Большевики и церковь (по материалам съездов 1917-1924)

, Религия  •  386




При изучении резолюций съездов большевистской партии, меня заинтересовал вопрос антирелигиозной пропаганды. Дело в том, что есть такая часть православных граждан, которые настроены по отношению к большевикам не просто отрицательно, а с каким-то даже остервенением. Дескать, большевики – безбожники, а Ленин – чуть ли не антихрист во плоти.

Меня всегда интересовал вопрос: если большевики такие злодеи, какими их рисуют эти граждане, то как вообще что-то могло уцелеть? Ведь церковь не прекращала своего существования ни при Ленине, ни при Сталине, ни при Хрущеве и т.д.

Это вопрос из той же серии, как вопрос к гражданам, которые убежденно вещают, что большевики ничего не создавали, а только разрушали. Вопрос о том, откуда тогда взялось в огромных количествах современное вооружение, с которым красная армия встретила войска нацистской Германии?

Предлагаю провести небольшой экскурс в историю. Большевики ежегодно проводили съезд партии. Представители коммунистических ячеек съезжались вместе, чтобы обсудить текущее положение, выработать общую стратегию действий. Решения съезда – это решения всей партии, они обязательны к исполнению.

Давайте внимательно изучим материалы съездов большевиков на предмета антирелигиозной пропаганды.

Примечание: для тех, у кого нет времени изучать большие тексты – можете сразу переходить к пункту «Подведем итог».

На протяжении периода 1917-1918 вопрос об антирелигиозной пропаганде вообще не ставится на повестке съездов большевистской партии.

8 съезд партии Большевиков (март 1919)

Красиков
Конечно, необходимо, чтобы церковь как орган угнетения была лишена рабоче-крестьянским государством материальной опоры и всех привилегий, которыми она пользовалась для эксплуатации известной психологии масс. Но эта борьба не должна иметь ничего общего с той борьбой, которая иногда практикуется в смысле вульгарного радикализма, когда центр тяжести переносится на оскорбление самих религиозных верований. Поправку в этом смысле я и считаю нужным внести в комиссию.

Зиновьев
Мы знаем, что в уездах и на местах творятся такие чудеса, по сравнению с которыми самые большие дела наших крупных комиссаров кажутся детской игрушкой...
В некоторых уездах исполкомы запретили колокольный звон. Когда болгары страдали под игом турок, церкви были закрыты, у них создалось настроение ожидания колокольного звона как чего-то крайне близкого и важного для человека, как благовеста о свободе. Те исполкомщики, которые запретили колокольный звон, действуют так, как действовали дикари турецкой реакции. Они этим помогают попам и религии, как никто. Они добьются того, что мужики, которые наполовину были против попов и против колокольного звона, будут ждать колокольного звона как благовеста. Или же случалось, что закроют церкви и откроют кинематографы или как-нибудь иначе наступят на ноги местному населению. Вот где корень зла, вот против чего надо бороться. И смешно думать, что мы с этой некультурностью справимся в течение нескольких недель или месяцев путем десятка великолепных резолюций.

Осинский
Для нас теперь в Советской России, когда мы имеем целый ряд Советских республик, целый ряд побед рабочего класса, § 3 («федеративное объединение государств, организованных по советскому типу») имеет самое конкретное и злободневное значение. Ясное дело, что интересы нации, интересы языка, религии, культуры и т. д. мы ни в коем случае и ни при каких условиях подавлять не будем.

Из резолюции съезда
Партия стремится к полному разрушению связи между эксплуататорскими классами и организацией религиозной пропаганды, а также к фактическому освобождению трудящихся масс от религиозных предрассудков, организуя для этого самую широкую научно-просветительную и антирелигиозную пропаганду. При этом необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма.

Государственная школа должна быть совершенно отделена от какой бы то ни было религии, и всякая попытка контрреволюционной пропаганды под видом религиозной проповеди должна пресекаться.

Но Конституция Советской России признает полную свободу вероисповедания за всеми гражданами, и съезд обращает внимание на совершенную недопустимость каких бы то ни было ограничений этого права и даже тени насилия в вопросах религии. Лица, посягающие на свободу веры и богослужения для граждан всех вероисповеданий, должны быть подвергаемы строгому взысканию.

9 съезд партии Большевиков – ничего существенного по вопросу антирелигиозной пропаганды.

