов Средиземного моря. Два его старших брата были повешены именно за пиратство. Он же был гораздо более везучим — начав карьеру в 13 лет, к 16 годам снискал лавры отчаянного головореза.

Потом — внезапно — поступил в Болонский университет на факультет теологии. Учился отменно, но ещё лучше у него получалось портить девок и грабить горожан. В результате одной из стычек он оказался в тюрьме, откуда его извлекли те же пираты, тупо взяв Болонью штурмом.

Подобные деятели, попав в суровую переделку, обещают Господу оставить «душегубный промысел» и вести потом жизнь исключительно духовную.

Иоанн XXIII, попав в шторм, обещал ровно то же самое. Но следовал не столько духу, сколько букве закона. После спасения он попал в плен к папе Урбану VI. И с тех пор действительно ведёт жизнь духовную. Во всяком случае, духовного лица.

Быстро выслужившись и убрав конкурентов, он сам становится папой римским. Кстати, принимает принципиальное решение об аресте Яна Гуса.

Какого-то чеха-еретика ему, быть может, и простили бы. Но его художества в качестве верховного понтифика переполнили чашу терпения. Ему предъявили 74 пункта обвинения, 20 из которых решили не оглашать — настолько страшны и омерзительны они были. Впрочем, оглашённое тоже впечатляет.

Изнасилование более 300 монахинь. Попытка продажи мощей святого Иоанна за 50 тысяч флоринов. Сожительство с женой своего брата. Растление семьи — матери, её сына и её дочерей. Групповая содомия с участием монахов. Отрицание загробной жизни. Неверие в воскресение мёртвых.

Кому другому за такие штучки было бы мало и костра. Но система своих не сдаёт. Низложенному папе вернули даже сан кардинала, и он спокойно умер в этом звании пять лет спустя после своего низложения. С тех пор само имя Иоанн считалось проклятым — римские папы не его брали более 500 лет.

Папа римский Александр VI.

Александр VI

О том, что Родриго Борджиа, ставший римским папой Александром VI, прослыл отравителем и получил характерное прозвище «аптекарь сатаны», многие знают из сериала «Борджиа», что с большим успехом шёл по нашему телевидению. Но есть ещё один источник просвещения, на который мало обращают внимания. И зря. Полублатная «жалистная» песня «Случай в Ватикане» — как раз об этих делах.

И сказал кардиналу тот Папа:
«Не ходи в Колизей ты гулять!
Я ведь твой незаконный папаша -
Пожалей хоть свою римскую мать!»

Сыном Александра VI от любовницы-римлянки был знаменитый Цезарь Борджиа. На следующий год после интронизации папы его сделали кардиналом.

Но кардинал не послушался Папы
И пошёл в Колизей по грибы...
Там он встретил монашку младую
И забилося сердце в груди.
А кардинал был красив сам собою,
И монашку сгубил кардинал...
Но недолго он с ей наслаждался -
В ней сеструху наутро узнал.

Согласно мнению современников, Александр VI сожительствовал со своей дочерью, Лукрецией Борджиа. Чтобы не возникало слухов, поместил её в монастырь. Это не сильно-то помогло, поскольку теперь слухи возникали уже о том, что с ней сожительствует её брат — тот самый «молодой кардинал» Цезарь Борджиа.

Это очень похоже на правду. Вот как говорит о нравах в семейке Борджиа церемониймейстер римской курии Иоганн Буркард: «Лукреция, папа и гости бросали жареные каштаны, и блудницы подбирали их, бегая совершенно голые, ползали, смеялись и падали. Более ловкие получали от его святейшества в награду шелковые ткани и драгоценности. Наконец, папа подал знак к состязанию, и начался невообразимый разгул. Описать его и вовсе невозможно: гости проделывали с женщинами все, что им заблагорассудится. Лукреция восседала с папой на высокой эстраде, держа в руке приз, предназначенный самому пылкому и неутомимому любовнику».

Константин Кудряшов

Заглавное фото: Дворец правительства Ватикана. © / Михаил Бернгардт / Commons.wikimedia.org

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Рекомендуем почитать

Новости партнеров