10 съезд партии Большевиков (март 1921)

Красиков.
Товарищи, поправка Московской конференции которую мы предлагаем и которая, конечно, впоследствии будет нами опубликована, касается вопроса очень больного в нашей мелкобуржуазной стране — вопроса религиозного. Вопрос религии, товарищи, в России имеет, как вы знаете, весьма важное значение. Но, тем не менее, этот «религиозный фронт» до сих пор у нас был немножечко в забросе. Всякие наши местные организации вели более или менее разбросанную, более или менее некоординированную агитацию и пропаганду в этом отношении. Определенного решения, определенных органов, которые бы взяли на себя эту весьма важную задачу, у нас, собственно говоря, нет.

Местные органы совершенно забрасывают этот вопрос, и таким образом получается колоссальнейший дефект, товарищи. Между тем, эта мелкобуржуазная стихия, которая сейчас выявляет свое лицо, она, конечно, ищет своей идеологии, своей политики и практики жизни. И где же она ее находит? Крестьянство ищет и находит себе руководство именно в старой или подновленной идеологии: христианско-поповской, баптистской, сектантской и т. д. Я обращаю на это ваше внимание, и вы, работающие на местах, конечно, знаете, что Советская Россия наводняется и затопляется сейчас такой литературой....
...буржуазия, несомненно, учуяла, что в религиозной идеологии, в этой привычной для крестьянина идеологии, она найдет великолепное орудие объединения всех мелкобуржуазных и кулацких элементов.
...
...несмотря на то, что вся наша тактика должна быть очень осторожной в религиозных вопросах, не возбуждая совершенно ненужного религиозного фанатизма, тем не менее, в определенный момент мы должны решительно сказать, что «религия — одно, а политика и экономика — другое», и всюду мы должны эти две плоскости строжайшим образом разделять.
...

Тут вы должны, конечно, выяснить и твердо выработать определенную линию, в какой мере и как вы, соблюдая пункты нашей программы о нестеснении религиозной свободы, должны поставить границы там, где этот флаг религии прикрывает определенные классовые интересы. И в этом направлении, мне кажется, такая работа должна быть поручена определенным учреждениям. В данном случае политпросвет именно и может явиться таким органом, через который мы должны координировать всю эту работу. В связи с этим политпросвету должна быть дана и другая, очень важная, соприкасающаяся с этой, задача, которая до сих пор по многим причинам никем не была выполняема. Это — распространение естественно-научных, естественно-исторических сведений среди
широких масс крестьянства.

Вы, конечно, знаете по опыту, что, как только вы разрушаете известную религиозную идеологию у того или иного человека, принадлежащего к трудящейся массе, у него прежде всего является колоссальный интерес к тому, чтобы получить мировоззрение научное для того, чтобы заменить свою старую религиозную науку новой наукой. И тут-то он останется без удовлетворения. Тут у нас полное отсутствие таких популярных книг, учебников, тех или иных гражданских катехизисов, руководств, пособий и полное отсутствие таких сочинений, которые распространяли и разъясняли бы, например, нашу науку, нашу коммунистическую мораль.

Ведь вопрос о коммунистической морали является колоссально важным. Вы слышали, как один весьма ответственный работник чуть ли нe со слезами на глазах выходил и говорил: «Мы говорим, но не делаем». Вы знаете, он напомнил мне одного сектанта, который мне сказал: «Да, коммунисты очень хорошо говорят, хорошо программы пишут, но не исполняют, и их личная мораль не соответствует их общественной морали». Ведь, в этом, собственно говоря, колоссальная драма и колоссальный дефект во всей нашей работе. Вы сами знаете, что на широчайших митингах, после великолепной вашей речи после того как вы великолепно разбили всех противников, вам из какого-нибудь угла кричат: «А такой-то комиссар ободрал такого-то крестьянина»; «такой-то продовольственный отряд на глазах у крестьян сожрал таких-то кур, зарезал барана»; «[такой-то] напился пьяным, бушевал и наделал много других вещей». «Вот ваши коммунисты!»
Поскольку у нас этот вопрос не освещен, поскольку этот вопрос игнорируется, постольку мы делаем огромнейшую ошибку. Каждый член партии должен быть прежде всего моральным человеком. Это невежество — думать, что коммунисту все позволительно. Тем не менее, такие коммунисты есть, они портят всю работу, и огромные наши плюсы анулируются этими минусами, которыми бьют простого человека в самое больное место. Когда коммунист будет самым этичным, моральным человеком, только тогда его теория будет приниматься всеми трудящимися, и не будут массы нуждаться в своей старой мелкобуржуазной идеологии и морали, которая как-никак известную дисциплину в жизни их им гарантирует, а перейдут в наши ряды и будут с нами составлять одно целое.

Из резолюции съезда
Одной из существенных задач Главполитпросвета является широкая постановка, руководство и содействие в деле антирелигиозной агитации и пропаганды среди широких масс трудящихся. Для этой цели Главполитпросвет должен, между прочим, сделать доступным самым широким массам естественно-исторические знания, путем издания журналов, книг, учебников, постановки систематических циклов лекций и использования для распространения этих знаний всех способов современной техники (фотокино и т. д.).

11 съезд большевиков (март-апрель 1922)

Шкирятов
Приведу пример Дербентской организации. Там одна из комячеек, состоявшая из мусульман, постановила праздновать пятницу. Если подходить к членам этой ячейки с нашим отношением к религии, то их надо было исключить, но это было бы неверно. Такой же осторожный подход в отношении религиозных убеждений практиковался и по отношению к членам партии из крестьян.

12 съезд большевиков (апрель 1923)

Зиновьев
Пара слов насчет антирелигиозной пропаганды. Мы на этом фронте зарвались, и даже очень. Не надо нам в таком большом количестве вести эту «антирелигиозную пропаганду». Я, товарищи, совершенно не понимаю, зачем нам нужно было агитировать, чтобы праздновали на Украине не воскресенье, а понедельник. Подумайте, что скажет на это украинский мужик. И нужна ли была эта агитация? Я решительно не вижу, зачем нам нужно было с пасхой так залезать вперед. Нам нужна серьезная марксистская антирелигиозная пропаганда, нам нужны серьезная школьная подготовка, серьезная работа в деревне и городах, соответствующее воспитание молодежи. Словом, в нашей работе нам нужно быть легче на поворотах и не дразнить крестьянина.
...
Я думаю, в этой области необходима гораздо большая осторожность, потому что нужно помнить о крестьянине, от которого очень и очень много зависит. Мы его воспитаем, но для этого требуются годы. Мы не отказываемся ни на йоту от атеистических взглядов, ни на йоту от Маркса, но мы должны помнить, что к этому вопросу необходимо подходить осторожно.

Из резолюции съезда

Революция расшатала религиозные предрассудки широких трудящихся масс, разоблачив контрреволюционную роль исторически сложившихся церковных организаций на службе капитала и помещичьего землевладения. Однако, пока еще революционный процесс не преобразовал экономику миллионов крестьянских хозяйств, продолжающих существовать в тех же условиях тяжелой зависимости от природы, в каких они находились в течение веков, пока в городах частнокапиталистические производственные отношения продолжают сохраняться и даже развиваться в условиях нэпа и пока наша школа и политико-просветительная работа еще не в состоянии обслужить трудящийся город, и в особенности деревню,— до тех пор расшатанные и подорванные жизнью религиозные предрассудки будут еще долго сохранять под собой почву. «Лишь осуществление планомерности и сознательности во всей общественно-хозяйственной деятельности масс,— гласит Программа партии,— повлечет за собой полное отмирание религиозных предрассудков»...

При этом, как сказано в партийной программе, необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма. Нарочито грубые приемы, часто практикующиеся в центре и на местах, издевательство над предметами веры и культа взамен серьезного анализа и объяснения не ускоряют, а затрудняют освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков. Одной из основных и насущных задач нашей партии в области антирелигиозной пропаганды и агитации является издание соответствующей литературы как научно-популярной, так и, в особенности, литературы, серьезно освещающей историю и происхождение религии. Констатируя значительные успехи в этой области, нужно, однако, подчеркнуть, что большинство выпущенной литературы не может удовлетворить массового читателя. Необходимо издание брошюрок и листовок, доступных для среднего рабочего или крестьянина, которые в понятной для него форме давали бы ответы на вопросы происхождения мира, жизни и сущности человеческих отношений, которые бы разоблачали контрреволюционную роль религии и церкви...

В системе развивающейся массовой пропаганды, которую применяет партия во все более и более широком масштабе, необходимо уделить особое внимание и место антирелигиозной массовой пропаганде в форме живых и понятных лекций, при тщательном подборе лекторов, с привлечением к чтению этих лекций специалистов, естественников, материалистов.

Необходимо по всей линии компросвещения ввести специальные курсы по происхождению, развитию и истории религии, религиозных верований, культов и религиозных церковных организаций, прорабатывая эти курсы в тесной связи с изучением человеческого общества и классовой борьбы эксплуататоров с эксплуатируемыми и с разоблачением многообразных фактических связей капитала с религиозной пропагандой.

Приступая к постановке систематической антирелигиозной пропаганды и агитации, как одного из действительных средств расширения партийного влияния на широкие трудящиеся массы, партия не должна забывать, что вся наша антирелигиозная агитация и пропаганда не сумеют затронуть народной толщи до тех пор, пока не сдвинется окончательно с мертвой точки работа по школьному просвещению трудящихся масс города и деревни в духе научного материалистического естествознания и пока значительное большинство деревенского населения будет оставаться неграмотным.

13 съезд большевиков (май 1924)

Калинин
Надо, чтобы агроном сделался крестьянским жрецом, и нужно агронома с его высот спустить в крестьянскую толщу. Можно ли чистую науку спустить в крестьянскую толщу? Можно. Ведь мы — Коммунистическая партия; у нас есть множество принципов, обоснованных строго научно. В то же время наша агитация делается понятной любому неграмотному рабочему. Я считаю, что и агроном должен своей верхушкой, своими научными достижениями подниматься вверх, а своими корнями опускаться в крестьянскую толщу. Я думаю, здесь должен поработать в практической работе, особенно
по налаживанию крестьянских праздников, тов. Анцелович. Он в Ленинграде великолепные праздники устраивал. Пусть он устроит ряд крестьянских праздников, отучит крестьян от попов, чтобы эти праздники сопровождались музыкой не хуже церковной, пусть облачение, ризы, костюмы всякие придумает не хуже,
чем там. (Смех. Аплодисменты.)
...
Калинин
По пункту 13-му тезисов о борьбе с религиозными предрассудками отозвался знаток этих вопросов тов. Степанов. Его подход, по-моему, — профессорский подход, а не политический. С ним можно согласиться, что этот пункт нужно сделать более ясным, чтобы он не давал возможности его так талмудистски понимать и на основе этого понимания выносить толкования, что он ограничивает пропаганду антирелигиозности исключительно материалистическим объяснением явлений природы и общественной жизни. Разумеется, это толкование неправильно. Предлагаемый способ пропаганды является только противопоставлением административным мерам воздействия, которые я считаю вредными. Ведь резолюция носит тактический характер. Мы не профессора, мы — политическая партия. Но этого мало. Если бы мы были только политической партией, мы могли бы позволить себе многое в религиозном вопросе. Если бы при царизме наш комсомолец вошел в церковь в шапке, это было бы большое революционное демонстративное действие, потому что всякий, находящийся в церкви, знал бы, что он рискует, что из церкви он пойдет в тюрьму, что он самоотверженно преследует политическую цель. Если же сейчас комсомолец с моим видом (смех) войдет в церковь в шапке, то это будет воспринято как озорство. Почему? Потому, что это безнаказанно проходит, а там, где безнаказанность, там озорство. Два человека одинаковой силы дают друг другу пинки — это есть игра; а если большой маленькому дает пинки, то посмотрите, что это: для большого это — игра, а для маленького... (Смех.) То же в религиозном вопросе.

У нас, у партии, власть, в наших руках аппарат принуждения, этого мы не должны забывать, и наши враги пользуются этим. Постольку, поскольку выступает партия, тут нет ограничений, тут должна быть самая жестокая критика и борьба с религиозностью. Ограничений нет, бороться надо. Тезис лишь говорит: уничтожить, как правило, административную советскую борьбу, чтобы сделать власть нейтральной, — и тут же говорится, что мы не являемся нейтралистами, как члены партии, как Коммунистическая партия в целом, хотя мы и не можем не являться нейтралистами, как органы власти. Здесь подход должен быть более тонкий, мы должны это строго различать. Мы вообще преследуем цель внедрить в крестьян неверие, но это неверие должно быть внедряемо другими мерами, другими способами. Поэтому можно первую часть тезиса оставить, не толковать так, как толкует ее Степанов, и вместе с тем надо уничтожить административные распоряжения.

Фактически требуется ли это? Вот, товарищи, циркуляр одного из укомов. Нельзя сказать, чтобы наши укомы уж очень были расположены к религии и очень ее защищали, но если укомом издается сдерживающий циркуляр, то, очевидно, уж только тогда, когда чувствуется в этом политическая необходимость. Вот тут написано, что Комаров 21 октября во время благовеста к богослужению, когда собирался народ, явился в церковь и потребовал от казначея узел с церковным облачением, который передал в драматический кружок для постановки спектакля, что вызвало возмущение среди крестьян, оскорбленных тем, что предметы церковного обихода употребляются на сцене.

Из резолюции съезда
Необходимо решительно ликвидировать какие бы то ни было попытки борьбы с религиозными предрассудками мерами административными, вроде закрытия церквей, мечетей, синагог, молитвенных домов, костелов и т. п. Антирелигиозная пропаганда в деревне должна носить характер исключительно материалистического объяснения явлений природы и общественной жизни, с которыми сталкивается крестьянин. Разъяснение происхождения града, дождя, грозы, засухи, появления вредителей, свойств почвы, действия удобрения и т. п. является наилучшим видом антирелигиозной пропаганды. Центром такой пропаганды нужно сделать школы и избу-читальню под руководством парторганизаций.

Особо внимательно необходимо следить за тем, чтобы не оскорблять религиозного чувства верующего, победа над которым может быть достигнута только очень длительной, на годы и десятки лет рассчитанной работой просвещения. Такое осторожное отношение особенно необходимо в восточных республиках и областях.

...Наконец, в области политических кампаний в истекшем году имела исключительно крупное значение кампания по изъятию церковных ценностей для помощи голодающим. Эта кампания развернулась в политическую борьбу внутри церкви, где вопрос о передаче церковных ценностей для помощи голодающим вызвал раскол и разделение, с одной стороны — на открытых и упорных врагов Советской власти, пытавшихся в ряде случаев организовать противодействие советским органам, и на сторонников поддержки Советской власти и обновления самой церкви. Обновленческое движение в церкви, нашедшее себе наиболее широкий размах в организации так называемой «живой церкви», до сих пор ведет небезуспешную борьбу со старым духовенством. Предстоящий церковный собор должен показать, насколько прочно обновленческие стремления проникли в широкую массу православного духовенства. Борьба внутри церкви вокруг церковных ценностей вскрыла вместе с тем перед широкими массами контрреволюционную природу церкви на многих примерах.

Подведем итог.

1. 1917-1918 большевики на съездах вообще не уделяют внимание антирелигиозной пропаганде.

2. 1919: Красиков и Зиновьев осуждают перегибы на местах в борьбе с религией.
В резолюции съезда сказано, что партия ведет антирелигиозную пропаганду, однако необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма.

Более того, отдельно в резолюции указано: Конституция Советской России признает полную свободу вероисповедания за всеми гражданами, и съезд обращает внимание на совершенную недопустимость каких бы то ни было ограничений этого права и даже тени насилия в вопросах религии. Лица, посягающие на свободу веры и богослужения для граждан всех вероисповеданий, должны быть подвергаемы строгому взысканию.

3. 1920: ничего существенного.

4. 1921: Красиков говорит, что «религиозный фронт у нас немножечко в забросе», и что необходимо пресекать попытки различных антисоветских групп действовать под прикрытием церкви.
несмотря на то, что вся наша тактика должна быть очень осторожной в религиозных вопросах, не возбуждая совершенно ненужного религиозного фанатизма, тем не менее, в определенный момент мы должны решительно сказать, что «религия — одно, а политика и экономика — другое», и всюду мы должны эти две плоскости строжайшим образом разделять.
На этом же съезде Красиков предлагает вопрос антирелигиозной пропаганды возложить на главполитпросвет, и осуществлять путем широкой пропаганды научных знаний. Это предложение принято и зафиксировано в резолюции съезда.
Также Красиков говорит, что большевистская пропаганда будет результативна только в том случае, когда каждый коммунист будет образцом морали:
Когда коммунист будет самым этичным, моральным человеком, только тогда его теория будет приниматься всеми трудящимися, и не будут массы нуждаться в своей старой мелкобуржуазной идеологии и морали

5. 1922: Шкирятов подчеркивает, что необходим осторожный подход к коммунистам-мусульманам из южных республик, также осторожно, как и к религиозным убеждениям членов партии из бывших крестьян.

6. 1923: Зиновьев снова ставит вопрос о перегибах на местах.
В резолюции к съезду сказано:
как сказано в партийной программе, необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма. Нарочито грубые приемы, часто практикующиеся в центре и на местах, издевательство над предметами веры и культа взамен серьезного анализа и объяснения не ускоряют, а затрудняют освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков.
В резолюции к съезду приведен план постановки антирелигиозной пропаганды. Наиболее важные пункты:
- Школьное просвещение.
- Живые лекции от специалистов-естественников, материалистов, пропаганда научных знаний (в противовес предрассудкам).
- Изучение вопроса истории происхождения религии.

7. 1924 год: съезд проводится в мае, Ленина уже нет в живых.
Калинин осуждает административно-властный способ борьбы с религией.

В резолюции съезда подчеркивается:
Необходимо решительно ликвидировать какие бы то ни было попытки борьбы с религиозными предрассудками мерами административными, вроде закрытия церквей, мечетей, синагог, молитвенных домов, костелов и т. п. Антирелигиозная пропаганда в деревне должна носить характер исключительно материалистического объяснения явлений природы и общественной жизни, с которыми сталкивается крестьянин. Разъяснение происхождения града, дождя, грозы, засухи, появления вредителей, свойств почвы, действия удобрения и т. п. является наилучшим видом антирелигиозной пропаганды. Центром такой пропаганды нужно сделать школы и избу-читальню под руководством парторганизаций.
Особо внимательно необходимо следить за тем, чтобы не оскорблять религиозного чувства верующего, победа над которым может быть достигнута только очень длительной, на годы и десятки лет рассчитанной работой просвещения.

С другой стороны, в это же время проводилась кампания по изъятию церковных ценностей для нужд голодающих.. В резолюции указывается, что кампания по изъятию церковных ценностей для помощи голодающим привела к расколу в церкви на противников и сторонников советской власти (сторонники обновления церкви).

* * *

Вывод

В период 1917-1924 при живом Ленине практически на всех съездах, где поднимался этот вопрос, большевики постоянно остужают горячие головы, осуждают перегибы на местах, запрещают коммунистам оскорблять чувства верующих, запрещают использовать административный ресурс, чтобы закрывать церкви. Большевики говорят о том, что с предрассудками нужно бороться путем просвещения, пропаганды научных знаний, и считают, что окончательное освобождение от предрассудков произойдет через десятки лет.

Перегибы на местах были, и наверняка можно найти немало случаев, когда верующих людей обижали. Но отношение к этим перегибам отражено в резолюциях к съездам. Т.е. перегибы не были сознательно выстроенной системой.

Вообще, надо сказать, вопросам антирелигиозной пропаганды в этот период большевики уделяли достаточно скромное внимание. У них других забот хватало. Единственный более или менее серьезный эпизод, рассматриваемый на съездах - это кампания по изъятию церковных ценностей.

Напомню эту историю: в стране свирепствовал голод, а продовольствие зарубежом можно было приобрести только за золото. В истории России бывали прецеденты, когда церковь в тяжелые для страны годы жертвовала накопленные ценности на нужды народа. Советская власть предложила церквям скинуться на нужды голодающих – для закупки продовольствия зарубежом. Часть церквей действительно скинулась, но большая часть приходов предпочли утаить ценности, и ограничились очень скромными пожертвованиями. Тогда советская власть проводит кампанию по изъятию церковных ценностей, соответствующим образом комментируя отказ церквей от пожертвований в прессе.

Можно по-разному интерпретировать этот эпизод, но я напомню, что бывали такие прецеденты в истории. Вспомним Петра Великого, который церковные колокола переплавлял в пушки (а в то время железо стоило очень дорого).

Нельзя преуменьшать значение антирелигиозной пропаганды, местами она была весьма злой. Но и преувеличивать тоже не стоит. Материалы съездов показывают, что большевики не были антирелигиозными фанатиками. Потом - да, всякое бывало, но получается так, что пока Ленин был жив антирелигиозная пропаганда в партии имела строго очерченные рамки.

Есть такая мысль, что, возможно, большевикам вместо конфронтации стоило попробовать выстроить диалог с церковью - хотя бы с той ее частью, который были близки гуманистические идеалы коммунизма. Ведь позже во многих странах не было конфликтов между людьми верующими и коммунистами. Например, в Венесуэле социалисты во главе с Уго Чавесом пришли к власти опираясь на религиозные общины, исповедующие теологию освобождения – это в буквальном смысле верующие коммунисты.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Рекомендуем почитать

Новости партнеров